Бобы по-посольски

Как подрабатывают дипломаты Северной Кореи

Полицейский у посольства КНДР в Пекине, Китай. Фото: David Gray / Reuters

У Северной Кореи весьма ограниченные источники доходов. Основной торговый партнер – Китай, но и он недавно ограничил импорт. Стране постоянно приходится искать новые источники доходов. Если верить спецслужбам США и Южной Кореи, в том числе нелегальные. В разное время деньги стране и, прежде всего, ее правящей элите приносили наркотики (сначала героин, позднее метамфетамин), фальшивые деньги, отправка трудовых мигрантов за границу (основную часть их заработка забирало государство) и киберпреступность.

В нелегальную активность была вовлечена и дипломатическая служба. Представителей КНДР за рубежом не раз ловили на контрабанде. Имеющиеся данные о том, что скандалы не мешали их дальнейшей карьере, позволяют предположить, что, по крайней мере, часть этих случаев – не личная инициатива, а следствие официальной политики.

С другой стороны, положение северокорейских дипломатов вынуждает их подрабатывать. Еще в годы холодной войны Северная Корея свернула им финансирование, вынудив искать дополнительный заработок – как для себя, так и для режима. Как следствие, посольства оказались связаны как с легальным, так и с нелегальным бизнесом – от мелкой торговли до контрабанды наркотиков.

Посольства

Северная Корея, ⁠созданная в середине XX века, ⁠открыла десятки ⁠посольств по всему миру. Это было важно ⁠для получения международного признания, а также для связи ⁠со странами ⁠советского блока. Однако в 1970-е ⁠годы, столкнувшись с экономическим кризисом (этому способствовало, в частности, падение экспортных цен на минералы), посольствам свернули финансирование.

Как писал российский востоковед, профессор сеульского университета Андрей Ланьков, их фактически перевели на самоокупаемость. «Посольства должны были сами находить деньги на свое содержание, – констатировала эксперт по Северной Кореи из Гарвардской академии международных и региональных исследований Шина Гритенс. – И даже посылать какие-то суммы в Пхеньян».

Этот период – середина 1970-х годов – отмечен громкими скандалами с участием дипломатов из КНДР. Сразу в нескольких странах Северной Европы их поймали на контрабанде. В Норвегии они привлекли внимание полиции, пытаясь ввезти 4 тысячи бутылок спиртного и 140 тысяч сигарет. В Дании двое дипломатов из КНДР пытались продать местным наркоторговцам около 150 килограммов гашиша. Похожие истории произошли в Финляндии и Швеции. Всего за несколько дней более десятка дипломатов были высланы в Пхеньян.

Контрабанда не прекратилась и в дальнейшем. В отчете для Конгресса США, опубликованном в середине 2000-х годов, упомянуты около 50 случаев, когда дипломатов из КНДР ловили с наркотиками. Однако постепенно скандалы такого рода пошли на спад. По сведениям Комитета по правам человека в Северной Корее, базирующегося в США, в Пхеньяне решили, что участие дипломатов в контрабанде наркотиков вредит имиджу страны, и направили ее по другим каналам – в частности, через международные преступные группировки.

Сейчас, по данным Национальной службы разведки Южной Кореи, Пхеньян обеспечивает посольствам определенное финансирование – зарплату персоналу ($500 – $800), а также до $3000 в год на дипломатические расходы. Cогласно источнику, эти деньги тратятся на приемы по случаю дней рождения правителей КНДР.

Дипломаты

Легальный и нелегальный бизнес, которым занимались дипломаты, может быть весьма прибыльным. Только контрабанда алкоголя и сигарет в 70-е годы, по некоторым оценкам, принесла посольству КНДР в Норвегии около миллиона долларов (в пересчете на текущий курс, несколько миллионов). Однако самим дипломатам это не гарантирует достаток – прибыль может забрать Пхеньян. Иногда она идет на другие цели – например, оплату пропаганды в западной прессе.

Когда северокорейских дипломатов уличили в контрабанде в Дании, местные чиновники отмечали, что те едва ли извлекли из этого личную выгоду. Сотрудники посольства, как сообщалось, жили довольно скромно, здание миссии нуждалось в ремонте и замене разбитых окон.

Карьерный дипломат из Северной Кореи Тхэ Ен Хо, год назад сбежавший на Запад, рассказывал, что его коллеги предпочитали жить в здании посольства, чтобы сэкономить на аренде жилья. Другой бывший дипломат жаловался на то, что его коллеги не могут позволить себе лечение.

Выходец из КНДР Чу Иль Ким, перебравшийся в Великобританию, утверждал, что видел сотрудников посольства на распродаже подержанных вещей. «Они покупают там электронику, кухонную утварь, – говорит он. – Кое-что из этого они чинят, чтобы потом перепродать, остальное посылают домой».

Спикер посольства назвал это выдумками. Однако бывший британский посол в Пхеньяне Джон Эверард, комментируя эту тему, заявил, что в целом северокорейским дипломатам «очень мало платят».

Бизнес

Одним из источников заработка стала торговля – например, инструментами или продуктами. «Мой тесть был послом, – вспоминалвице-президент Института международной экономики Петерсона Маркус Ноланд. – Он рассказывал, что дипломаты, работавшие в Индии, знали, что если понадобится говядина (в Индии, где коровы считаются священными животными, торговля их мясом ограничена – Republic), надо прийти к черному ходу посольства Северной Кореи в Дели». В подвале, как утверждает он, якобы даже действовала скотобойня.

Перебежчик, работавший в посольстве КНДР в России, рассказывал, что его коллеги «проращивали бобы, чтобы продать их на рынке». Сотрудники представительства в Замбии использовали посольский микроавтобус в качестве такси, а когда понадобилась еда для официального приема, наловили рыбы в ближайшей реке.

Другие зарабатывают, сдавая помещения в аренду. В Болгарии бывшую резиденцию посла КНДР арендует event-агентство. Там устраивают фотосессии, снимают рекламные ролики, проводят свадьбы и корпоративы. В Польше по адресу посольства Северной Кореи зарегистрированы десятки фирм – включая фармацевтическую компанию, несколько рекламных агентств и яхт-клуб (сколько из них действительно размещают там персонал, неизвестно).

Венская конвенция о дипломатических отношениях запрещает дипломатам заниматься бизнесом ради личной выгоды, а также «использовать помещения представительства в целях, не совместимых с его функциями». Напрямую такую аренду запрещают санкции против Северной Кореи, резолюция ООН от ноября 2016 года, где указано, что недвижимость, которой владеет КНДР в других странах, «может использоваться только в дипломатических и консульских целях».

В Берлине дом, где проживали дипломаты, годами сдавали под хостел. Он пользовался популярностью у туристов, однако на фоне санкций привлек внимание властей. В итоге хостел был закрыт. Позднее стало известно, что на территории посольства КНДР в Пекине начато строительство отеля. Будет ли он использоваться только для официальных делегаций или для туристов тоже, не уточнялось.

Михаил Тищенко

По материалам: “Репаблик”

Ранее

Альтернативный «индекс Нагуманова»: в каких районах кошмарят бизнес?

Далее

Все уходит куда-то вниз

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru