Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 25 03 2017
Home / Политика / Насморк или агония?

Насморк или агония?

6

Монополия «Единой России» неминуемо ведет к загниванию — об этом еще сто лет назад предупреждал… Владимир Ильич Ленин.

Вот уже год, как с нашей партией власти происходит что-то странное. Провал следует за провалом, скандал за скандалом. Один за другим видные функционеры парламентского большинства влипают в некрасивые истории. И не сразу поймешь, что это — мелкие неприятности, случайно собравшиеся в пучок, или идущий с ускорением общий распад. Короче — насморк или агония. А если распад, что ему причиной. Ведь «Единой России» немногим больше десяти лет — возраст даже не юношеский, а детский.

Между тем, на все эти вопросы ясный и вполне вразумительный ответ был дан еще сто лет назад.

В начале прошлого века не самый глупый из российских политиков, Владимир Ильич Ленин, убедительно доказал, что всякая монополия неминуемо ведет к загниванию. Позже, когда сам возглавил государство, а его революционная партия оказалась монопольной, Ильич, не любивший экивоков, прямо сказал, что коммунисты стали бюрократами, и что без критики и самокритики новая власть погибнет, ибо в правящую партию непременно ринутся карьеристы и всякие прочие мерзавцы.

Как и во многом прочем, Ленин оказался прав. Но вождь умер, продолжатели его дела сцепились в борьбе за власть, победил самый беспринципный, грозные пророчества были забыты, и случилось то, что должно было случиться. Партия коррумпировалась и разложилась, всякая критика стала восприниматься вражеской вылазкой, и в августе Девяносто первого трухлявая система рухнула в три дня. Коммунистов с комсомольцами в стране числилось больше тридцати миллионов, но никто не вышел защищать бездарную проворовавшуюся власть. Бесчисленные функционеры были заняты иным: они остервенело растаскивали по собственным норам громадное имущество разжиревшей партии, от огромных заводов до райкомовских настольных ламп. В фундаменте многих чиновничьих состояний лежат именно нахапанные тогда ценности.

Чтобы КПСС пришла в негодность, понадобилось семьдесят лет. «Единой России», наследнице власти, без всяких оснований названной советской, для того же результата хватило десяти. Удивляться нечему — прогресс идет с ускорением.

В партии, созданной Лениным, хватало и борцов, и мечтателей, и бескорыстных идеалистов, и благородных строителей воздушных замков. Карьеристам и прочим мерзавцам приходилось поначалу хотя бы делать вид, что они стремятся к светлому будущему. В партии, после долгого торга созданной администрацией президента, мечтателей не было, воздушными замками никто не грезил. Ее основной костяк составили как раз выходцы из КПСС. Кто пошел в новую правящую монополию из властолюбия, кто из откровенной корысти, кто просто по инерции — не покидать же теплые кабинеты из-за такой мелочи, как смена режима. Ну и, естественно, как и предупреждал некогда создатель Советского государства, карьеристы и всякие прочие мерзавцы скопом рванули ко взяткоемким должностям. Идеологию подобных «государственников» откровенно сформулировал в свое время речистый персонаж Маяковского: «лучше умереть под красным знаменем, чем под забором».

Новые монополисты так быстро захватили все руководящие посты, что принадлежность чиновников к «Единой России» стала как бы сама собой разуметься. Даже все губернаторы, едва заметно разбавленные Никитой Белых, состоят в монопольной корпорации. Понятно, что чиновники из других партий без шума и пыли перебежали в партию власти.

Очень быстро парламентарии от «Единой России» занялись в Думе тем же, чем в Верховном Совете занимались коммунисты: единогласно штамповали все предложения исполнительной власти. Унылый пейзаж разнообразили Зюганов с Жириновским, в перерывах между голосованиями развлекавшие публику на арене. Конфликты не пресекались, потому что не возникали. В анналы парламента вошел постулат лидера «Единой России», простодушного Бориса Грызлова: «Дума не место для дискуссий».

Послушание таланта не требует — и талантливых среди думских единороссов обнаружить не удавалось. Однако если начальству безликость депутатов удобна, то избирателей она быстро начинает раздражать. Ощущение правящей серости привело к тому, что на последних парламентских выборах «Единая Россия» потерпела такое поражение, что пришлось задействовать весь административный ресурс с бесчисленными «вбросами» и «каруселями». Афера была настолько очевидной, что традиционно равнодушный российский избиратель возмутился — «рассерженные горожане» впервые громко и грозно заявили о себе. Впрочем, не столько грозно, сколько громко — обругав на митингах нелегитимную власть, протестующие не знали, что делать дальше, и волна протеста постепенно сошла на нет.

Однако партия власти успела испугаться, и со страху выбрала самую бесперспективную линию поведения: не в силах убедить избирателя, «Единая Россия» стала ему угрожать. Но чтобы лязгать зубами, нужны крепкие зубы. Вяло прошамкав полтора десятка запретительных законов, Дума показала себя не столько страшной, сколько смешной.

Роковой для «Единой России» стала попытка избавить себя от критики. Умного и резкого парламентария Геннадия Гудкова от «Справедливой России», придравшись к какой-то процедурной мелочи, лишили депутатского мандата. Увы, столкнув камень с горы, верхушка партии власти не рассчитала последствий — лавина накрыла ее с головой.

Один за другим под каменный град попали руководящие единороссы. Сразу открылось, что все они далеко не праведники. У Пехтина недвижимость в США. У Исаева гостиница в Германии. У патриота Железняка дочка учится в Европе (почему-то наши думские патриоты стараются хоть кончиком хвоста зацепиться за благополучный Запад). У Яровой, приехавшей с Камчатки, в Москве отыскалась квартира стоимостью в несколько миллионов долларов (откуда у скромной прокурорши такие деньги?).

Чуть не каждую неделю отлавливают «правящих» депутатов бдительные пользователи Интернета. Как остановить этот поток разоблачений? Не зря же написал современный классик «В России все секрет, но ничего не тайна». Продавленные думским большинством глупые законы обернулись против самого большинства.

А законы и вправду глупые.

Почему помощь международных правозащитников российским коллегам считается крамолой? Россия всегда помогала своим союзникам, и сейчас помогает. Ну и что — Уго Чавес был нашим агентом?

Почему дача в Болгарии граничит с государственной изменой? А Жерар Депардье, получивший квартиры в Саранске и Грозном, чей теперь шпион — мордовский или чеченский? Или, учитывая российский паспорт, сразу тройной агент?

Последняя по времени глупость — хамский наезд депутата Исаева на все журналистское сообщество. Похоже, Исаев, сидящий в Думе так долго, что кресло, кажется, приросло к седалищу, утратил даже чувство самосохранения. Автор статьи в МК заподозрил трех депутатш, не раз менявших и убеждения, и партийную принадлежность, в «политической проституции». Исаев, как джентльмен и кавалер, счел это оскорблением женщин и пригрозил автору, газете, и, вообще, журналистам жестокими карами. Но автор статьи писал не о женщинах, а о депутатах. Что предлагает Исаев — разделить Думу на мужское и женское отделение с особыми правилами для каждого? Но это будет уже не Дума, а баня…

Кстати, в партии большинства достаточно умных, образованных людей. Но они стараются не выходить на передний план. Может, стыдно?

Не секрет, что судьба «Единой России» зависит сегодня не от миллионов избирателей (от них всегда можно защититься «каруселями»), а от двух человек — президента и премьера. Захотят ли они и дальше делить позор с партией власти? Вряд ли случайно перед последними президентскими выборами Путин предпочел опираться не на «карусельных» единоросов, а на срочно созданный Общероссийский Народный Фронт…

По сути, Исаева с компанией спасает от немедленной отставки лишь то, что нынче в России нет организованной политической силы, готовой и способной оставить не у дел фракцию парламентского большинства. Для «Единой России» это, конечно, хорошо. Для России — плохо и даже опасно: все равно, что гнать по ухабам без запасного колеса…

Однажды, оказавшись в Париже, я поинтересовался судьбой престарелого политика, о котором давно ничего не слышал. Собеседник усмехнулся:

— Он давно умер, просто ему забыли об этом сказать.

Иногда мне кажется, что нечто подобное происходит с российской партией власти.

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ

Рейтинг@Mail.ru