Home / СПОРТ / Теннис и допинг

Теннис и допинг

Конечно, в этом отношении теннису трудно тягаться с велоспортом или легкой атлетикой, но и в нем хватает скандалов

допинг

В индивидуальных видах спорта больше всего сплетен, подчас самых невероятных, крутится вокруг допинга. Только в 2013 году из-за употребления запрещенных препаратов слетели головы двух не последних теннисистов — Барбары Заглавовой-Стрыцовой и Марина Чилича.

Есть точка зрения, что в теннисе допинга нет вообще. Среди ее приверженцев — тренер Серены Уильямс Патрик Муратоглу. «В теннисе физподготовка — лишь один из 20 параметров, необходимых для успеха, — говорит француз. — Если взять условную 200-ю ракетку мира и накачать допингом, то выносливость, конечно, улучшится, но результат будет прежним». По мнению француза, теннисистам нет смысла принимать запрещенные препараты, поскольку лучше выступать от этого они не станут.

При всем уважении к Муратоглу, его слова легко опровергнуть. Только в последние 15 лет допингом баловались не только относительно неизвестные теннисисты вроде Уэйна Одесника или Кароля Бека, но и победители мэйджоров — Петр Корда, Андре Агасси, Мартина Хингис. Для швейцарки обнаружение в крови следов кокаина обернулось завершением карьеры (кратковременное и непонятное возвращение в этом году не в счет), а вот Агасси позавидовал бы сам Лэнс Армстронг. Напомним, в своих мемуарах Андре признался в употреблении запрещенных препаратов, но умудрился сохранить все титулы, хотя призывы к расправе над спортсменом звучали довольно громко.

Правда, есть другая крайность. Вполне рядовой игрок Кристоф Рохус регулярно позволял себе высказывания о том, что, мол, в теннисе допинг используют практически все, поэтому его нужно легализовать. В январе от бельгийца досталось Робину Седерлингу и Рафаэлю Надалю. Шведу показалось «очень подозрительным» то, что два теннисиста после успешных выступлений надолго покидали ATP-тур. Седерлинг, двукратный финалист «Ролан Гарроса», не играет с 2011 года из-за мононуклеоза, а о борьбе Надаля с собственным коленом известно, пожалуй, всем. Неужели оба спортсмена симулировали свои болезни и на самом деле скрывались от допинг-офицеров? Или, хуже того, те сами посоветовали им на время прекратить выступать, чтобы не попасться? Видимо, об этом знает только Рохус.

Феноменальная игра Надаля в 2013 году, естественно, вызвала новые подозрения у недоброжелателей. Шутка ли — начав сезон лишь в феврале, Рафаэль уже провел 64 матча, из которых выиграл 61. Для сравнения, на счету проводящих сезон с начала Новака Джоковича, Энди Маррея и Роджера Федерера 62, 51 и 47 игр соответственно, и баланс побед и поражений у них хуже. Это, безусловно, дает пищу для размышлений любителям конспирологии — но Рафаэль пока что чист. Его коллега Дмитрий Турсунов, который никогда не лезет за словом в карман, дал отповедь тем, кто не верит в честность испанца: «Людям легче поверить, что Рафа сидит на допинге, чем в то, что он по семь часов пашет как лошадь».

Борьбу тенниса с допингом последовательной и цельной назвать, конечно, нельзя. До сих пор по пробам нет единой статистики, поскольку теннисиста в любое время могут проверить сразу три организации: Международная федерация тенниса (ITF), Всемирное антидопинговое агентство (WADA), а также антидопинговое агентство той страны, в которой игрок находится. Проверки проходят как во время соревнований, что обязательно, так и вне их. Здесь, правда, бывают «проколы» — например, у Винус Уильямс в 2010–11 годах ни разу не взяли пробу во внесоревновательное время, что, конечно, вызвало подозрения у журналистов и болельщиков.

А ведь каждый теннисист должен ежедневно отчитываться о своем местоположении, чтобы пробу у него могли взять в любой момент. Тут, впрочем, тоже случаются курьезы — два года назад допинг-офицер пришел к Серене Уильямс домой ночью, и американка приняла его за грабителя. Помощник спортсменки тут же позвонил в полицию, а сама Уильямс спряталась в специально укрепленной комнате, оборудованной после того, как ее за несколько месяцев до этого действительно пытались ограбить.

Правда, имеет ли смысл игрокам постоянно сообщать местоположение, не очень ясно. Проверки проходят гораздо реже, чем кажется. Комментируя скандал с лишением всех титулов велосипедиста Лэнса Армстронга, Новак Джокович в «Шоу Опры Уинфри» пожаловался, что его на момент записи программы не проверяли уже полгода. Увлекшись обличением Армстронга, Джокович предложил проверять себя на допинг как можно чаще, чтобы еще раз заверить болельщиков в своей непричастности к употреблению запрещенных препаратов.

Вместо того чтобы наладить уже имеющуюся систему, ITF хочет взять пример с федераций велоспорта и легкой атлетики и ввести так называемые биологические паспорта. В этих документах содержится вся информация о пробах спортсмена, но главное их отличие — анализы будут браться не из мочи, а из крови, что гораздо дороже, зато позволяет выявить препарат, который уже выведен из организма, по косвенным признакам. В поддержку биологических паспортов уже высказался, например, Роджер Федерер.

Всю историю борьбы с допингом можно охарактеризовать фразой: «Всякое действие рождает противодействие». Рано или поздно доктора наверняка найдут способ обмануть биологические паспорта. Может быть, ITF стоит обратиться к опыту НХЛ, которая не сотрудничает с WADA и де-факто вообще не борется с допингом? И каждый спортсмен сам решает, употреблять ему запрещенные препараты или нет. Правда, есть маленький нюанс. Когда хоккеист как-то уже подозрительно рано заканчивает карьеру, в том числе с летальным исходом, из-за «передозировки лекарств», вчерашние поклонники начинают забрасывать его комьями грязи с особенным, ни с чем не сравнимым удовольствием.

По материалам: sportbox.ru

Рейтинг@Mail.ru