Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 01 2017
Home / Главное / Почему упала очередная «Булава»?

Почему упала очередная «Булава»?

О причинах кризиса в  отечественном морском ракетостроении

4564-4

 

-Товарищ майор, а крокодилы летают?
-Летают, товарищ курсант, но только очень низко.

Армейский анекдот

Свершился очередной неудачный пуск баллистической ракеты морского базирования «Булава». Неудачный пуск был совершен 6 сентября  на полигоне Кура на Камчатке с борта атомной подводной лодки «Александр Невский» во время государственных испытаний по приему на вооружение этого подводного гиганта. Как сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на свой источник в Минобороны, скорее всего, произошли неполадки в системе управления вектором тяги двигателя.

Напомню, что из 18 пусков «Булавы» удачно прошли только 10. Много это или мало? Это на грани закрытия всего проекта, если брать критерии советских времен. Но если учесть, что на доводку это новейшей ракеты истрачено столько денег, что можно было все остальные рода войск перевооружить, то ясно, что «Булаву» за негодностью вряд ли спишут.

Наша справка

Межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования Р30 3М30 «Булава-30» (для использования в международных договорах — РСМ-56, по классификации НАТО — SS-NX-30) — новейшая российская трехступенчатая твердотопливная ракета, предназначенная для размещения на подводных лодках нового поколения проекта 955 (класс «Борей»).

Двигатели первой и второй ступеней «Булавы» твердотопливные, а третьей — на жидком топливе, что обеспечивает необходимую скорость маневрирования на этапе разведения боевых блоков. Старт ракеты наклонный, поэтому АПЛ может производить пуск ракеты под водой и в движении.

Ракета может нести от шести до десяти гиперзвуковых маневрирующих ядерных блоков индивидуального наведения, способных менять траекторию полета по высоте и по курсу. Максимальная дальность полета составляет 8 тысяч километров, стартовая масса — 36,8 тонны, забрасываемый вес (полезная нагрузка) — 1,15 тысячи килограммов, длина в пусковом контейнере — 12,1 метра, длина без головной части — 11,5 метра.

05eb694cd406216e10136a817f7

70cd68d08e7f01be9bd358832ca

 Принятие на вооружение комплекса ракет «Булава» ожидалось еще в прошлом году, но не состоялось. Похоже, что и в текущем году  этого не случится.

Серия якобы успешных пусков, проведенных в 2011 году, пишет военный эксперт полковник Олег Сергеев, дала повод главкому ВМФ заявить о принятии «Булавы» на вооружение «де факто». Однако, и «де юре», и очередной запланированный пуск не состоялись и были перенесены на 2013 год. Почему «якобы»? Да потому  что даже в удачных пусках  «Булава» пролетала всего 5,5 тысяч километров, а не заявленные в ТТХ 8 тысяч. А с такой дальностью атомный ракетоносец до главного потенциального противника – США — не достанет.

Причиной  задержки в приеме на вооружение новой ракеты стала неготовность  программного обеспечения системы управления ракетным оружием (СУРО) атомных ракетоносцев типа «Борей». Вину за срыв планов тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков возложил на «криворуких программистов». Странно, ведь  профессионализм отечественных программистов сомнений никогда не вызывал.

На деле же для того чтобы получить точную математическую модель функционирования корабельных и ракетных систем, необходимо большое количество наземных стендовых испытаний. А Московский институт  теплотехники во главе с Юрием Соломоновым начал работу над «Булавой» вообще не имея наземных испытательных стендов.

В 1998 году Соломонов добился от тогдашнего Президента РФ Бориса Ельцина решения о перепроектировании АПЛ класса «Борей» с ракетной системы «Барк» на «Булаву», пообещав амбициозному царю Борису, создать ракету, превосходящую по всем характеристикам американские аналоги, и которую не смогли бы перехватить самые современные системы ПВО.

Все помнят лихие 90-е годы, когда была уничтожена значительная часть российской оборонке. Вот как описывают тогдашнюю  ситуацию в ракетостроении известные военные эксперты Альберт Дубровин и Сергей Макеев:

«Многие руководители КБ, НИИ и  заводов стали искать различные возможности для выживания в первую очередь за счет разработки и изготовления общепромышленного оборудования и товаров народного потребления. Надо сказать, что организациям и предприятиям это помогло не только выжить, но и сохранить необходимые оборонные мощности. Так, ГРЦ им. В.П.Макеева сохранил уникальную экспериментальную базу, Красноярский машзавод – серийное производство ракет Р-29РМ. На Красмаше сейчас изготавливается ракета «Синева». Так, благодаря мужеству и патриотизму директоров, руководивших предприятиями в то время, был сохранен оборонный научно-технический потенциал, который мог быть утрачен навсегда. Государство отплатило им за это кличкой «красные директора» и практически всех постепенно уволило.

Совсем другим путем решил пойти генеральный конструктор МИТа Юрий Соломонов. Понимая, что правительство России весьма озабочено сокращением бюджетных расходов, он решил эту озабоченность направить в русло своих интересов, а интересы эти распространялись на расширение номенклатуры госзаказа МИТа за счет других разработчиков ракетной техники.

Для реализации этой идеи были задействованы все имевшиеся в распоряжении Юрий Соломонова силы и средства, а главное – обширные личные и родственные связи. Самыми активными соучастниками в реализации этой идеи выступали начальник вооружения Вооруженных сил России Анатолий Ситнов и начальник 4-го ЦНИИ МО Владимир Дворкин. В результате работы этой «творческой» группы в ноябре 1997 года появилось письмо председателю правительства России Виктору Черномырдину за подписями министров Якова Уринсона и Игоря Сергеева. В этом письме они просят, с учетом реалий международной и внутренней обстановки, финансовых и производственных возможностей России, придать МИТу функции ведущей организации при создании перспективных средств СЯС, имея в виду прежде всего определение технического облика таких средств. Визы на письме Черномырдина «Согласен» было достаточно, чтобы машина заработала:

– ликвидирован 27-й НИИ МО РФ, традиционно обеспечивавший научно-техническое сопровождение разработки и отработки стратегических ракетных комплексов морского базирования, а его функции переданы 4-му ЦНИИ МО РФ, никогда ранее этим не занимавшемуся;

– отстранены от участия в разработке стратегических ракетных комплексов для ВМФ и РВСН отраслевые научно-исследовательские институты Роскосмоса (ЦНИИмаш, НИИ тепловых процессов, НИИ технологии машиностроения, ЦНИИ материаловедения);

– ликвидирована группировка РПКСН проекта 941, причем проводилась она по тщательно разработанному плану. Сначала прекратили изготовление ракет Р-39 под видом того, что на смену придет ракета Р-39 УТТХ «Барк», находящаяся в отработке. Затем, под предлогом трех неуспешных пусков с наземного стенда, закрыли и ОКР «Барк». При этом организовали форсированную работу по уничтожению боекомплекта ракет Р-39, а готовую к пуску четвертую ракету «Барк», изготовленную с учетом замечаний по итогам неудачных пусков, было приказано разобрать и утилизировать.

Осталось только осуществить вывод подводных лодок проекта 941 из боевого состава флота, что и было сделано. Таким образом, система «Тайфун» перестала существовать.

 В итоге в России появился монополист в области стратегического ракетостроения – МИТ, не обладающий необходимыми для осуществления этой роли знаниями и опытом, а миллиарды бюджетных рублей потекли на реализацию аферы под названием «Булава».

 После утверждения письма  Якова Уринсона и Игоря Сергеева научно-техническое сопровождение разработки и отработки стратегических ракетных комплексов морского базирования были переданы 4-му ЦНИИ МО РФ, ранее этим не занимавшемуся. Генеральным конструкторам и директору МИТа Юрию Соломонову было предложено разработать универсальную стратегическую ракету для ВМФ и РВСН.

От проектирования новой ракеты были отстранены опытнейшие специалисты из ГРЦ им. Макеева, много десятилетий разрабатывавшие ракеты морского базирования.

Соломоновский МИТ доселе специализировался по сухопутным ракетам,и  очень скоро стало ясно, недооценил сложности конструирования БРПЛ(баллистических ракет подводных лодок).

Эта недооценка была столь велика, что, даже познакомившись с экспериментальной базой ГРЦ им. В.П.Макеева, методиками наземной экспериментальной отработки систем и ракеты в целом, он фактически отказался от использования стендовой базы ГРЦ, создание которой было обосновано тридцатилетним опытом разработки морских баллистических ракет.

«Сейчас некоторые эксперты говорят, что МИТ успешно решил сложную задачу безударного выхода ракеты из шахты подводной лодки и прохождения подводного участка траектории, но немногие знают, что она потому и решена, что была отработана на гидродинамическом стенде ГРЦ им. В.П.Макеева. Да, ракета «Булава» успешно (пока) проходит подводный участок, но кто скажет, что происходит с этой ракетой при старте и движении в водной среде, при воздействии набегающего потока, какие на нее действуют нагрузки и каковы последствия от их воздействия. Вполне возможно, что именно они и приводят к печальным последствиям при дальнейшем полете ракеты. Был отработан способ старта из-под воды (из контейнера), но не была отработана работоспособность систем и агрегатов ракеты при новом способе старта. Кроме того, из программы натурных испытаний

«Булавы» были исключены этапы отработки ракеты с погружаемого стартового комплекса и с наземного стенда».

(А.Дубровин, С.Макеев)

«Волевым решением гендиректора МИТа Юрия Соломонова была в корне изменена существовавшая в СССР трехэтапная схема конструкторских испытаний новой морской ракеты. Первый этап предполагал

глубоководные стендовые испытания, второй — наземные, третий — с подводной лодки. МИТ отказался от первых двух и перешел сразу к летным

испытаниям с подводной лодки, руководствуясь упрощенным представлением о том, что «Булава», по сути дела, есть не что иное, как морской аналог «Тополя». И совершил роковую ошибку», — пишет известный эксперт Дмитрий Мант.

Автор этих строк  много лет работал в системе Минобщемаша, так называлась в советские времена ракетно-космическая отрасль, в качестве инженера и военпреда(испытывал прекрасные ракеты «Базальт»). Так вот – без наземных стендовых испытаний по тщательно выверенной программе даже лучшие образцы ракетной советской техники вряд ли бы полетели. Именно комплексные испытания всех критически важных систем управления летательным аппаратом, будь-то самолет или  ракета любого типа выявляются потенциальные неполадки и находятся новые конструктивные решения.

Всем мало-мальски сведущим экспертам очевидно, что Юрий Соломонов, который продолжает оставаться генконструктором «Булавы» проявил элементарное зазнайство и некомпетентность, проигнорировав многолетний опыт успешных конструкторов морских ракет.

 О коррупционно-авантюрной составляющей соломоновского проекта говорит военный экcперт Виктор Баранец:

— Я беседовал со многими специалистами, которые считают, что изначально идея Соломонова унифицировать наземную ракету «Тополь», переделав ее в морскую, была авантюрной, — говорит Виктор Баранец. — Это во-первых. Во-вторых, здесь была и некая коррупционная составляющая. Ведь из КБ Макеева, которое у нас делало лучшие в мире морские ракеты, под давлением определенных коррупционных сил проект был передан Соломонову. В итоге делать морскую ракету поручили людям, которые были в этом малосведущи. И вот отсюда и начались все наши беды: то руль барахлит, то не так система была заложена… Выдам совсем уж сенсационную тайну. Когда после очередного неудачного пуска специалисты стали разбираться с ракетой, то вдруг обнаружили, что суперклея, которого в России имелось всего-то два килограмма — какой-то супернаноклей, на ракете нет. Сделали химический анализ и выяснилось, что вместо него использован обычный китайский клей, который продается на московских рынках. А где же тот, сверхнадежный? Оказалось, что украли.

 Доводка неудачной «Булавы» тянется уже 15 лет.

 Это  серьезно задержало развитие наших морских стратегических ядерных сил.

В связи с разработкой «Булавы» остались безоружными подлодки проекта 941, поскольку было прекращено производство баллистических ракет Р-39У. Три уникальные лодки можно было временно законсервировать, но их распилили на металлолом на средства, выделенные США.

Разработка «Булавы» завела в тупик развитие отечественных морских стратегических ядерных сил. И теперь мы не имеем ни группировки ракетоносцев проекта 941, ни летающей ракеты «Булава». Без ракетного вооружения оказываются и новые ракетоносцы проекта 955 «Борей». Положение может спасти принятая в 2007 году на вооружение ракета Р-29РМУ-2 («Синева»). Но для нее нет новых носителей, а имеющиеся подлодки скоро прекратят свое существование из-за старости.

Пора уже принять радикальное решение. Или доработать «Синеву под АПЛ проекта 955, хоть это потребует серьезных доработок в корабельных системах. Или провести  более серьезные доводки и испытания «Булавы». В советские времена таких испытаний было, кстати, на порядок больше.

Бессмысленно вооружать суперсовременные  подводные лодки  неисправными ракетами. Для потенциального противника ничего нет лучше, чем сырое и неотработанное оружие в наших руках.

Владимир Прохватилов,

инженер-испытатель систем управления космических аппаратов

 

Рейтинг@Mail.ru