От Мусина до Шафиковой

Поверженные титаны татарстанского капитализма

27-й год татарстанской государственности, день рождения которой республика отмечала накануне, запомнится событием со знаком минус — крахом Татфондбанка. При этом как будто в рифму с еще недавним экс-банкиром №1 Робертом Мусиным за решетку угодил экс-строитель №1 — Анатолий Ливада, который тоже начинал в 90-е. Впрочем, не они одни такие. «БИЗНЕС Online» подготовил серию мини-эссе о том, как бизнесмены первой волны собирали свои богатства и что стало причиной их краха.

1. Борис Чуб: судьба спецэкспортера

Борис Чуб
До сих пор ходят слухи, что «топливный король» Борис Чуб либо сам инсценировал свою гибель и скрылся, либо ему «помогли» выпасть из лодки

«Топливный король» Борис Чуб во второй половине 1980-х работал в татарском обкоме КПСС, затем — в Госплане ТАССР. С уходом экономики страны в свободное плавание он в первой половине 90-х возглавил АОЗТ «Сувар», созданное постановлением Совета министров Татарстана еще в январе 1991 года. Компания получила статус спецэкспортера и осуществляла поставки за рубеж более 40% нефти, добываемой «Татнефтью». Также Чуб вошел в состав совета директоров СП «Татурос», получившего эксклюзивные права на экспорт местной нефти и нефтепродуктов в Турцию. Именно через «Татурос» в 1992 году республика впервые самостоятельно, без посредничества Москвы, реализовала 1 млн т нефти и получила первые нефтедоллары. Доходы от черного золота в то время курировал первый вице-премьер Равиль Муратов. Считается, что Чуб входил в его ближний круг и пользовался при этом доверием Минтимера Шаймиева. «Ни одного шага мы не делаем без команды правительства. Речь идет не об устном поручении или письме какого-нибудь высокопоставленного чиновника — под каждый контракт выпускается постановление кабмина», — говорил в одном из редких интервью Чуб.

Для республики «Сувар» в 90-е стал одним из главных источников поступления валюты. Так, в 1995 году компания экспортировала 1,8 млн т нефти, 500 тыс. т мазута, оставаясь при этом суперзакрытой организацией. Схемы поставки нефти были непрозрачными, активно использовался бартерный принцип — в качестве оплаты принимались турецкие автобусы, лекарства и т. д. В 1996 году одна из таких темных схем обернулась грандиозным скандалом. «Сувар» отгрузил через «Татурос» очередную партию нефти для швейцарской фирмы Sima Handel, принадлежащей Эртюрку Дегеру. Однако деньги за сырье, более $23 млн, не поступили на счет продавца, вернуть их у турецкого предпринимателя Татарстан не смог, хотя дело дошло до личной встречи Шаймиева с Дегером.

Экспорт нефти
Для республики «Сувар» в 90-е стал одним из главных источников поступления валюты. Так, в 1995 году компания экспортировала 1,8 млн т нефти, 500 тыс. т мазута

В интервью республиканским СМИ турок заявлял, что на него, по сути, попытались переложить «внутренние затраты» СП. По словам Дегера, в 1994–1996 годы в компании появилось много сотрудников с огромными зарплатами. Только в казанском офисе было человек 20. Этот факт СМИ подтверждал и гендиректор «Татуроса» Халюк Карагюз, отмечая, что самая маленькая зарплата составляла $5 тысяч. Дегер утверждал также, что компания «много тратила на представительские расходы: вся Анталья, отпуска — все финансировалось из кассы». В итоге после 11-летней судебной тяжбы турецкий суд отклонил претензии Татарстана.

Равиль Муратов
Доходы от черного золота в то время курировал первый вице-премьер Равиль Муратов. Считается, что Борис Чуб входил в его ближний круг

После 1998 года, когда на фоне известного «путча глав» позиции Муратова серьезно ослабли, АО «Сувар» постепенно стало терять стратегически важные позиции (компания полностью ликвидирована в 2008 году), уступая место другим нефтетрейдерам. Впрочем, это не помешало Чубу создать в 1999 году ООО «Сувар-Казань», которое занялось привлечением инвестиций в строительство крупных коммерческих и жилых объектов в Казани, а также (по старой памяти) поставками нефтепродуктов. Компанией были построены торгово-развлекательные комплексы «Сити-Центр», XL, «Ривьера», Suvar Plaza и несколько крупных жилых комплексов. В 2005 году Чуб уступил пост гендиректора своему компаньону Евгению Королькову, а сам стал президентом компании, которая к тому времени превратилась в один из крупнейших строительных холдингов Татарстана.

Suvar Plaza
Компанией «Сувар-Казань» были построены торгово-развлекательные комплексы «Сити-Центр», XL, «Ривьера», Suvar Plaza и несколько крупных жилых комплексов

В январе 2007 года случился очередной скандал, в котором оказалась замешана компания «Сувар-Казань». В качестве агента «Татнефти» она должна была за доллары продать 6 млн т нефти украинским посредникам «Таиз» и «Технопрогресс» (за которыми стоял известный украинский олигарх Коломойский), а они — поставить нефть на Кременчугский НПЗ. Однако $577 млн за отправленное черное золото ни «Сувар-Казань», ни «Татнефть» не получили. Украинских бизнесменов обвинили в незаконном выводе денег, которые были использованы для «насильственного отъема» акций «Татнефти» в СП «Укртатнафта». Судебные баталии длились более 8 лет, а в конце 2015 года под формальное банкротство даже угодило ООО «Сувар-Казань», предварительно реорганизованное в ООО «Компания „Феникс“». Таким образом, украинские долги предприятия перед «Татнефтью» были списаны, а сами нефтяники получили право требования по долгу в Высоком суде Лондона. Впрочем, в ноябре прошлого года суд отклонил иск «Татнефти» «ввиду отсутствия реальных шансов на успех».

Коломойский
В январе 2007 года компания «Сувар-Казань» оказалась замешана в нефтяном скандале с украинскими посредниками, за которыми стоял украинский олигарх Коломойский (на фото)

Впрочем, расхлебывают заваренную в 2007 году кашу уже без Чуба. 19 мая 2008 года 59-летний бизнесмен отправился порыбачить на Каму и утонул. По официальной версии, предприниматель погиб в результате несчастного случая. Однако обстоятельства, которые сопровождали гибель Чуба, дали повод для многочисленных кривотолков — в частности, он отправился на рыбалку сразу после того, как прибывшая из Москвы бригада следователей провела обыск в компании. Также стражи порядка допросили предпринимателя по делу арестованного за несколько дней до этого Радика Юсупова — лидера ОПС «Севастопольские» по прозвищу Дракон (имевшего, по некоторым данным, отношение к деятельности «Сувар-Казань»). До сих пор ходят слухи, что Чуб либо сам инсценировал свою гибель и скрылся, чтобы не участвовать в следственных действиях, либо ему «помогли» выпасть из лодки.

2. Рашид Ахунов: из литераторов в кооператоры, из кооператоров — в министры

Гариф Ахунов и его сын Рашид
Рашид — сын знаменитого классика татарской прозы Гарифа Ахунова — рулил валютными миллиардами

Жизнь Рашида Ахунова похожа на захватывающий приключенческий роман. Он родился в Казани в творческой семье. Отец — Гариф Ахунов, знаменитый классик татарской прозы, в 1974–1984 годах — председатель союза писателей ТАССР. Мать, Шаида Максудова, также была известным прозаиком. Их сын получил филологическое образование в КГУ и вскоре стал одним из самых талантливых переводчиков татарской прозы. Одно время он работал редактором в Таткнигоиздате и московском издательстве «Современник».

Во времена перестройки труд переводчика оказался невостребованным, и в 1987 году Ахунов стал одним из первых местных кооператоров, начав выращивать шампиньоны в подвале казанского дома. Дела пошли — и вскоре новоявленный обаятельный бизнесмен перебрался в Москву, где у него было много друзей среди богемы и либеральной интеллигенции (многие из которых к тому времени уже заняли серьезные посты в столичном правительстве и Верховном Совете РСФСР). Используя их связи и покровительство, Ахунов вместе с другими молодыми бизнесменами учредил АОЗТ «Международный коммерческий союз» (МКС), который развернул бурную деятельность в области международной торговли. Деньги полились рекой, и в 1994 году на базе Московского банка экономического развития был создан собственный МКС-банк.

Особой популярностью в начале – середине 90-х годов среди влиятельных людей пользовался славящийся высокой кухней клуб МКС. Он стал местом встреч и приема гостей для Шаймиева, председателя Верховного Совета РТ Фарида Мухаметшина, а также их ближайшего окружения. В 1995 году преуспевающего бизнесмена Ахунова пригласили занять пост министра внешних экономических связей Татарстана. Здесь экс-переводчик также развил бурную деятельность и, поговаривают, изрядно всех удивил, сумев организовать визит премьер-министра Франции Алена Жюппе в Казань в феврале 1996 года. Также Ахунов «открыл» для республики Малайзию — это уже потом, в нулевых, Татарстан откроет ее еще раз, но в 90-х татарстанская делегация наверняка летела в далекую страну с замиранием сердца…

Ахунов сумел организовать визит премьер-министра Франции Алена Жюппе в Казань в феврале 1996 года

На фоне этих успехов Ахунов наравне с Муратовым и Чубом вскоре вошел в тройку самых влиятельных лиц Татарстана, контролирующих нефтедоллары. Так, в августе 1996 года правительство республики назначило МКС-банк финансовым партнером по семилетнему кредитно-торговому соглашению с Германией на поставку оборудования суммой 1 млрд немецких марок, под которое было выделено 8,8 млн т нефти. Тогда же Муратов сообщил, что в ближайшее время республика ожидает поступления ежегодно до $1,5 млрд в течение ближайших четырех лет, и потребовал от МКС-банка «переехать» в Казань для получения доли от ожидавшегося золотого дождя. Предполагалось, что за счет иностранных кредитов банк выкупит акции крупнейших предприятий Татарстана, которые контролировались республиканским правительством. Ахунов вынужден был согласиться, и в ноябре 1996 года вышло постановление правительства РТ №929, которое назначило МКС-банк уполномоченным инвестиционным банком кабмина. При этом кредитная организация сменила название на Татпроминвестбанк, ее уставной капитал увеличился за счет вхождения в акционеры банка крупнейших предприятий республики, а доля прежних учредителей упала до 49%.

Однако распиаренный мегапроект закончился большим скандалом и судебным иском. В 2001 году «Роснефть» отсудила у правительства Татарстана почти 350 млн рублей за перечисленную в декабре 1996 года предоплату на поставку нефти. Деньги поступили в министерство внешних экономических связей (МВЭС) РТ, однако нефть федералы так и не получили. В июне 1997 года, на фоне разгоравшегося скандала, МВЭС было ликвидировано. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, причиной стало подписание ведомством 1 июня 1996 года с министерством базовой промышленности Кубы договора «нефть в обмен на сахар», предполагающего поставку 10 млн т углеводородов в обмен на 3 млн т сахара-сырца. Согласно этой версии, Ахунов с Муратовым перешли дорогу Москве, замахнувшись на практически весь лимит поставок нефти, предусмотренный заключенным чуть ранее рамочным межправительственным соглашением. Заметим, что сахар-сырец должен был пойти для реализации еще одной схемы, придуманной талантливым комбинатором. Под эти поставки французская компания «Сюкден» обещала вложить $45 млн в строительство огромного сахарного завода в Азнакаево, который бы завалил сахаром не только Татарстан, но и всю Россию, что якобы не устраивало других отечественных производителей.

Ликвидация его министерства не остановила неутомимого Ахунова. Он пролоббировал подписание указа президента РТ по созданию центра содействия инвестициям, куда вошло немало татарстанских VIP’ов. Бывший министр планировал оставлять себе скромный процент от привлеченных в республику инвестиций, однако планам не суждено было сбыться. Во первых, разразился дефолт 1998 года — курс рубля рухнул, перечеркнув все экономические расчеты. Во-вторых, в Татарстане произошел «бунт глав», в результате которого заметно ослабли позиции Муратова. В результате гениальная, казалось бы, задумка обернулась огромными долгами бюджета РТ перед контрагентами, а также личными долгами Ахунова перед влиятельными лицами (которые дали ему деньги «на вырост»).

Рашид Ахунов на могиле родителей
Рашид Ахунов на могиле родителей в Арске

В 1999 году Ахунов сбежал в Москву, поняв бесперспективность своих попыток полюбовно уладить конфликты с инвесторами. Некоторые из них вполне могли «заказать» Ахунова, и в мае 2000 года он ушел в подполье, полностью оборвав все связи с внешним миром и, как поговаривают, сменив до неузнаваемости свой образ. Как вспоминал его друг Ринат Мухамадиев, накануне исчезновения к Ахунову приезжал Мухаметшин, они с ним о чем-то долго говорили. Об опасности, грозившей Ахунову, косвенно свидетельствует то, что он не смог приехать в Арск на похороны любимого отца, скончавшегося 4 июня 2000 года.

Лишь в марте 2016 года 62-летний Ахунов неожиданно вернулся из забытья в Казань, чтобы сделать операцию на сердце. Однако вмешательство врачей запоздало — Ахунов скоропостижно умер накануне операции.

3. Рустем Исхаков: не оправдал доверия

Рустем Исхаков
Поговаривают, что Рустем Исхаков не побоялся кинуть на деньги несколько известных людей в республике. Было возбуждено уголовное дело, но расследование спустили на тормозах: возможно, влиятельные люди не хотели огласки

После окончания юридического факультета КГУ им. Ульянова-Ленина в 1985 году Рустем Исхаков устроился на работу юрисконсультом в республиканское министерство бытового обслуживания, которое как раз тогда возглавил Евгений Богачев — будущий глава Нацбанка РТ. Уже в 1989 году бойкого 27-летнего юриста назначили управляющим делами татарского обкома КПСС — как раз когда Шаймиев был назначен первым секретарем обкома. Спустя еще два года, когда Шаймиев был избран президентом Татарстана, Исхакова назначили председателем совета директоров АО «Селена». Забытая сегодня, но в то время одна из самых серьезных компаний Татарстана занималась крупными экспортно-импортными операциями и владела универмагами ЦУМ и «Детский мир», Домом модельной обуви, Казанской табачной фабрикой, Булочно-кондитерским комбинатом, АО «Снежный барс 2000», «Татфото», Казанской макаронной фабрикой, авиакомпанией «Аэростан» (именно ее Ил-76, доверху набитый контрафактным оружием, был в 1995 году захвачен талибами).

Дела шли вроде бы на мази, но неожиданно в середине 90-х годов Исхаков сбегает из Татарстана. Поговаривают, что шустрый малый не побоялся кинуть на деньги несколько известных людей в республике и даже переписал на себя некое имущество, которым владела «Селена». Было возбуждено уголовное дело, но расследование спустили на тормозах: возможно, влиятельные люди не хотели огласки.

Кирсан Илюмжинов
Исхаков нашел себе нового покровителя в лице главы Калмыкии Кирсана Илюмжинова

Впрочем, Исхаков тут же нашел себе нового покровителя в виде главы Калмыкии Кирсана Илюмжинова. Как раз в то время тот пролоббировал создание в своем регионе зоны льготного налогообложения, и Исхаков зарегистрировал там несколько предприятий. По информации ряда СМИ, он даже стал деловым партнером и личным другом Илюмжинова. Эти утверждения очень похожи на правду. Во всяком случае, Исхаков вошел в совет директоров учрежденного правительством Калмыкии коммерческого банка «ЮСиБи», а в декабре 2001 года был назначен представителем республики в Совете Федерации. Хотя злые языки поговаривали, что сенатский мандат обошелся Исхакову в $2 миллиона.

Сенаторского иммунитета Исхаков лишился в 2005 году в связи с возбуждением очередного уголовного дела. В итоге бывший юрисконсульт сбежал во Францию, однако в Татарстане еще долго не утихали арбитражные суды, выясняющие принадлежность имущества, которое успел продать Исхаков.

4. Братья Ишкуватовы: финансисты-газетчики

Альфред Ишкуватов
Альфред Ишкуватов в 2004 году был избран депутатом Госсовета РТ третьего созыва (2004–2009 годы), был членом комитета по социальной политике. Сейчас живет в Казани, ведет тихую размеренную жизнь рантье, воспитывает троих своих детей и заботится о двух детях старшего брата

Золотая пора для братьев Ишкуватовых настала в 1992 году, когда началась ваучерная приватизация. Альберту Ишкуватову тогда было 27 лет, Альфреду — всего 21 год, оба — выпускники факультета вычислительной математики и кибернетики бывшего КГУ им. Ульянова-Ленина. Старший сначала занимался куплей-продажей бытовой техники, но братья мгновенно оценили возможности, которые открывает скупка за сущие копейки появившихся приватизационных ваучеров. Впрочем, первым делом Ишкуватовы сделали нетривиальный ход — они учредили газету «Крис». Сначала там печаталась реклама (главным образом скупавшей ваучеры инвесткомпании братьев и бытовой техники), а для поддержания интереса читателей — ТV-программа. Газета распространялась бесплатно, что по тем временам было новаторством. Но, чтобы не затеряться среди прочих рекламным «листков», вскоре издание стало публиковать критические и оппозиционные по отношению к президенту Шаймиеву и мэру Казани Камилю Исхакову статьи. Оппозиционность + свое СМИ + оголтелая реклама — вот и получился термоядерный коктейль для раскрутки бизнеса по скупке ваучеров и торговле бытовой техникой. Тираж газеты составлял около 40–45 тыс. экземпляров, а основной бизнес рос как на дрожжах. Чтобы не размениваться на скупку ваучеров, братья в 1993 году зарегистрировали Чековый инвестиционный научно-технический и промышленный фонд (ЧИНТПФ) «Регион». В следующие пару лет Ишкуватовы завладели контрольным пакетом «Региона», скупив его акции у других акционеров фонда.

Всероссийская слава пришла к братьям Ишкуватовым в 1995 году. 16 октября в здание по улице Тукаевской, 34, принадлежавшее объединению «Учпрофстрой», где также расположены многочисленные коммерческие организации (в том числе инвесткомпания «Крис» и редакция одноименной газеты), ворвались мальчики-шакирды (учащиеся медресе), возглавляемые Габдуллой Галилиулиным (Габдуллой хазратом). Они требовали освободить здание на основании того, что оно передано в ведение духовного управления мусульман. В течение трех дней было заблокировано транспортное движение по Тукаевской, здесь шли митинги и прямо на улице совершался 5-часовой намаз. По городу циркулировали слухи, что вот-вот для защиты мальчиков-шакирдов прибудет подмога в виде боевиков из Чечни. В итоге здание передали захватчикам, а братья Ишкуватовы получили массу бесплатной рекламы в качестве завзятых оппозиционеров. Ведь местные СМИ, разумеется, широко освещали событие, а некоторые заявляли, что «конфликт был инспирирован правительством во время предвыборной кампании».

Главный офис «Региона» для финансовых операций тогда находился в так называемых «Музуровских номерах»
Главный офис «Региона» для финансовых операций находился в так называемых «Музуровских номерах» (снесены в 2004 году вместе со знаменитым зданием «Татпотребсоюза»)

Все было бы хорошо, но в 1997 году Ишкуватовы занялись незаконной банковской деятельностью. Главный офис «Региона» для финансовых операций тогда находился в так называемых «Музуровских номерах», в каменном трехэтажном историческом комплексе (снесен в 2004 году вместе со знаменитым зданием «Татпотребсоюза», вместо него построен ТЦ «Кольцо» братьев Хайруллиных). Именно здесь Ишкуватовы привлекали деньги от «физиков» на условиях срочности и возвратности, маскируя ее притворными сделками купли-продажи облигаций государственного сберегательного займа. А в итоге — неисполнение обязательств по 902 договорам с 400 гражданами суммарно на 4,25 млрд неденоминированных рублей.

Что характерно, возбужденное в отношении Альберта Ишкуватова дело было одним из первых уголовных дел о незаконной банковской деятельности в РФ. В ходе расследования был наложен арест на личное имущество подозреваемого на сумму свыше 10 млрд неденоминированных рублей. Сам Альберт, следуя местной традиции, уехал в Москву, избежав посадки. К концу нулевых он вернулся в Татарстан, пытался заняться фермерством в Высокогорском районе и даже оформил патент «Способ разведения червей». Но 21 августа 2015 года Альберт Ишкуватов скончался в возрасте 50 лет.

Младший брат Альфред в 2004 году был избран депутатом Госсовета РТ третьего созыва (2004–2009 годы) от Гвардейского одномандатного избирательного округа №15. На выборах у него были серьезные соперники — гендиректор ООО «Мета» Александр Сапоговский и председатель совета директоров ОАО «КЗГА-Веста» Александр Обозов. Однако неожиданно для многих Ишкуватов одержал убедительную победу, после чего в Госсовете стал членом комитета по социальной политике. Сейчас Альфред живет в Казани, ведет тихую размеренную жизнь рантье, воспитывает троих своих детей и заботится о двух детях старшего брата.

5. Роберт Мусин: из ревизоров в банкиры

Роберт Мусин
В конце 2016 года черная финансовая дыра всосала в себя все, что нажил за 25 лет Роберт Мусин, и с грохотом захлопнулась, вызвав социально-экономическое потрясение республиканского масштаба

Теперь уже экс-банкир окончил КФЭИ в 1985 году по специальности «экономист» и сразу же был принят на работу в министерство финансов ТАССР на должность ревизора-инспектора. Через два года Роберт Мусин перешел в татарское республиканское ПО «Татпошивобувьбыт» на должность начальника планово-экономического отдела и в 1989 году дорос до заместителя гендиректора по экономике. В 1992 году на короткое время возглавил фирму «Лоик». За давностью лет трудно найти информацию о том, чем она занималась, но уже в 1993 году, когда в Татарстане началась массовая приватизация госсобственности и жители республики получили индивидуальные приватизационные чеки, Мусин стал управляющим чековым инвестиционным фондом «Доверие». Это был один из нескольких «привилегированных» фондов, имевших «особые» отношения с Госкомимуществом во главе с Фаритом Газизуллиным, которые получили акции наиболее интересных приватизируемых предприятий в кредит под будущие индивидуальные приватизационные чеки. В результате вместе с фондом «Образование» (Алексей Семин) и «Золотой Колос» (Ринат Губайдуллин) была создана система по выводу денег от продажи приватизационных чеков, которые скупали «красные директора», желающие стать владельцами своих предприятий.

В двух словах схема действовала так: управляющие компании чековых фондов продавали и покупали друг у друга акции компаний, указывая баснословную прибыль и, соответственно, стоимость активов. А 10% последней, согласно закону, управляющие фондом могли оставлять у себя в качестве оплаты услуг, причем полностью освобожденной от уплаты налога на прибыль — согласно распоряжению правительства РТ. Никто не контролировал реальную стоимость активов, и в руках управляющих сосредотачивались огромные живые деньги. Наиболее «вкусные» активы приватизировались через подставных лиц, пополняя персональную копилку удачливых управленцев. При этом рядовым гражданам, которые обменяли свои ваучеры на акции ЧИФ, в лучшем случае платились сущие копейки в виде дивидендов.

С 1993 по 1996 год, параллельно с управлением ЧИФ «Доверие», Мусин входил в руководство национального инвестиционного фонда РТ. В 1994 году по его предложению начала приобретать законченные формы структура капитала, сформированного на базе приватизации. Была создана компания «ТатИнК» как управляющая компания национального инвестиционного специализированного фонда приватизации РТ. Мусин стал первым президентом «ТатИнк» (позже его сменил ближайший соратник Ильдус Мингазетдинов, а в 1997 году у руля компании встал Владимир Смирнов). Кроме того, в 1994 году на базе ЧИФ «Образование», «Доверие» и «Золотой колос» был создан Татфондбанк (ТФБ), который Мусин и возглавил в 1996 году.

Вклад Мусина в успешное завершение операции «Приватизация» был по достоинству оценен. В 1995 году он был избран депутатом первого созыва Госсовета РТ, а с 1997 по 1998 год работал в должности первого заместителя министра финансов РТ (минфин тогда возглавлял Рустам Минниханов) и одновременно на несколько месяцев, с марта по июль 1998 года, возглавил «АК БАРС» Банк (АББ), сменив Губайдуллина. Вскоре Минниханов стал премьер-министром РТ, и Мусин занял освободившееся кресло министра финансов.

...
Мусин на долгие 11 лет стал куратором главного банка Татарстана «АК БАРС», получив должность председателя совета директоров

Следующий этап карьеры Мусина начался в 2002 году, когда он на долгие 11 лет стал куратором главного банка Татарстана — «АК БАРС», получив должность председателя совета директоров. Параллельно он продолжил создавать собственную финансово-промышленную группу на базе Татфондбанка и ИнтехБанка, а также активов, доставшихся в результате приватизации.

Пик роста империи Мусина, поддерживаемого допингом дешевых кредитов, пришелся на 2007 год. К этому времени в принадлежащую ему розничную сеть DOMO входило 134 магазина более чем в 20 регионах России. Ему также принадлежали обувная фабрика «Спартак», более 120 тыс. га земельных наделов, доставшихся в наследство от ЧИФ, а затем холдинга «Золотой колос», а также много других активов.

Но во всем этом уже ощущался внутренний надлом. В конце 2000-х годов между старыми партнерами Мусиным и Губайдуллиным неожиданно вспыхнула настоящая война, в основе которой лежали разные взгляды на бизнес. Для Губайдуллина центром империи был «Золотой колос», а к Мусину пришло понимание, что без конца просаживать деньги в убыточных аграрных проектах — верный путь к краху. Впрочем, это только поверхностный уровень, могли быть и личные мотивы. В результате сила оказалась на стороне Мусина — Губайдуллин лишился почти всех активов и был объявлен банкротом.

Эпоха дешевых денег завершилась с первыми ударами мирового кризиса 2008 года. Неэффективное управление и непродуманные инвестиции привели к тому, что кредитная нагрузка на активы Мусина начала выходить из разумных пределов. При этом попытка объединить в своих руках ресурсы «АК БАРС» Банка и ТФБ не увенчались успехом — в 2010 году концепция слияния двух ведущих банков республики не была поддержана новым президентом Миннихановым. Впрочем, как говорят, Мусин особо и не лоббировал эту идею после того, как Шафагат Тахаутдинов убедил Шаймиева отказаться от слияния «АК БАРСа» и «Зенита». Утешительным призом для банка тогда стала передача на довольствие «Татнефти» хоккейного клуба «Ак Барс».

...
Параллельно Мусин создавал собственную финансово-промышленную группу на базе Татфондбанка и ИнтехБанка, а также активов, доставшихся в результате приватизации

Осенью 2010 года начался процесс постепенного выдавливания Мусина из АББ, который завершился летом 2013 года. При этом банкира впоследствии заставили подчистить за собой — забрать в ТФБ сомнительные кредитные портфели принадлежащих ему компаний. Тогда же Мусин фактически лишился контроля над земельными активами «Золотого колоса», которые были сосредоточены в земельной корпорации «Лидер» — они перешли под контроль холдинга «АК БАРС».

После этого крушение империи Мусина стало, по сути, лишь делом времени. Попытки жонглирования отчетностью ТФБ и пролонгации плохих кредитов привели лишь к лавинообразному росту финансовой дыры, которую не закрыли даже миллиарды рублей ЦБ РФ, полученные на санацию «БТА-Казань» и банка «Советский». Не помогли и запоздалые попытки властей республики спасти положение через наращивание капитала ТФБ за счет земельных активов. В конце 2016 года черная финансовая дыра всосала в себя все, что нажил за 25 лет Мусин, и с грохотом захлопнулась, вызвав социально-экономическое потрясение республиканского масштаба. Сам же экс-банкир стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере. История развивается на наших глазах.

6. Ринат Губайдуллин: собиратель земель

Ринат Губайдуллин
До недавнего времени Ринат Губайдуллин занимал в агрохолдинге «Агросила» должность замгендиректора — директора по производству. Однако внезапно уволился по собственному желанию

Биография Рината Губайдуллина в 90-х годах почти дословно повторяла судьбу его партнера, обратившегося врагом. В 1986 году он окончил КФЭИ и начал работу в государственном агропромышленном комитете кабинета министров ТАССР, где прошел путь от старшего ревизора-инспектора до начальника сектора. В 1993 году был назначен управляющим чекового фонда «Золотой колос», созданного специально для работы с сельским населением. Любопытно, что бухгалтером у него был Ринат Ханбиков (ныне генеральный директор ЗАО «Газпром межрегионгаз Казань», председатель совета директоров ОАО «Аммоний»). Как рассказывают знающие люди, в 1993 году у Губайдуллина с Ханбиковым были один стол и один стул на двоих, зато офис фонда располагался в Казанском кремле. В результате приватизации созданный на базе ЧИФ агрохолдинг «Золотой колос» стал владельцем огромных сельскохозяйственных площадей. Как уже говорилось, Губайдуллин работал в тесной связке с Мусиным: тот стал соучредителем агрохолдинга, а Губайдуллин — одним из отцов-основателей Татфондбанка.

Как и в случае с Мусиным, личный вклад Губайдуллина в операцию «Приватизация» был высоко оценен — в 1996-м он возглавил стратегически важный госкомитет РТ по приватизации госимущества. Правда, через несколько месяцев комитет был ликвидирован, но Губайдуллин получил не менее важную должность первого заместителя Минниханова, возглавлявшего минфин (и снова очевидная параллель с Мусиным, дороги компаньонов до поры до времени шли по одному маршруту). А летом 1997 года, когда Минниханов стал премьер-министром, Губайдуллин был утвержден в качестве вице-премьера РТ — министра экономики и промышленности РТ.

Однако что-то не срослось, уже весной 1999 года Губайдуллина освободили от занимаемой должности, и он сосредоточился на руководстве Татфондбанком. В кресле председателя совета директоров ТФБ он усидел до 2003 года, после чего был избран депутатом Госдумы от Татарстана. Тогда же завершился раздел сфер влияния Губайдуллина и Мусина — первому достались обширные сельхозактивы (земли, элеваторы и предприятия), второму — банковская группа ТФБ. Чем закончилось мирное сосуществование новоявленных татарстанских олигархов, мы уже писали выше.

После этого Губайдуллину удалось заручиться поддержкой другого татарстанского олигарха — Ильшата Фардиева, который последовательно создает собственную аграрную империю на базе «Агросилы». До недавнего времени экс-напарник Мусина занимал в этом холдинге должность заместителя гендиректора — директора по производству, партнерство двух зубров местной экономики казалось безоблачным. Однако в начале августа Губайдуллин внезапно уволился по собственному желанию — как говорят, не нашел общего языка с правой рукой Фардиева Светланой Барсуковой.

7. Закия Шафикова: как заработать «на телефоне»

Закия Шафикова
«Элемтэ» Закии Шафиковой было признано банкротом, а имущество распродано. Однако это не сломило бизнесвумен, которая доказала, что не зря несколько раз на татарстанском и федеральном уровне ее признавали лучшей представительницей деловых женщин

Закия Шафикова начала предпринимательскую деятельность относительно поздно — в 1995 году. До этого она более 15 лет работала адвокатом, в том числе представляла интересы Казанской ГТС, которую возглавлял Ринат Залялов. По всей видимости, он оценил профессиональные качества Шафиковой как юриста и в 1993 году, после своего назначения министром связи РТ, взял ее с собой в качестве главного юрисконсульта. Именно она разрабатывала первые положения о министерстве, а также договор о разграничении предметов ведения с федеральным ведомством.

В 1995 году Залялов послал Шафикову в соседние регионы изучить опыт реализации президентской программы «Народный телефон», которая предусматривала привлечение инвестиций в отрасль за счет облигационного телефонного займа. Взамен гражданам предлагалось без очереди устанавливать телефон в квартире — большой дефицит по тем временам. После возвращения Шафиковой министр предложил ей взять на себя реализацию проекта в Татарстане. Для этого в мае 1995 года было создано АОЗТ «Инвестиционная компания „Элемтэ“», которую и возглавила Шафикова. Всего за пять лет с помощью облигационных займов удалось привлечь 300 млн рублей и установить телефоны в 90 тыс. квартир.

В 1997 году, когда спрос на квартирные телефоны начал спадать, Шафикова активно стала развивать брокерское направление. В январе 1998 года ИК «Элемтэ» была выбрана финансовым советником министерства связи РТ по вопросам приватизации, акционирования предприятий и привлечения инвестиций, в том числе был подготовлен план приватизации крупнейшего оператора связи республики — ГУП УЭС «Таттелеком». В том же году «Элемтэ» обеспечила вывод акций ОАО «Казанская ГТС» на международный фондовый рынок, а в 2000-м успешно разместила корпоративные облигации той же ГТС и «Таттелекома». Одновременно Шафикова развивала собственный фондовый центр в Казани, услугами которого пользовались сотни частных инвесторов. Стремительный рост ценных бумаг на российском фондовом рынке вкупе с кипучей энергией Шафиковой сделали «Элемтэ» инвесткомпанией, заметной и на федеральном уровне, — обороты фирмы превысили $1,5 миллиарда.

Ринат Залялов
Трудные времена для Шафиковой настали после того, как в 2005 году Ринат Залялов покинул минсвязи РТ

Трудные времена для Шафиковой настали после того, как в 2005 году Залялов покинул минсвязи. И надо сказать, что первые сигналы прозвучали еще до этого. После проведенной в 2004 году проверки вскрылась грандиозная афера, которую с 1999 года проворачивала руководитель бавлинского фондового центра ИК «Элемтэ» Мунавар Самадова. Пользуясь своим положением, она создала финансовую пирамиду и под видом вложения в акции нефтедобывающих предприятий Татарстана и Башкортостана похищала средства граждан и юридических лиц. Желающих вручить ей свои кровные хватало: условия привлечения были просто фантастическими — от 5% до 30% ежемесячно. Отдав деньги, клиенты подписывали фиктивные договоры купли-продажи акций с ИК «Элемтэ», получая взамен расписки, которыми Самадова отчитывалась перед своим руководством, а подотчетные средства направляла на выплату процентов. Ущерб от этих действий был оценен в 565 млн рублей, из них 100 млн потерял «АК БАРС» Банк в виде невозвратного кредита. Всего же потерпевшими было признано 1012 физлиц и 10 компаний. В ходе расследования Самадова заявила, что работала под прикрытием Шафиковой, однако позже обвинения с гендиректора ИК «Элемтэ» были сняты «за отсутствием состава преступления».

В 2005 году Шафикова инвестировала около 50 млн рублей в проект строительства первого казанского небоскреба «Лазурные небеса», который обернулся многолетними судебными разбирательствами со строительной компанией «Союзшахтоосушение» и исками о банкротстве «Элемтэ». Однако больше всего компания Шафиковой потеряла из-за обвала фондового рынка в 2008 году — он повлек за собой задолженность перед банками и частными кредиторами общей суммой в несколько сотен миллионов рублей.

В следующем году ЗАО «ИК „Элемтэ“» было признано банкротом по иску Акибанка, а его имущество было распродано. Однако это не сломило бизнесвумен, которая доказала, что не зря несколько раз на татарстанском и федеральном уровне ее признавали лучшей представительницей деловых женщин. Уже в 2010 году было зарегистрировано ООО «ИК „Элемтэ“», которое продолжило работу в качестве агента нескольких крупных федеральных инвестиционных компаний, причем вполне успешно — Шафиковой в одиночку удалось добиться объема привлеченных средств, сравнимого с показателями 2005 года, когда в компании работали около сотни сотрудников. В 2015 году она решила параллельно заняться совершенно новой для себя сферой деятельности по оптовой продаже моющих средств, возглавив ООО «Ассоль».

Александр Андреев, Влас Мысько, Альберт Бикбов, Игорь Ким

Источник: “Бизнес Online”

Ранее

Отсебятина

Далее

Сеул не намерен размещать у себя ядерное оружие

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru