Главная / Экономика / Легко ли быть самозанятым?

Легко ли быть самозанятым?

Когда официально трудиться негде или невыгодно, вступают в силу законы гибридного выживания

Мой личный стаж самозанятости насчитывает уже 12 с половиной лет. В тучные нулевые, когда я принимал решение покинуть насиженное трудовое место и законсервировать свою трудовую книжку,  расчет был простым и прагматичным. Зарплаты, как и всем, не хватало, а работодатель требовал присутствия на рабочем месте каждый будний день от сих до сих. В новом же качестве жизнь изменилась: сам себе хозяин, когда надо – работаешь, когда надоест- летишь отдыхать. Как-то сразу притупился, а потом и вовсе сошел на нет инстинкт получателя гарантированного жалования: это раньше слюноотделение происходило в день получки 5-го, а также 25-го в аванс. Самозанятый же кормится не как в зоопарке, по часам, а как в дикой природе, когда найдет добычу. Так же и с исчезнувшим соцпакетом: это раньше можно было надеяться на страховую медицину и ведомственные путевки. В условиях же самозанятости рассчитывать приходится только на себя: заболел – плати, захандрил – терпи. В отсутствие фискальных взаимоотношений с государством под вопросом и будущая пенсия. Хотя, если честно, если ты не силовик или не чиновник, то на пенсию так и так не прожить, хоть упрись и накапливай формальный трудовой стаж лет до 70. В неформальном же секторе, где обитают самозанятые, ситуация по-своему более честная: никто тебе ничего не обещает и не гарантирует, не на кого и обижаться за скудные социальные пособия. Так что на старость и всякие непредвиденные жизненные обстоятельства приходится копить самому, минуя всякие пенсионные и прочие страховые фонды, откладывая в кубышку на черный день.

До недавних пор это неплохо получалось: конечно, в нашем самозанятом деле то густо, то пусто, но обычно всегда имеется свобода маневра, право выбора, место для частной инициативы, а жизнь, как правило, сама подсказывает, где подработать за наличку, из кармана в карман. Однако с разрастанием кризиса пришлось затягивать пояса и нам, самозанятым. Одна радость, что никто не уволит и не сократит жалования, как зачастую сейчас происходит в секторе официальной экономики. Мой сосед, который уже лет тридцать без устали пахал на каком-то строительном производстве, еще прошлым холодным летом  вдруг беспробудно запил: оказалось, потерял работу по банальной причине банкротства предприятия.  Помыкался месяц- другой, пока не нашел прибежище где-то по договору с фирмой такси, на совершенно кабальных и низкооплачиваемых условиях. Всякий раз при встрече сосед , как мне кажется, с завистью смотрит на меня, привыкшего спать до 10 утра и по своему разумению планировать свой самозанятый рабочий день. «Ну, как, плывет Чапай?» — шутливо интересуется сосед ходом моих дел.  Хотя, как я полагаю, втайне и не без злорадства сосед надеется на то, что река Урал для Чапая широка, а кучная стрельба экономического кризиса все же не даст доплыть ему до того берега. «Врешь, не возьмешь!» — отвечаю ему в том же шутливом духе известной фразой из старого кинофильма. А внутренний голос меж тем уже давно шепчет, мол, пора отступать, сдаваться на милость хоть какого-нибудь работодателя, который пообещает гарантированную пайку по пятым и двадцать пятым числам каждого месяца. Но Чапай, как известно, не отступает, даже когда социально-экономический коллапс, казалось бы, неизбежен. Да и куда, в самом деле, податься после 12 с половиной лет вольных хлебов?

Намедни мой умный зять- кандидат наук представил мне расклад на случай моего теоретического возвращения в формальную экономику. Оказалось, что невеликой рублевой зарплаты , которую мне могли бы предложить сегодняшние работодатели, да еще после всех вычетов, едва хватит, чтобы покрыть ежедневные расходы на бензин до места работы и обратно, неизбежные и регулярные штрафы ГИБДД и прочие сопутствующие затраты. К тому же, для меня, отвыкшего обедать в корпоративных столовках и наконец вылечившего гастрит в тель-авивской клинике «Ассута», наступать на те же грабли совсем не резон. Рано или поздно придется опять лететь в Израиль лечить желудок, что накладно и нерационально. В общем, не настолько я богат, чтобы позволить себе в такое непростое время работать за скромную зарплату в какой-нибудь конторе или офисе. Тем более, мысль об официальном трудоустройстве кажется мне нечестной и практически подлой  по отношению к другим людям, которые в это же самое время тоже претендуют на трудовую вакансию в каком- нибудь ОАО или ООО. Наверняка многим из них куда тяжелее, чем мне, а потому они больше нуждаются в рабочем месте с гарантированным жалованием. И потом, не хотелось бы обременять своим трудоустройством и того жалостливого работодателя, который ( опять же теоретически ) согласится оформить меня в свой рабочий коллектив с соответствующей записью в Трудовой книжке. Ведь каждое новое рабочее место означает для него, работодателя, не только расходы на мою зарплату, но и еще много каких затрат в виде налогов и прочих выплат государству.

Нет, в такой тяжелый для страны период, когда отовсюду звучат призывы помочь бизнесу, нельзя садиться на шею работодателям, а следует, напротив, проявить социальную ответственность и помочь им избежать излишней фискальной нагрузки. Чем меньше народа будет трудиться в отечественных компаниях, тем легче бизнесу преодолеть затянувшийся кризис, тем скорее страна вернется к устойчивому экономическому росту. Думаю, то же касается и госучреждений, где уже который год подряд идет сокращение раздутого аппарата. Недавно мэр Москвы Сергей Собянин честно признал, что в регионах живут лишние 15 миллионов взрослых россиян, которые в нынешних экономических реалиях попросту не нужны. Однако проблема лишних, хотя и формально трудоустроенных людей касается не только провинции, но и Москвы и других крупных городов. Разгони сейчас еще половину и без того обмелевшего офисного планктона, сократи армию госслужащих – и вряд ли что изменится в экономических показателях. Возможно, кто-то еще не заметил или не осознал этого, но алгоритмы выживания в нашей стране за последние годы сильно изменились. Фактом становится то, что перспективы большинства граждан перестают быть связаны  с официальным трудоустройством , ожиданием пенсионных пособий и прочими атрибутами социальной политики государства. У нас сокращаются, а не растут рабочие места, у нас давно нет распределений для выпускников вузов, а государству все сложнее  платить пенсии стареющему населению. В такой ситуации наконец следует признать, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, что работоспособным гражданам необходимо ориентироваться на самозанятость как единственный способ уцелеть и прокормиться в обстановке социально- экономической турбулентности.

Собственно говоря, об этом свидетельствует и статистика, согласно которой самозанятыми, то есть субъектами полностью теневой экономики, на сегодняшний день являются чуть ли не 20 миллионов россиян. Эта огромная категория людей выживает сама по себе, минимально соприкасаясь с государственными институтами и избавляя органы власти от необходимости платить им зарплаты либо разбираться, почему коммерческие структуры не соблюдают в отношении них требования трудового законодательства.  Власть должна быть благодарна самозанятым за то, что они снимают с государства колоссальную нагрузку в виде необходимости так или иначе заботиться об этих миллионах людей, тратиться на их медицинское и другое социальное обслуживание, включать их в статистику зарплат и доходов, что привело бы к резкому ухудшению и без того грустных показателей. Власть годами не заморачивалась думами о судьбах самозанятых и их кошельках, однако в последнее время положение изменилось. Чиновники все чаще поднимают проблему легализации этой массовой категории россиян, преследуя, конечно, в первую очередь цель вернуть самозанятых в ряды налогоплательщиков. Когда бюджеты всех уровней трещат по швам, в цене любая копейка. Впрочем, прошлогодние усилия по возвращению самозанятых в фискальное поле окончились неудачей, что недавно был вынужден признать и министр экономического развития Максим Орешкин. В ответ на призывы властей к легализации в обмен на некие социальные гарантии в РФ на 1 января 2018 года официально зарегистрировались лишь 936 самозанятых граждан. Это капля в море в сравнении с 20-миллионной армией партизан трудового фронта. Не шибко помогает и объявленное продление налоговых каникул для самозанятых до конца 2019 года.

Похоже, «партизаны» попросту не доверяют чиновникам, не понимают предлагаемых правил игры и гарантий. Порой из высоких кабинетов долетают вполне привлекательные предложения, например, о том, чтобы самозанятые платили государству 10 тысяч рублей в год, а взамен получали легальный статус, трудовой стаж и перспективу среднестатистической пенсии. Но пока что это просто слова, не отлитые в гранит закона. Удастся ли властям наладить конструктивный диалог с самозанятыми и сделать так, чтобы взаимоотношения были взаимовыгодными и комфортными для обеих высоких договаривающихся сторон, зависит только от государства. Потому что самозанятые при всей сложности их труда и жизни являются самодостаточными субъектами, научившимися существовать автономно от государства. А вот государству самозанятые явно нужны в легализованном виде с персональными счетами в налоговых инспекциях по месту жительства. Шаги навстречу и уступки в такой ситуации зависят от того, кто кому нужнее.

Дмитрий Севрюков

Источник: «Livejournal»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru