Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 16 08 2018
Home / Политика / Запретить нельзя разрешить

Запретить нельзя разрешить

Проблема суррогатного материнства вновь всколыхнула российское общество

В ближайшее время Госдума планирует вернуться к рассмотрению законопроекта о запрете суррогатного материнства в России, который в июле прошлого года отклонил комитет ГД по делам семьи, женщин и детей.

По мнению автора законопроекта, Антона Белякова, суррогатное материнство сродни проституции. Сенатор уверен, что такая форма продолжения рода человеческого «аморальна, ибо наносит вред как матери, так и ребенку». При этом автор законодательной инициативы утверждает, что Россия стала центром «репродуктивного туризма».

Не трудно догадаться, что на стороне сенатора Белякова — и Русская православная церковь, считающая, что вынашивание ребенка для бездетной пары, тем более, за деньги — большой грех, ибо право принести супругам счастье в виде новорожденного дитя принадлежит только Богу, но ни в коем случае — суррогатной маме.

«Если есть потребность воспитывать ребенка, а сами заиметь его не можете, идите в детские дома, — советует несчастным парам клирик Московской епархии Никон Белавенец. — При наличии в них десятков тысяч детей любой, кто хотел бы завести детей, давно бы реализовал свои чувства».

Кроме того, нередко в пользу запрета на суррогатное материнство звучат также научные предположения о том, что, еще находясь в утробе «чужой» матери, ребенок, якобы, всё чувствует, включая даже тот факт, что выносившая его мама вскоре откажется от малыша.

Но с подобными аргументами согласны далеко не все.

В частности, директор Европейского центра суррогатного материнства Владислав Мельников уверен, что у широко обсуждаемой проблемы нет каких-либо пострадавших сторон.

«В семью, в итоге, приходит долгожданный ребенок, — загибает пальцы эксперт. — Счастливы родители, доселе не имевшие возможность зачать его естественным путем. Довольна и суррогатная мама, поправившая таким образом свое материальное положение и к тому же осчастливившая несчастную пару.

При этом Владислав Мельников не отрицает, что определенная связь между эмбрионом и сурмамой, конечно же, возникает, ибо женщина, согласившаяся родить для других, на всем протяжении развития питает этот плод. Но будь такая связь нерушимой, резюмирует эксперт, вряд ли мы имели бы сегодня столь плачевную статистику: ежегодно роженицы оставляют в Домах ребенка около 6 тысяч детей. Кроме того, 40–50 тысяч матерей лишаются прав по причине алкоголизма и наркомании.

«Не зря же говорят, что не та мать, которая родила, а та, которая воспитала», — подытоживает сказанное Владислав Мельников.

В числе сторонников суррогатного материнства — и уполномоченный по правам ребёнка в Московской области Ксения Мишонова. И прежде всего потому, как подчеркивает сама, что «слишком много еще в России женщин, испытывающих проблемы с репродуктивной функцией».— Только в Подмосковье с помощью ЭКО при проведении 3700 процедур родились 1980 детей, — рассказывает она. — Еще 4800 процедур собираемся провести в ближайшее время, и вряд все из них окажутся удачными. То есть, с учетом того, что ЭКО, увы, не 100-процентная гарантия успеха, суррогатное материнство остается чуть ли не единственным шансом улучшить демографическую ситуацию в стране. Вот почему запрещать суррогатное материнство я бы не стала.

Возвращаясь к тезису автора законопроекта о том, что Россия стала «центром репродуктивного туризма» и, в том числе, по этой причине суррогатное материнство в стране следует запретить, Владислав Мельников назвал его некорректным и спорным, а в доказательство привел такую цифру: лишь около пяти процентов из всех программ суррогатного материнства в России приходятся на долю иностранных граждан. И особой тенденции к росту этой цифры не наблюдается.

Касаясь рассуждений о том, что лучше взять ребенка в детдоме, чем пользоваться услугами суррогатной матери, Ксения Мишонова отметила, что подавляющее большинство россиян («таков уж наш менталитет») хотят исключительно свою кровинушку. Именно этим продиктовано их желание продолжить род, прибегнув к помощи суррогатной матери, и препятствовать этому желанию по меньшей мере аморально.

Семен Баринов

NB! 

Чтобы снизить накал подобных споров, Европейское Общество Репродукции Человека разработало основные этические положения, касающиеся суррогатного материнства. ESHRE, к примеру, считает, что:

— потенциальные риски и моральные возражения — недостаточная причина для запрета суррогатного материнства;

— подписывая договор, суррогатная мать и биологические родители берут на себя определенные моральные обязательства, от которых не имеют права отказаться после наступления беременности.

Суррогатное материнство, считают в ESHRE, — очень неоднозначная вещь. Но пока оно остается единственным способом сделать бездетные пары счастливыми, мир от него вряд ли откажется.

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru