Главная / СЛАЙДЕР / Когда бюджетные деньги играют для бизнеса роковую роль

Когда бюджетные деньги играют для бизнеса роковую роль

Государственный грант может сыграть с начинающей компанией злую шутку — отход от первоначального плана грозит обернуться обвинениями в нецелевом расходовании средств и даже судебными исками

«Грант в условиях современной России не такое уж большое благо для предпринимателя. При его получении придется провести огромную бумажную работу и проломить не одну бюрократическую стену», — предупреждает Сергей Руденко, генеральный директор юридической фирмы «Красников и партнеры».

Главная же проблема заключается в том, что, получив бюджетные инвестиции, бизнесмену придется документировать каждое свое действие и составлять десятки отчетов. Если что-то пойдет не по плану, всегда нужно быть готовым к тому, что деньги придется вернуть.

«Нам обещали западный подход»

Исполнительный директор компании «Фарма Био» Юрий Дейгин продолжает дело отца — доктора биологических наук Владислава Дейгина, который занимается разработкой препаратов на основе пептидов с 1980-х годов. За это время команда Дейгина-старшего на базе лаборатории Института биоорганической химии РАН разработала и вывела на рынок три препарата — «Тимоген» для восстановления иммунитета, «Тимодепресин» для лечения лучевой болезни и побочных воздействий химиотерапии и «Стемокин» для стимуляции кроветворения и иммунитета. Проектом заинтересовался канадский инвестор, который вложил в вывод этих препаратов на зарубежные рынки около $10 млн. К концу 2000-х лекарства появились и в России.

Дейгины планировали расширить спектр применения уже созданных препаратов и провести клинические исследования новых. В 2011 году им вроде бы улыбнулась удача: недавно созданный фонд «Сколково» предложил проекту резидентство в кластере биомедицинских технологий и грант на развитие. «Устоять было сложно: нам обещали западный подход и внушительную сумму безвозвратных инвестиций», — вспоминает Юрий Дейгин.

«Сколково» одобрил грант в 675 млн руб., он должен был предоставляться в четыре этапа.

Для участия в грантовой программе Дейгины создали новое юрлицо ООО «Фарма Био», которому передали интеллектуальные права на все разработки. Отношения с грантодателем закреплялись «дорожными картами», сметами, календарным планом разработок — всего пришлось подготовить больше десятка документов. По словам Юрия, процесс был сумбурным — сделка стала одной из первых в практике «Сколково», и о многом договаривались по ходу дела, на словах. Например, в календарный план работы был включен минимальный набор действий. «В исследовательской работе многое невозможно четко распланировать. Поэтому мы решили не рисковать и оговорили реперные точки, — рассказывает предприниматель. — Нас уверяли, что главное — результат и придираться к формулировкам никто никогда не будет».

Он не мог предположить, что вскоре все изменится самым роковым образом.

«Компания отклонилась от плана»

К 2013 году план работ компания выполнила на 85%. Но завершить испытания новых препаратов так и не удалось. Осенью 2013 года в «Сколково» прошли проверки, инициированные Генеральной прокуратурой и Счетной палатой РФ. Проверяющие оценили объем нецелевого использования или хищения бюджетных средств в 125 млрд руб.

Эти события стали переломными в истории фонда, считает Сергей Жуков, несколько лет возглавлявший космический кластер «Сколково». «Первые два года были золотым временем для фонда — был драйв и вера в то, что можно сделать что-то большое и настоящее, — вспоминает он. — Но во время «наката» на «Сколково» туда пришли специалисты экономического и юридического профиля. Они смогли как-то отбиться — фонд продолжил существовать, но эти люди постепенно захватили власть и стали плодить бесконечные внутренние проверки».

У «Фарма Био» с отчетностью проблем не было, и даже после проверок в «Сколково» все шло по плану. В сентябре 2013 года грантовый комитет фонда одобрил выделение последнего транша.

Однако через месяц в компанию пришли не деньги, а аудиторы от «Сколково». Нарушений они не нашли, но фонд так и не перечислил финальные 113 млн руб. Более того, в мае 2014 года «Фарма Био» получила от фонда иск с требованием вернуть 44,9 млн руб.

«В случае с «Фарма Био» мы обнаружили, что компания отклонилась от плана проведения клинических исследований, одобренного инвестиционным комитетом фонда, потратив средства на другие препараты», — прокомментировали РБК этот случай в пресс-службе «Сколково». По мнению фонда, клинические исследования двух из пяти препаратов проекта переставали быть инновационными и перешли в разряд коммерческих.

«Такое решение могли принять только люди, плохо знакомые со спецификой разработки лекарств. Выявление новых показаний, которые могут лечить уже зарегистрированные лекарства, — это сложный и наукоемкий процесс, — не соглашается Юрий Дейгин. — Самый известный пример — препарат, изначально предназначавшийся для лечения стенокардии, оказался куда более эффективным средством от эректильной дисфункции. Сейчас он известен как «Виагра».

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Об исследованиях, не отраженных в календаре, с самого начала знали сотрудники фонда — расходы были включены в цели и смету проекта, команда отчитывалась об их результатах, уверяет предприниматель. Однако в фонде именно календарный план рассматривали как главный документ, определяющий цели проекта.

В «Положении о грантах», составленном в «Сколково» в апреле 2012 года, говорится, что «фонд не вправе требовать возврата суммы ранее предоставленного грантополучателю гранта ни при каких условиях». «Грантовые средства всегда были, есть и будут безвозвратными, но лишь до того момента, пока грантополучатель тратит деньги на заявленные в договоре цели. Решение о выдаче гранта не означает, что с этого момента фонд умывает руки», — заявили РБК в «Сколково». Сотрудники фонда ссылаются на ст. 78 Бюджетного кодекса, где утверждается, что в любом договоре на предоставление государственной субсидии должны быть положения об условии их возврата в случае нецелевого использования.

«По сути дела, новые правила начали действовать задним числом. Людей повально наказывали за то, что раньше вполне укладывалось в правила», — утверждает Сергей Жуков.

Спустя два года после первого иска «Сколково» потребовало от компании вернуть еще 22,8 млн руб. — причиной стали сроки, в которые «Фарма Био» оплатила расходы на исследования третьего этапа.

«Мы не хотели доводить дело до суда и неоднократно пытались договориться с представителями фонда. Но единственное, что нам предложили, — вернуть потраченные деньги, а потом заново пройти экспертизу и грантовый комитет», — говорит Дейгин-младший.

Иск «Сколково» к «Фарма Био» был полностью удовлетворен 6 мая 2016 года, а 12 мая 2017 года отклонена кассационная жалоба.

«Все наши разработки — пять препаратов, среди которых были средства от алкоголизма, стресса и болезни Альцгеймера, — так и не выведены на российский рынок», — резюмирует Дейгин. Сейчас исследования приостановлены — у компании нет на них денег, а инвесторы опасаются вкладываться в актив, ставший проблемным. По словам Юрия, компания будет подавать новые апелляции и продолжит доказывать свою правоту в суде.

«Сколково»: гранты и тяжбы

«Фарма Био» не единственная жертва изменения грантовой политики «Сколково». По расчетам РБК на основе данных картотеки арбитражных дел, сегодня «Сколково» выиграл иски к 11 компаниям на общую сумму более 185 млн руб., еще два дела — в процессе рассмотрения. Самую внушительную сумму взыскали в январе 2017 года с ООО «Органические световые решения» — 53,9 млн руб. Но речь не всегда идет о миллионах. Например, с IT-компании Parallels потребовали 225 тыс. руб., которые та потратила на чай, кофе и фрукты для сотрудников. Parallels согласилась выплатить эти деньги в досудебном порядке. «Наша позиция по этим нарушениям принципиальна: гранты предоставляются фондом за счет субсидий из бюджета, поэтому возврат нецелевым образом потраченного гранта не прихоть фонда, а прямая его обязанность», — комментируют ситуацию в «Сколково».

Представители большинства проектов отказались публично обсуждать тяжбы со «Сколково». «Инвесторы не особенно любят рисковать своей репутацией: «правдорубу» будет сложно привлечь новые инвестиции», — пояснил грантополучатель «Сколково», пожелавший остаться анонимным.

«Творчество администраций на местах»

Проблемы грантополучателей «Сколково» — лишь вершина айсберга. В регионах обвинения в нецелевом расходовании государственных средств стали привычной практикой. Администрации, фонды и центры занятости раздают деньги на создание и развитие бизнеса, а затем требуют их обратно при малейшей оплошности грантополучателя. По словам юристов, суды обычно трактуют нестыковки в грантовых документах в пользу государственных органов.

Впрочем, иногда помогает обращение к бизнес-омбудсменам.

В декабре 2013 года около 70 предпринимателей из Карелии получили гранты на развитие малого бизнеса от 50 тыс. до 300 тыс. руб., а через полтора года грантодатель — администрация Петрозаводска — потребовал возврата средств от 32 предпринимателей из-за нецелевого, как он счел, расходования. Предприниматели обратились к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Республике Карелия Елене Гнетовой. По ее словам, анализ подписанных сторонами документов показал: сотрудники администрации включали в договоры о выдаче грантов пункты, не соответствующие положениям нормативных актов. Так, грантополучателя обязывали в определенный срок увеличить объем производства, количество рабочих мест и размер фонда оплаты труда. «Бюджетный кодекс, который регламентирует порядок выдачи бюджетных субсидий, не содержит таких требований. Это уже творчество администраций на местах, — рассказала РБК Елена Гнетова. — Важно, что предприниматели выполнили основную цель: приобрели оборудование, создали бизнес, рабочие места».

Гнетова направила служебную записку уполномоченному по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борису Титову и в прокуратуру республики. В декабре 2015 года прокуратура Петрозаводска подтвердила, что перечисленные нарушения нельзя считать нецелевым использованием средств, и администрация изменила типовую форму договора о предоставлении субсидий малому бизнесу. До суда так и не дошло, предпринимателям не пришлось возвращать деньги.

В 2016 году дело одной карельской предпринимательницы все же было рассмотрено в суде. Администрация Сегежского городского поселения выделила 321 тыс. руб. Екатерине Герасимовой, владелице ООО «Красс», на открытие хостела. Полученные деньги Герасимова потратила на закупку мебели, как того и требовали условия гранта, и подтвердила свои действия чеками о покупке. Однако в ответ на отправленный отчет она получила требование вернуть все деньги и уведомление о расторжении договора. Администрация объяснила свои действия тем, что здание, в котором располагался хостел, не было переведено в нежилой фонд, а отчет был сдан не вовремя и в неверной форме. «Но в федеральном законодательстве запрета на размещение хостелов в жилых помещениях нет», — говорит Елена Гнетова. В октябре 2016 года Арбитражный суд признал претензии администрации неправомерными и отклонил иск.

​Как получить грант и не оказаться на скамье подсудимых. Советы юристов

1. Определить форму финансирования

Специфическое правовое регулирование грантовой помощи в России отсутствует, поэтому сперва необходимо решить, какие правовые акты будут регулировать отношения компании с грантодателем. Налоговый кодекс РФ определяет грант как безвозмездную помощь, предоставленную для поддержки науки и образования, культуры и искусства, и предполагает строгий контроль за статьями расходования полученных средств. Если же речь идет о прямой государственной субсидии, в дело вступает Бюджетный кодекс. Под грантом иногда понимаются пожертвования, благотворительные взносы или субсидии, выдаваемые в рамках особых государственных программ. Тогда нормативно-правовые акты составляются отдельно для каждого конкретного случая: пожертвование тоже должно быть потрачено по назначению, но расходование средств не так жестко регулируется, как в случае с классическим грантом.

2. Разобраться с налогами

Грант при выдаче не облагается налогом на прибыль, но, чтобы воспользоваться этой привилегией, нужно соблюсти ряд обязательных условий. Так, грант должен быть предоставлен на безвозмездной и безвозвратной основе; использоваться для проведения программ в сфере образования, искусства, культуры, охраны здоровья населения, ох​раны окружающей среды, защите прав и свобод человека или проведения конкретных научных исследований; быть использован строго по целевому назначению.

3. Все документировать

Даже самые доверительные отношения с грантодателем не освобождают грантополучателя от соблюдения формальностей. Каждая договоренность или действие должны быть зафиксированы — в случае возникновения спора телефонные разговоры, переписка в почте или мессенджерах не будут иметь силы. Соответствовать стандартам должны все документы, начиная с запросов, заявок и документации для участия в программе, поэтому каждую новую бумагу стоит передавать на проверку юристу, даже если грант еще не получен. Особое внимание нужно уделить основному договору с грантодателем, обсудив «на берегу» каждый его пункт. Например, в нем должно быть оговорено, какой из документов — бизнес-план, календарный план, перечень целей или финансовая смета — будет основным при оценке результатов освоения гранта. Обычно им признается бизнес-план.

4. Не отклоняться от цели

Нецелевое использование средств чаще всего становится яблоком раздора между бизнесменом и грантодателем. Формулировка предполагает не только достижение основной задачи — создание работающего бизнеса, но и соответствие каждой операции целям, прописанным в документах. Уделить внимание придется не только фактическому использованию средств, но и правильному документальному оформлению процесса. В рамках отчета по использованию гранта предприниматель должен будет предоставить счета, накладные, информацию о произведенных операциях, договоры, на основании которых производились платежи и др.

5. Правильно выбрать контрагентов

Связи с непроверенными подрядчиками тоже могут стать причиной для отзыва гранта — если какой-то из пунктов договора с грантодателем будет нарушен по вине подрядчиков, крайним все равно станет грантополучатель. Поэтому при заключении подрядных договоров нужно убедиться, способен ли партнер реально исполнить контракт — хватает ли у него сотрудников, достаточна ли материальная база и т.п. Фиктивные договоры, которые позволят сэкономить на одном пункте и перекинуть часть средств на другой, — очень плохая идея: эти нехитрые манипуляции, скорее всего, быстро будут обнаружены и станут причиной для возбуждения уголовного дела о мошенничестве.

Подготовили: Антон Жданов (Eterna Law), Сергей Руденко («Красников и партнеры»), Андрей Саунин (адвокат частной практики), Максим Крупышев («Юристы России»).

Валерия Житкова

Источник: «РБК»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru