Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 20 07 2018
Home / Общество / Порочная подпись

Порочная подпись

Как партнёр Александра Щукина пытается превратить угольного короля в фигуранта уголовного дела

Нередко можно услышать, что угледобывающие регионы России застряли в 1990-х, и с этим утверждением сложно спорить. Владельцы угольных компаний используют грязные методы ведения бизнеса, которые часто сводятся к примитивному кидалову и возбуждению уголовных дел против бывших партнёров. История, развернувшаяся вокруг миллиардера Александра Щукина, – очередное подтверждение этому.

Начнём по порядку. В 2008-2011 годах угольный магнат Александр Щукин одолжил около миллиарда рублей на восстановление предприятий, разрабатывающих шахту Талдинскую и разрез Новоказанский в Кемеровской области. В 2011 году обе компании обанкротились, но в ноябре того же года дочерние фирмы должников (ЗАО «ШТК» и ЗАО «ШТЮ») выдали господину Щукину векселя, по которым сумма их задолженности перед кредитором равнялась сумме долга «материнских компаний». Векселя были оформлены с датой предъявления не ранее 1 ноября 2015 года. В 2016-м, когда Александр Щукин решил вернуть свои деньги и проценты по займам, менеджмент угольных компаний объявил векселя фальшивыми.

Стороны начали судебные тяжбы, которые продолжаются до сих пор, и которые можно считать весьма показательными для оценки беспристрастности судов в российских регионах.

Оба судебных иска против ЗАО «ШТК» и ЗАО «ШТЮ» были поданы в июне 2016 года от имени АО «Бизнес Инвестиции», которому Щукин продал свои векселя. В первом из них истец требовал взыскать с угольной компании 788,4 млн рублей. Сумма основного долга составила более 534 млн рублей, ещё 254 млн рублей – проценты по займу. Дело рассматривал Арбитражный суд Кемеровской области, в конце декабря 2017 года он отказал кредитору в удовлетворении исковых требований. В начале апреля 2018 года решение вступило в законную силу, несмотря на то, что судебная экспертиза подтвердила подписи Ростовцева и Щукина в решении об одобрении сделки, и не опровергла подпись директора ЗАО «ШТК» Шептуна, не подтвердив и ее подлинности из-за малоинформативности росчерка.

Посредством второго иска, решение по которому пока не принято, компания «Бизнес Инвестиции» пытается взыскать с АО «ШТЮ» 730,5 млн рублей, 439,9 млн руб. из этой суммы приходится на «тело» долга, а 235,6 млн руб. – проценты за использование средств. Как и в первом деле, ответчик настаивает на том, что предъявленные кредитором векселя являются фальшивкой. Однако назначенная судом экспертиза подтвердила подлинность всех подписей, оставленных на векселях и других документах должностными лицами компаний-заёмщиков.

В частности, как сообщила адвокат Елена Юлова, представляющая интересы господина Щукина, экспертиза установила, что подпись от имени Руслана Ростовцева в качестве «Секретаря Совета директоров» в протоколе заседания совета директоров ЗАО «ШТЮ» от 26.11.2011 выполнена самим Русланом Ростовцевым, а подписи от имени А.В. Беляева на векселе и договорах выполнены самим Александром Беляевым.

«26 ноября 2011 года, в день рождения Александра Щукина, как мне стало известно от последнего, Ростовцев привез ему векселя, сопутствующие им договоры и решения общего собрания об одобрении сделок, Совет директоров в этот же день одобрил сделки, однако, векселя были выданы со сроком предъявления не ранее 1 ноября 2015 года, в связи с чем иски и были поданы в 2016 году. Иски готовились юристами Щукина Франком и Поворознюком, которые перед подачей иска проверяли у экспертов подлинность всех документов», – добавила Елена Юлова.

Несмотря на это, суд счёл результаты экспертизы недостаточными для того, чтобы признать векселя «ШТЮ» подлинными. Судья объяснил свою позицию тем, что экспертиза не смогла установить соответствие времени составления двух векселей и иных документов указанным в них датам «в связи с агрессивным и/или термическим воздействием на подписи». По этой же причине эксперты не смогли установить время составления документов – оснований взыскания долга с АО «ШТК». Также, по словам адвоката Елены Юловой, при рассмотрении дела суд проигнорировал доводы её клиента, а также тот факт, что почерковедческая экспертиза не подтвердила, но и не опровергла подлинность подписи на векселях от имени Шептуна.

Интересно во всей этой истории и другое: в октябре 2016 года, председатель Совета директоров АО «Шахтоуправление «Талдинское-Карыгайское» и АО «Шахтоуправление «Талдинское-Южное» Ф.Н. Стришко подал в кемеровскую полицию заявление на Александра Щукина. Господин Стришко утверждает, что предъявленные Щукиным векселя никогда не выпускались компаниями «ШТК» и «ШТЮ», и, следовательно, являются поддельными, а долг и вовсе никогда не существовал. Вполне вероятно, что если бы данное утверждение было справедливым, за полтора года сыщики сумели бы доказать фальшивое происхождение предъявленных в суде бумаг, но ничего подобного не случилось. Александр Щукин проходит по этому делу в качестве свидетеля.

Для полноты картины следует добавить, что ранее господин Щукин через цепочку сторонних фирм владел 50% акций «ШТК» и «ШТЮ», вторая половина акций принадлежала Руслану Ростовцеву. По мнению Александра Щукина, безуспешно обращавшегося за возбуждением уголовного дела, в январе 2015 года Ростовцев захватил предприятия и объявил себя единоличным собственником их акций. Теперь он заявляет, что миллиардер Щукин якобы был у него всего лишь наёмным менеджером, и, вероятно, рассчитывает, что под угрозой уголовного дела его бывший партнёр «простит» добывающим компаниям и 1 млрд рублей долга, и потерю акций «ШТК» и «ШТЮ». Вполне возможно, что план этот Ростовцеву удалось бы реализовать, если бы не арест Александра Щукина по другому уголовному делу.

Во время подготовки этого материала стало известно, что Верховный суд РФ вынес определение, согласно которому, Арбитражный суд Московской области повторно рассмотрит заявление бизнесмена Александра Щукина о запрете своему бывшему партнёру Руслану Ростовцеву отчуждать земельные участки и принадлежащие ему доли в ряде компаний. Таким образом, Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих судов, отказавших в удовлетворении требований Щукина. Заявитель обосновывает обеспечительные меры тем, что 18 декабря 2015 года он обратился в Окружной суд Никосии (Республика Кипр) с иском к Ростовцеву, компаниям Abacus Limited и Price Nominess Limited о взыскании с них солидарно убытков в размере 113 миллионов долларов. В рамках этого дела кипрский суд вынес промежуточное решение о запрете на любые действия, направленные на отчуждение господином Ростовцевым своих активов в целях воспрепятствования исполнению решения суда. Вдобавок к этому, 30 ноября 2016 года Окружной суд Никосии приказал арестовать имущество Ростовцева по данному делу.Александр Щукин подал в российский арбитраж ходатайство об обеспечении искового требования, предъявленного в кипрском суде. Арбитраж Мособласти отклонил требование заявителя. Однако Верховный Суд посчитал, что вынесение судом Кипра промежуточного акта, в соответствии с которым приняты определенные запретительные меры, свидетельствует о том, что иностранный суд установил наличие определенных негативных для заявителя обстоятельств. Заявитель в арбитражном суде также приводил доводы об основаниях применения обеспечительных мер, однако суд первой инстанции не дал им оценки, ограничившись указанием на отсутствие таких оснований, отметил ВС, отменяя судебные акты нижестоящих судов. Принятие обеспечительных мер обсуждаются судами по делу о взыскании Щукиным с Ростовцева убытков, причиненных лишением владения половиной бизнеса, выросшего из угольных разработок ЗАО «ШТЮ» и ЗАО «ШТК».

Точку в противостоянии между бывшими партнёрами по угольной компании может поставить повторная экспертиза векселей «ШТЮ» и решений совета директоров угольной компании, которая, согласно постановлению судьи, пройдёт в Российском Федеральном Центре Судебных экспертиз, в повторной экспертизе векселей «ШТК» отказано судами первой и апелляционной инстанций.

Василий Макаров

По материалам: «Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru