Home / Главное / Северный Кавказ: воровство и безнадега

Северный Кавказ: воровство и безнадега

Неужели только эти слова и будут ассоциироваться с некогда процветавшими республиками? 

7777777--2

Слишком медленно

Положение дел на Северном Кавказе улучшается слишком медленно — террористическая угроза и коррупция не устранены, заявил 9 сентября президент России Владимир Путин на заседании Совета безопасности.

«Несмотря на очевидные позитивные сдвиги, положение дел на Северном Кавказе улучшается слишком медленно. Террористическая угроза, вызовы безопасности окончательно не устранены», — отметил глава государства.

Он также напомнил, что и темпы, и уровень развития экономики и социальной сферы в Северокавказском федеральном округе по-прежнему существенно отстают от средних по России. Кроме того, там и самая большая в стране безработица. А решение этих проблем, по словам Путина, осложняется дефицитом квалифицированных кадров и высоким уровнем коррупции.

«Мы говорим о том, что у нас в целом в стране это большая проблема, но на Кавказе она выглядит особенно драматично. Так, в первом полугодии текущего года в округе выявлено более 1,6 тысячи преступлений коррупционной направленности. В среднем это почти 10 преступлений в день»,—подчеркнул Путин.

По его словам, только в этом году на Северном Кавказе было разворовано около 6,5 миллиардов рублей бюджетных средств.

«При этом наиболее криминализованными остаются сферы, связанные с госзаказами, кредитами и субсидиями, строительством, жилищно-коммунальным хозяйством и земельными отношениями», — сказал президент. По его словам, требования федерального законодательства региональными структурами зачастую игнорируются.

А министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что расходы на содержание госслужащих в Северо-Кавказском федеральном округе отличаются от средних показателей по России «в разы».

«В среднем по России на 1 тыс. жителей среднесписочная численность госслужащих составляет 1,8 человека. В Ингушетии, например, этот показатель равен 4,6 человека, в Чечне — 3,5 человека, в среднем по СКФО — 2,1 человека», — отметил Силуанов.

Кроме того, министр обратил внимание на большое количество служебных автомобилей в округе. Лидером является Чечня. «При среднем по России количестве легковых автомобилей, которые арендуют госорганы, — 0,06 на одного служащего, в Чечне этот показатель достигает 0,27», — указал Силуанов.

По сути, Путин признался в том, что федеральная власть не в состоянии контролировать ситуацию в северокавказских республиках.

Преступная «вахта»

К сожалению, терроризм на Северном Кавказе, по-прежнему почти что «нормальное» явление. Один из последних случаев — убийство секретаря Совета безопасности Ингушетии Ахмета Котиева. Его застрелили утром 27 августа, когда он со своим водителем-охранником ехал на работу в Магас. В населенном пункте Нижние Ачалуки преступники обстреляли его автомобиль. Водитель погиб на месте, Котиев скончался по дороге в больницу от полученных ран.

По мнению главы Игнушетии Юнус-Бека Евкурова, покушение было связано с профессиональной деятельностью Котиева, — с проводимой им работой по адаптации к мирной жизни участников бандподполья, которые решили отказаться от преступной деятельности и вернуться к мирной жизни.

Правда, на этот раз следователям быстро удалось выйти на след преступников. Через неделю после трагедии представитель Следственного комитета России Владимир Маркин сообщил, что в Грозном задержан подозреваемый по делу об убийстве Ахмета Котиева.

«Главным следственным управлением СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу в рамках уголовного дела о посягательстве на жизнь Секретаря Совета безопасности Республики Ингушетия Ахмета Котиева и сотрудника полиции Руслана Котиева в городе Грозном задержан Артур Долсаев 1986 года рождения», — сообщил Маркин.

По его словам, задержанию Долсаева способствовали успешно проведенные сотрудниками полиции МВД по Чеченской Республике оперативно-розыскные мероприятия.

«По данным следствия, задержанный является приверженцем радикального течения в Исламе «ваххабизма». Установлено, что на протяжении нескольких дней перед убийством Котиева Долсаев, по поручению одного из членов банды, возглавляемой Артуром Гатагажевым, отслеживал маршрут следования Котиева из города Малгобека в город Магас Республики Ингушетия. Утром 27 августа после того, как автомобиль Котиева заехал в село Нижние Ачалуки, Долсаев, находясь в заранее определенном месте, сообщил об этом соучастникам нападения путем отправки сообщения с мобильного телефона», — сказал представитель Следственного комитета.

Не снижается и преступность в северокавказских республиках. Причем, создается такое впечатление, что на свой преступный промысел некоторые жители Северного Кавказа выезжают в центральную Россию, словно на работу вахтовым методом.

В июле этого года четверо уроженцев Дагестана в Москве в дорожном конфликте избили депутата Госдумы Романа Худякова, который в результате попал в больницу с сотрясением мозга. На следующий день они были задержаны в Волгоградской области, и вскоре доставлены в столицу. При досмотре автомобиля полицейские обнаружили и изъяли два травматических пистолета, снаряженных боевыми патронами, которое было отправлено на криминалистическую экспертизу.

По факту нападения на депутата завели уголовное дело. Как выяснили следователи, задержанные оказались причастны и к другим преступлениям, совершенным в Москве.

После этого случая некоторые наблюдатели задались вопросом: а проявили бы полицейские такую завидную оперативность по розыску преступников, если бы пострадавший не был депутатом Госдумы? Да и стали бы вообще заниматься этим делом?

 В чужой монастырь со своим уставом

Хотя дело не только в «вахтовом» методе. И многие осевшие в различных городах страны уроженцы Северного Кавказа ведут себя так, словно они здесь жили всю жизнь, навязывают свои порядки, невзирая на протесты коренного населения и выказывают полное пренебрежение к русской пословице «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Вспомним хотя бы те же «стреляющие» свадьбы в Москве.

А вот очередная бытовая ссора между местным 20-летним Русланом Маржановым и 16-летним чеченским подростком в Пугачеве, которая закончилась убийством бывшего десантника, в итоге вылилась в массовые волнения. Люди вышли на центральную площадь, потом перекрыли федеральную автотрассу«Самара-Волгоград», требуя выселить всех чеченцев. «Если власть не может навести порядок, мы наведем его сами», — заявляли на митингах пугачевцы.

Оказалось, что убийство Маржанова — далеко не первое и в самом Пугачеве, и в Саратовской области. Мать погибшего Людмила Россенкова встрече с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым заявила, что у нее нет претензий к чеченцам как к представителям другой национальности, у нее претензии к власти, которая ничего не делает для решения национальных вопросов. Женщина рассказала, что убийство ее сына — не единственное подобное преступление в городе. «Последние три-четыре года подряд происходят убийства местных молодых людей, — сообщила мать зарезанного парня. — На площади митингующие держали в руках фотографии своих погибших близких. Люди ждут, что, наконец, власть возьмет на себя ответственность и начнет решать проблемы. Люди хотят реальной власти, разговоры про победы и стабильность их не устраивают».

В ответ на требования местных жителей освободить город от чеченцев власти Пугачева начали проверки соблюдения миграционного законодательства.

Такие же меры были приняты и после инцидента на московском Матвеевском рынке, когда оперативники пытались задержать подозреваемого в изнасиловании несовершеннолетней. За своего родственника вступились работавшие на рынке дагестанцы, один из которых кастетом проломил череп полицейскому. После этого начались массовые «зачистки» на московских рынках, в ходе которых было выявлено и задержано более тысячи незаконных мигрантов. По заявлению Федеральной миграционной службы, их депортируют из страны.

 Деньги разворовываются, преступность не снижается

Но чеченцы, дагестанцы и другие жители Северного Кавказа — не иностранцы, прибывшие в Россию на заработки, а такие же граждане РФ, как и все остальное население страны. При чем здесь миграционная политика? Да, среди мигрантов преступность зашкаливает, но это уже другой вопрос, не нужно мешать все в одну кучу. Здесь же нужно говорить о национальной политике России, которой, как выясняется, в стране фактически нет.

Нельзя же национальной политикой считать постоянное закачивание бюджетных денег в северокавказские республики, ожидая в ответ лояльности и сокращения преступности. Деньги, как признал сам президент, разворовываются, преступность не снижается.

Статистика поражает. Рейтинг социально-экономического положения регионов, подготовленный рейтинговым агентством РИА «Рейтинг» в июне этого года, показал, что республики Северного Кавказа практически по всем показателям, кроме продолжительности жизни и рождаемости, находятся на нижних строчках. Так, согласно этим данным, по-прежнему отсутствует интерес у иностранного бизнеса к проектам на Северном Кавказе, где, как говорится в пояснении к проведенному исследованию, обстановка в ряде субъектов остается напряженной и, по мнению самих же чиновников, продолжается криминальный передел собственности.

Еще два показателя, в которых регионы Кавказа отметились с провальными показателями, — это задолженность по налогам и рост госдолга.

«Более чем в два раза государственный долг вырос у семи субъектов РФ. Среди них наиболее существенный рост зафиксирован в республике Ингушетия — более чем в 15 раз, что во многом обусловлено увеличением объема госгарантий (на реализацию инвестпроектов)», — отмечает РИА «Рейтинг».

Худшая в России ситуация по безработице наблюдается в Чеченской республике и республике Ингушетия, где по итогам 2012 года на долю безработных приходилось соответственно 31,3% и 47,4% экономически активного населения. И это при том, что ситуация за последний год по этим показателям там даже несколько улучшилась. «В 2012 году уровень безработицы в Чечне снизился на 5,9 процентных пункта, а в Ингушетии — на 0,5 процентных пункта»,— уточняется в исследовании.

Получается, треть трудоспособного населения Чечни и почти половина Ингушетии сидят без работы. Если учесть, что основная масса безработных приходится на молодежь, которую без опыта не принимают на работу, то очевидно, что является питательной средой для роста преступности.

Что дальше? Ждать очередного народного взрыва в очередном пугачеве, которым может стать любой российский город, как это уже было в Кондопоге в 2006 году, закачивать туда еще больше денег, чтобы местные власти могли еще больше воровать? Или, все-таки заняться Северным Кавказом по-настоящему: создавать рабочие места, контролировать действия тамошних чиновников, проводить политику интернационализма, дружбы народов, как когда-то это делали в Советском Союзе. Да, наверно она была несовершенна, но тем не менее, национальной политикой постоянно занимались, потому что понимали, — без нее будет еще хуже.

Геннадий Шалаев

Рейтинг@Mail.ru