Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 30 03 2017
Home / СПОРТ / Ш.Карапетян отказался говорить, как во второй раз загорелся факел

Ш.Карапетян отказался говорить, как во второй раз загорелся факел

Напишите: передан огонь — тот самый, который олимпийский

факелоносец

16 сентября 1976 года Шаварш Карапетян с братом Камо и Липаритом Алмасакяном совершали утреннюю пробежку. Случайно они оказались на месте падения троллейбуса в Ереванское озеро. «Я достаю — ты подбираешь!» — скомандовал Шаварш брату. На глубине 10 м при нулевой видимости Шаварш разбил ногами заднее стекло троллейбуса и спас 20 пассажиров из 92. Эксперты считают, что таких людей, как Карапетян, способных физически повторить этот подвиг, вообще на Земле единицы.

11-кратный рекордсмен мира, 17-кратный чемпион мира, 13-кратный чемпион Европы, семикратный чемпион СССР по подводному плаванию, заслуженный мастер спорта СССР — и это всё о нем, Шаварше Карапетяне. Не было в его жизни только Олимпийских игр. После того подвига он долго лежал в больнице с пневмонией, в легких появились спайки, каждый вдох давался ему с трудом. Он так и не смог до конца восстановиться, а потом ему и вовсе пришлось оставить большой спорт.

О Шаварше Карапетяне вновь вспомнили в эти выходные, когда в Москву доставили олимпийский огонь. Он стал одним из факелоносцев. С ним и случился неприятный момент — в руках Карапетяна факел погас.

— Правда, что, когда огонь погас, его снова подожгли зажигалкой Zippo, во всяком случае, такую версию обсуждают в соцсетях?

— Я не имею права об этом говорить. И знаете, не в этом вопрос. Напишите: передан огонь — тот самый, который олимпийский. А в том, что случилось, пускай другие люди, кому положено, разбираются. Могу сказать одно: был сильный ветер, он крутанул, и всё.

— Вам давно сказали, что именно вы будете факелоносцем? Время на подготовку было?

— Меня где-то за месяц предупредили. Я сначала даже возражал — все-таки возраст, нелегко бежать, и времени на подготовку было немного. Но я с большим удовольствием принял в этом участие! Это был мой последний шанс поучаствовать в олимпийской жизни, я даже не надеялся на это! Да и дистанция немаленькая была, сказать, что мне было легко, — тоже неправильно. Да и сам факел, точнее, «перо Жар-птицы», был нелегким. Там, где меня не видно было, пришлось пройти пешком. Но смертельной тяжести не было, физической я имею в виду. Тяжелее было в Кремль подниматься, там подъем очень нелегкий. А потом я минут 10 рядом с Путиным стоял. И шел по дорожке сзади него. Он шутил с волонтерами, но при этом был сосредоточенным, в лице чуть-чуть заметно было напряжение. Хотя мне кажется, он может найти подход к любому. Приятно было, что он не строго-военного стиля, а очень контактный и общительный. Мне это по душе: первый человек такой большой страны — и так тепло и неформально общается со своим народом.

— Шаварш Владимирович, как вы сейчас живете? Раньше, я читала, у вас была своя обувная мастерская…

— У меня и сейчас есть свое производство, мы шьем нестандартную обувь, это свой бизнес, свое дело. Небольшое, но для семьи хватает.

— А семья у вас большая?

— Папе 85, он в Ереване живет, остальная семья в Москве. У нас с женой трое детей — две дочки и младший сын, есть внук, ему уже 10 месяцев.

— А со спортом еще дружите? Ведь и соревнования были в вашу честь по подводному плаванию, и фонд вы организовывали?

— Отошел я от спорта. Правда, не совсем. Теперь я второй тренер у своего сына Тиграна, ему 16, и у него есть цель — выступить на крупных соревнованиях. Так что бываю в бассейне вместе с ним, засекаю время, подбадриваю его. В следующем году он должен попасть в российскую сборную по плаванию, так что нам есть к чему стремиться.

— За тот подвиг в сентябре 1976 года вас так и не наградили, хотя спасли вы 20 человек. Даже в этом году, к вашему 60-летию, вновь поднимался вопрос, что кто еще, как не вы, достоен носить звание Героя.

— Героя Советского Союза мне не дали, хотя Геннадий Бочаров из «Литературной газеты» с этим вопросом дошел в свое время до ЦК КПСС. Но представление должна была сделать Армения, а они промолчали — чтобы не расстраивать народ, да и не было тогда у нас в Союзе таких трагедий, о них тогда не писали.

— Не обидно?

— Сейчас я один из любимчиков народа. А любовь народную на Героя не меняют.

По материалам: «Известия»

Фото: РИА НОВОСТИ

Рейтинг@Mail.ru