Главная / Экономика / Как дружба с Мусиным довела основателей «Сувара» до личного банкротства

Как дружба с Мусиным довела основателей «Сувара» до личного банкротства

Самый непубличный «олигарх» республики Евгений Корольков и его партнер не намерены расплачиваться по долгам на 1 млрд рублей. Что это значит?

Арбитражный суд РТ принял к рассмотрению заявления о признании банкротами от Евгения Королькова и Айрата Жамилова — бизнесменов, которых принято считать негласными бенефициарами ГК «Сувар». Они задолжали кредиторам по 595 млн и 387 млн рублей соответственно. «БИЗНЕС Online» разбирался, как этот демарш связан с «кухней» рухнувшего Татфондбанка и какие он будет иметь последствия.

Евгений Корольков

На звание банкротов претендуют основатели крупнейшей строительной компании РТ — группы «Сувар»: пожалуй, самый непубличный бизнесмен республики 67-летний Евгений Корольков (на фото) и его давний партнер Айрат Жамилов

Невозвратный миллиард

В последнее время не привыкать к банкротствам «богатых и знаменитых». Однако вчерашняя новость стала сродни разорвавшейся бомбе. Ведь на сей раз признать себя несостоятельными попросили не поп-идолы или агробароны с хиреющими на глазах хозяйствами. На звание банкротов претендуют основатели крупнейшей строительной компании РТ — группы «Сувар»: пожалуй, самый непубличный бизнесмен республики 67-летний Евгений Корольков и его давний партнер Айрат Жамилов.

Сами бизнесмены не комментируют свое решение (оба иска были синхронно поданы 14 сентября). Их долги в сумме составляют без малого миллиард: к Королькову кредиторами выдвинуты требования на 595 млн, к Жамилову — почти на 387 млн рублей. Можно с большой долей уверенности предположить, что эти долги возникли вследствие краха группы Татфондбанка (ТФБ) Роберта Мусина. Так, согласно отчету агентства по страхованию вкладов (АСВ), у Евгения Королькова (или его полного тезки, что маловероятно) имеются два кредита в ТФБ на общую сумму 114,4 млн рублей. Аналогичного отчета АСВ по ИнтехБанку пока нет, но с учетом того, что группа «Сувар» к началу 2016 года консолидировала 29,86% акций ИнтехБанка, вполне возможно, что у бенефициантов группы есть личные кредитные обязательства и перед этим банком. Так это или нет, покажет самое ближайшее будущее.

Строительную группу с ныне опальным Робертом Мусиным (слева) связывали множество ниточек в виде перекрестных и запутанных схем владения компаниями, которые финансировались в мусинских банках

Строительную группу с ныне опальным Робертом Мусиным (слева) связывало множество ниточек в виде перекрестных и запутанных схем владения компаниями, которые финансировались в мусинских банках

В последние годы «Сувар» вообще весьма тесно сблизился с Мусиным — настолько, что последний в своем кругу якобы говорил о группе «мы», а не «они». Строительную группу с ныне опальным финансистом связывало множество ниточек в виде перекрестных и запутанных схем владения компаниями, которые финансировались в мусинских банках. Формально этот союз окончательно оформился в виде совместного владения ИнтехБанком, где ни «Сувар», ни структуры, близкие к Мусину, не имели контрольного пакета. Корольков ранее входил в число учредителей ООО «НефтеТрейдСервис» (НТС), который владел 9,96% акций кредитной организации, — впрочем, насколько нам известно, со стороны Королькова и Ко это была скорее дружеская помощь Мусину (причем, как заявлял менеджмент «Сувара» впоследствии, строители не успели оплатить свой пакет). Сейчас в капитале НТС есть доли Жамилова и Рустема Абдуллина, который, что примечательно, в октябре 2015 года возглавил совет директоров ИнтехБанка. Также «НефтеТрейдСервис» входил в состав учредителей таких компаний, как «Тетеево-2», «Стратегия земля», «Залесный инвест» и ООО УК «Казанская Ривьера». Наконец, фирма является ответчиком на 1,4 млрд рублей по кредитам Татфондбанка, соответствующий иск от имени АСВ подан в июле 2017 года.

Формально союз Мусина и Сувара окончательно оформился в виде совместного владения Интехбанком, где ни «Сувар», ни структуры, близкие к Мусину, не имели контрольного пакета

Формально союз Мусина и «Сувара» окончательно оформился в виде совместного владения ИнтехБанком, где ни «Сувар», ни структуры, близкие к Мусину, не имели контрольного пакета

Империя имени Чуба и Королькова

Компания «Сувар Казань» была создана в 1999 году татарстанским нефтетрейдером Борисом Чубом и занялась привлечением инвестиций в строительство крупных коммерческих и жилых объектов в Казани, а также (по старой памяти) поставками нефтепродуктов. Компанией в нулевые были построены самые знаковые объекты столицы РТ — торгово-развлекательные комплексы «Сити-Центр», XL, «Ривьера», Suvar Plaza и несколько крупных жилых комплексов. В 2005 году Чуб уступил пост гендиректора своему компаньону Королькову, а сам стал президентом компании. 19 мая 2008 года Чуб отправился порыбачить на Каму и утонул при невыясненных до сих пор обстоятельствах (это совпало с арестом лидеров «Драконов», одной из крупнейших и влиятельнейших казанских в 90-х ОПГ, чьи лидеры позже отошли от темных дел и стали авторитетными предпринимателями; один из них, Радик Юсупов, как раз числился одно время в нулевые сотрудником «Сувара»). В общем, с тех пор Корольков стал главной фигурой в ставшем к тому времени одним из крупнейших строительных холдингов Татарстана и пользовался огромным авторитетом. Например, несколько лет назад Равиль Зиганшин, владелец ПСО «Казань», рассказывал нашему корреспонденту, что ему профессионально интересно общаться с Корольковым и именно его он считает одним из двух-трех «настоящих девелоперов» республики.

Сегодня «Сувар Девелопмент» (точнее, его преемник) — лидер в жилищном строительстве республики. Одних только дольщиков у компании больше 15 тысяч. В прошлом году компания сдала 9 домов в ЖК «Южный парк», «Залесный Сити», «Созведие», «Барселона», первой очереди «Столичного» в Казани, а также ЖК «Крылатый» в Набережных Челнах — их общая площадь составляет более 206 тыс. кв. метров. Для сравнения: всего в Казани в 2016 году было сдано 740 тыс. «квадратов» недвижимости в многоквартирных домах, а вместе с ИЖС — 925 тыс. «квадратов». Параллельно «Сувар» вывел на рынок ряд крупных проектов: «Времена года», «Сказочный лес», «ВДНХ», «Станция „Спортивная“». С января по май текущего года «Сувар Девелопмент» ввел 63 тыс. кв. м жилья, попав в российский рейтинг «Единого реестра застройщиков». Всего же в планах 2017 года — новое строительство на 242 тыс. кв. м, то есть 2,9 тыс. квартир за год. Иначе говоря, компания планирует построить более четверти планируемого в текущем году жилья в Казани (800 тыс. кв. метров).

Компания «Сувар Казань» была создана в 1999 году татарстанским нефтетрейдером Борисом Чубом и занялась привлечением инвестиций в строительство крупных коммерческих и жилых объектов в Казани

В начале июля «Сувар Девелопмент» официально объявил о смене названия. Теперь он называется «#СуварСтроит», сохранив все функции девелопера и продолжив реализацию всех проектов группы компаний. Впрочем, неожиданностью это не стало: о разделении бизнеса было объявлено еще в начале года. За «старой» компанией, директором которой был назначен Артур Гиматов, остался весь инвестиционный блок. Именно в отношении нее Арбитражный суд РТ в июне ввел процедуру наблюдения. А у руля «#СуварСтроит» остался Андрей Мочалов. До этого он успел в качестве гендиректора «Сувар Девелопмент» побывать под арестом по делу Мусина, как и его заместитель, финансовый директор Денис Семенов. По версии следствия, Татфондбанк для привлечения кредита ЦБ на 3,1 млрд рублей предоставил заведомо ложные сведения о наличии высоколиквидного актива — кредита, выданного ПАО «Нижнекамскнефтехим». На самом же деле, как считали следователи, обязательства по кредиту были «переброшены» на плечи куда менее надежных доверителей — ООО «Новая нефтехимия» и «Сувар Девелопмент». Однако через две недели после заключения под домашний арест Верховный суд РТ посчитал основания явно недостаточными и выпустил обоих менеджеров на свободу.

Андрей Мочалов успел в качестве гендиректора «Сувар Девелопмент» побывать под арестом по делу Мусина, как и его заместитель, финансовый директор Денис Семенов

Почему бизнесмены отказались платить?

Что касается прочих бизнесов основателей «Сувара», то, по данным «Контур.Фокуса», помимо «НефтеТрейдСервиса» Корольков в разное время числился совладельцем УК «Казанская Ривьера», ООО «Сувар Девелопмент», «Сувар-Инвест», «Керамика-Маркет» и ряда других компаний. Однако в последние годы он постепенно выходил из состава собственников компаний, оставаясь неформальным бенефициаром группы «Сувар».

Жамилов упоминается в связи с целым рядом действующих компаний, но какие-то полномочия документально сохранил лишь в ООО «Жилой комплекс». В других компаниях — либо бывший совладелец, либо бывший руководитель. К таким можно отнести ООО «Аквапарк Сувар», ООО «Залесный Сити», ООО «Казанская Ривьера» и другие.

В настоящее время Корольков и Жамилов на паритетных условиях владеют ООО «Жилой комплекс» с уставным капиталом в 10 тыс. рублей. Причем обе доли находятся в залоге у Россельхозбанка.

Конкретной информации, из чего сложился миллиардный долг Королькова и Жамилова, нет. Не исключено, что значительная часть требований образовалась из-за личных поручительств бизнесменов по кредитам близких им компаний, полученным в банках, входящих в группу ТФБ, — Татфондбанке, ИнтехБанке, «Тимер Банке» и Татагропромбанке. Крушение последних и приход управляющих АСВ привели, в частности, к многочисленным искам о возврате долгов и банкротстве аффилированных с Мусиным компаний, о чем «БИЗНЕС Online» подробно рассказывал. К слову, среди заемщиков ИнтехБанка числятся сам «Сувар Девелопмент» и входящий в группу «Краснодар Девелопмент» — они должны 672 млн и 246 млн рублей соответственно. Причем первый уже вступил в фазу банкротства, так что потенциальным поручителям самое время задуматься о том же.

Сегодня «Сувар Девелопмент» (точнее, его преемник) — лидер в жилищном строительстве республики

Сегодня «Сувар Девелопмент» (точнее, его преемник) — лидер в жилищном строительстве республики

Впрочем, не исключено, что основатели «Сувара» просто не горят желанием возвращать деньги тому же ТФБ. Ведь в отношении этих средств могла существовать отдельная договоренность с Мусиным. Вспомним, как активно Татфондбанк использовал «схематоз», получая от «благотворителей» деньги и тут же выдавая их обратно в виде кредитов. Та же история с размещением в Татфондбанке субординированного депозита «Казаньоргсинтезом» (КОС) заинтересовала Центробанк вплоть до привлечения КОСа к суду в качестве третьего. При этом сделка в первые же дни вызвала вопросы у аналитиков «БИЗНЕС Online». Или, скажем, входящие в сферу влияния Мусина компании «Спартак-Финанс» и «Активные технологии» решают приобрести доли в Акибанке по 6,79% и 9,37% у Генерирующей компании, которая потом размещает субординированные депозиты на 2,4 млрд рублей в Татфондбанке, — круг замыкается. Применительно к «Сувару» можно вспомнить и историю с вхождением в ИнтехБанке, и обязательства по кредиту ЦБ — да мало ли чем еще могла выражаться товарищеская поддержка. А если предположить, что некоторые долги строителей существовали только на бумаге или давно вернулись банкам в ином виде, то многое становится понятным.

«Здесь работает принцип «не можешь противостоять — возглавь!»

Информированный и влиятельный источник на строительным рынке, который вчера вечером узнал от корреспондента «БИЗНЕС Online о банкротстве бенефициаров «Сувара» и был сильно удивлен этим, рассказал, что банкротство нынче самый популярный способ очиститься от фирм и личных обязательств. Так, именно после этой сложной процедуры обычно различные фискальные и правоохранительные органы не могут предъявлять какие-то требования к учредителям. «То есть для Королькова и Жамилова это однозначно страховка от уголовного преследования и подобного шантажа в той неопределенности, которая накрывает многих предпринимателей, близко работавших с ТФБ и теперь испытывающих проблемы от „кругов на воде“», — отметил он.

Главный вопрос: к каким последствиям может привести личное банкротство основателей ГК «Сувар» для крупнейшего татарстанского застройщика?

В любом случае юристы считают демарш основателей «Сувара» логичным и обоснованным шагом. «При таких суммах задолженности подать заявление о банкротстве не право, а обязанность должника — закон говорит о необходимости такого обращения в случае наступления признаков банкротства», — прокомментировал «БИЗНЕС Online» подачу заявлений в суд казанский юрист Тагир Назыров. Он назвал это решение очень разумным ходом, т. к. оно поможет избежать агрессивного банкротства, когда управляющий, назначенный по предложению кредитора, преследует цель проводить процедуру максимально жестко. «Здесь работает принцип „не можешь противостоять — возглавь!“. Кроме того, при банкротстве исчезает необходимость общения с приставами и коллекторами, что позволяет пройти процедуру с минимальными потерями и затем получить списание всех долгов», — пояснил юрист.

В качестве примера успешного банкротства он привел недавно завершившееся дело Вагиза Мингазова (экс-глава «Вамина»), все миллиардные требования к которому признаны погашенными.

Впрочем, Назыров отметил, что так везет не всем и процедура может развиваться сложно.  «Управляющий может оспорить сделки должника, включая переводы на банковские карты родственников, сделки с недвижимостью, добиться ограничения на выезд, жестко ограничить размер средств, которые должник имеет право расходовать без согласования с управляющим, реализовать все имущество, которое найдет, признать банкротство преднамеренным или фиктивным. А главное — существует реальная угроза признания действий должника недобросовестными. В этом случае должник пройдет через все „приятные“ моменты банкротства, но долги не спишутся», — предупредил казанский юрист.

И наконец, главный вопрос: к каким последствиям может привести личное банкротство основателей ГК «Сувар» для крупнейшего татарстанского застройщика? Как утверждают представители компании, ее не затронет даже боком. «Банкротство данных физических лиц компания „#СуварСтроит“ комментировать не может, к компании отношения они не имеют. Непосредственно на деятельности „#СуварСтроит“ это никак не отразится», — говорится в комментарии, полученном «БИЗНЕС Online» от пресс-службы застройщика.

Александр Андреев, Елена Иванова, Дмитрий Катаргин, Игорь Ким

Источник: «Бизнес Online»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru