Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 25 07 2017
Home / Общество / Сирота на границе

Сирота на границе

94

Переход Карасук по-прежнему остаётся бельмом на глазу.

Года два назад, прекрасным летним днем, проскочили мы на машине через российско-казахстанскую границу в районе сибирского города Карасук. И почти не заметили — как. Ибо, наставляли меня мои новосибирские коллеги, это раньше тут были очереди и в основном из-за таможенного досмотра: багажник открой, вещи все достань, а тут у тебя что, а вот это кому везете? Часами с двух сторон «шерстили» машины. И очереди в километр выстраивались. Теперь чуть ли не «Милости прошу!» Только погранцы вежливо попросят открыть багажник, чтобы проверить: никто в нем не спрятался? И — до свиданья: можете ехать дальше. Мы теперь с Казахстаном — единое таможенное пространство! Союз даже! И друг друга не досматриваем.

А вот граница осталась — и все формальности, связанные с пересечением ее, тоже. Тут никуда не деться: пока твой паспорт не отксерокопируют, пока твои данные не занесут в компьютер, пока машину не зафиксируют — дальше ни шагу! Хотя не враги впереди ждут — друзья. И все бы ничего, но на обратном пути из Павлодара именно тут мы попали пусть и в небольшую, но все же в «пробку» из машин: штук двадцать стояло. Спросил казахстанского стража порядка: в чем дело? Он рукой махнул в сторону России: у своих спрашивайте, мы нормально работаем.

А на нашей стороне — будочки, теснота, очередь из машин и нервничающих людей. И поделать-то особо ничего нельзя: приходится перемещаться от одной будки к другой с паспортом и какими-то бумажками. Словно тут время замерло и мы все еще в веке прошлом.

Но вот что поразительно: рядом, буквально в нескольких шагах, красуется прекрасно оборудованный терминал! Все чин-чином: разлинованный асфальт, турникеты, помещения для персонала и навесы для транспорта. Спросил нашего офицера-погранца с надеждой: скоро откроется? Сказал откровенно: «Хотите знать мое мнение? Никогда!» А на мой вопрос недоуменный: это почему? — лишь рукой в небо ткнул: «Спросите начальство повыше!»

Спросил через газету, уверенный, что вопрос мой дошел до того самого, «начальства повыше» — и все решилось, к великой радости самих пограничников и тех, кто пересекает границу.

А в прошлом году — везет же! — я снова в Карасуке, снова преодолеваю две границы, перемещаясь от будочки к будочке и недоумевая: как же так, ведь я же писал год назад в газете? Наши пограничники лишь посмеиваются: писать-то писал, а что ответили? 0Ничего не ответили? То-то и оно!

А рядом всё так же безмолвно и безлюдно стоял тот самый — «замороженный» переход-красавец. И получалось, что деньги государственные в его сооружение вбухали, даже, наверно, и сдали приемщикам как положено, по-военному: «Терминал сдал!» — «Терминал принял!». Только вот толку-то нет: стоит уже, получается, не первый год, словно сирота при дороге.

Не знаю, кому как, а мне в первую очередь наших стражей границы жалко: и в жару летнюю, и в лютые сибирские морозы ютятся они в своих будочках-времянках, несут, что называется, государеву службу. И с безнадёгой смотрят в сторону «замороженного» терминала. Туда же взирают и те, кто тут границу пересекает. И тоже, видать, вопросом задаются: для кого и для чего строили? Не экспонат ведь для выставки, работать должен — на всеобщее благо!

Решили мы в редакции «НВ» за ответом обратиться к компетентному человеку — начальнику Пограничного управления ФСБ РФ по Новосибирской области генерал-майору Чмыхайло А.В.

Но лучше бы не обращались! Я такого бездушного ответа на запрос СМИ за последние годы еще не получал.

Судите сами — вот его ответ: «В отношении статьи, опубликованной в газете «Новый вторник» от 13 сентября 2011 года, специальным корреспондентом «НВ» Анатолием Строевым «Кому и что должен журналист», разъясняю: правила установления, открытия, функционирования (эксплуатации), реконструкции и закрытия пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации регламентируются Постановлением правительства РФ от 26 июня 2008 года №482 «Об утверждении Правил установления, открытия, функционирования (эксплуатации), реконструкции и закрытия пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации», раздел IY «Порядок открытия пунктов пропуска». Данные полномочия возложены на Федеральное агентство по обустройству Государственной границы РФ, Сибирское территориальное управление «Росграница».

И все! Ни слова — ни полслова о том, что газета подняла важную проблему, которую безотлагательно надо решать, ни о тех неудобствах, которые испытывают его подчиненные в районе перехода Карасук.

Смысл подобных посланий очевиден: а пошли-ка вы по такому-то адресу! Тем более, что и адрес указан — «Росграница». Но ведь самого генерал-майора должен интересовать вопрос: почему рядом с «замороженным» терминалом российские пограничники несут службу в неподобающих условиях? Или этот тоже — не по адресу?

На сей раз придется обратиться выше — к новому руководителю Пограничной службы ФСБ России генерал-полковнику Владимиру Кулишову. А может, к самому Верховному главнокомандующему, который неустанно печётся о том, чтобы граница была не просто на замке, но еще и соответствующим образом обустроена. «Пограничная инфраструктура в России должна стать современной и по-настоящему удобной для граждан» — это его слова.

А пока… Как сообщает мой коллега из Новосибирска, проезжавший не так давно через Карасук, «на границе в темное время суток пустующий терминал красиво смотрится в свете множества фонарей. А граждане и не граждане России как ездили, так и ездят через те вагончики, которые мы с тобой хорошо знаем».

Анатолий СТРОЕВ

спецкор. «НВ»

 

Рейтинг@Mail.ru