Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 15 11 2018
Home / Общество / Фэшн для ополчения

Фэшн для ополчения

Как донецкая мода работает на победу

В минувшие выходные в столице Донецкой Народной Республики состоялось, на первый взгляд, не характерное для прифронтовой зоны мероприятие — модный показ, на котором свои коллекции представили местные дизайнеры.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Казалось бы, когда война у порога, то какая может быть мода? Однако реакция дончан, пришедших в городской ботанический сад свидетельствовала об обратном: они искренне наслаждались прекрасными легкими нарядами на очаровательных длинноногих феях и просто созданной организаторами атмосферой праздника. Что лишний раз показало, насколько люди устали от войны и связанных с ней реалий.

Показ «Хочу на море» © Алексей Топоров/Ridus.ru

Запертые птицы

Но полностью от военной темы в осажденном городе уйти, конечно, не удалось. Так, одна из представленных донецким дизайнером Светланой Топаловой коллекций — «Крылья» — как раз таки была посвящена непростому периоду истории, который переживает сейчас ее родной Донецк.

Светлана Топалова с моделью перед началом дефиле © Алексей Топоров/Ridus.ru

«Коллекция „Крылья“ выполнена в черно-белой гамме, и я хотела заложить в ней глубокий философский смысл — рассказала дизайнер „Ридусу“. — Крылья — это свобода, это любовь, это голуби, но мои платья, если вы заметили, опутаны нитями. Так я вижу наш Донбасс, который сейчас несвободен, но птицы мои реют ввысь, и я уверена, что у нас в итоге все будет хорошо».

У этой коллекции, по словам Топаловой, будет продолжение — тогда, когда в республике установится мир «и уже не будет нитей, пут, цепей». В будущих работах тоже будут присутствовать птицы, но свободные. «Эту коллекцию я уже нарисовала в своих мыслях и хочу, чтобы момент ее создания поскорее настал», — заключила собеседница.

Модели после показа коллекции «Крылья» © Алексей Топоров/Ridus.ru

Пока же автора сковывают даже реалии жизни в непризнанной республике — после показа «Крыльев» на международном фестивале в Санкт-Петербурге, где она представляла именно Донбасс, ее пригласили в Милан.

Однако выехать в Европу Светлана не может, поскольку ее украинский загранпаспорт просрочен, а паспорт ДНР мировым сообществом не признан, да и на Украину за новым документом дизайнеру путь заказан, поскольку из-за своих четко выраженных пророссийских взглядов она находится в пресловутой базе «Миротворца».

Кстати, еще до начала войны Светлане предлагали выехать в Одессу, где готовы были предоставить мастерскую в обмен на отречение от своего русского самосознания, — она не согласилась и Донецк не бросила.

Мода работает на победу

Братья Анацкие в своем ателье © Алексей Топоров/Ridus.ru

Дом моды Алексея и Артема Анацких находится в самом центре Донецка, и его видно издалека по их узнаваемому фирменному логотипу.

Вот только с 2014 года на огонек к модельерам заходят теперь уже не только охочие до моды «гражданские» дончане, но и военные вооруженных сил республики. Которым талантливые модельеры с момента начала войны в Донбассе шьют форму, снайперские маскхалаты, разгрузки — все, что необходимо воину для повседневной работы.

Дом моды братьев Анацких в Донецке © Алексей Топоров/Ridus.ru

«Мы родом из Славянска, но в родной город не ездим, потому что это чревато, и уже четыре года не видели родителей, — рассказали Анацкие „Ридусу“. — А началось все с того, что очень многие наши друзья с началом событий ушли в ополчение. Потом, мама у нас живет возле горы Карачун, первые обстрелы она прекрасно слышала, прилеты были возле нее, и когда ВСУ начали закидывать этот район белым фосфором, мы ее с трудом вывезли в Донецк, потом, когда все утихло, она вернулась».

Они ни на секунду не сомневались, чью сторону в этом конфликте поддержать:

У жителей Донбасса — русский дух, мы все тут русские. Не скажу, что Украина вызывает в нас какой-то негатив, но мы с украинцами абсолютно разные, в свое время ездили часто отдыхать на Украину, в Карпаты, и разница в менталитетах считывалась четко. В родном Славянске последний раз мы были на Пасху 2014-го, как раз начались первые обстрелы города, едем — видим блокпосты, где стоят ребята, без оружия — с палками, нагайками, заехали в ближайший магазин, закупили им хлеба, колбасы… Тогда весь Славянск помогал им. И до сих пор оттуда звонят нам и спрашивают: „Ну когда же вы уже приедете, когда и у нас тоже будет ДНР?“

Дом моды братьев Анацких в Донецке © Алексей Топоров/Ridus.ru

По словам Анацких, их работа с формировавшейся в первые месяцы войны армией республики началась с того, что, зная, что они занимаются пошивом одежды, к ним поначалу стали приходить знакомые ополченцы, просить сшить что-нибудь для войны.

Снайперская «кикимора», пошитая братьями Анацкими для ополчения ДНР © Александр Топоров/Ridus.ru

«Уставной формы тогда еще не было, — вспоминают братья. — Все ткани более-менее похожие на милитари или на камуфляж мы использовали. Делали так, чтобы ребятам было удобно и в листве, и в траве прятаться. Постепенно переходили на разгрузки, на тактические перчатки, подсумки. Саму форму разрабатывали. Бронежилеты. Зимние ватники шили. Казацкое обмундирование полностью — папахи, бекеши. Ремонтировали портупеи».

Донецкий ботанический сад © Александр Топоров/Ridus.ru

Сейчас, когда мир и война пришли в Донбассе в какое-то своеобразное равновесие, гражданские клиенты вернулись к братьям, а в армию ДНР начали целенаправленно поставлять униформу из России.

Но они продолжают обшивать отдельные подразделения, изготавливая в том числе и снайперские «кикиморы», исходя из двух задач: ребят не должно быть видно и при этом им должно быть удобно.

Донецкий ботанический сад © Александр Топоров/Ridus.ru

В 2015-м многие уехавшие из города на период самых интенсивных обстрелов Донецка жители начали возвращаться, — рассказывают модельеры. — В том числе и наши заказчики. Так вот, многие из них, увидев, что у нас был военный, после того, как тот выходил на улицу, шепотом спрашивали у нас:

— А он вам заплатил?

— Естественно, заплатил!

Не было ни одного случая, чтобы военные не расплатились с нами. За исключением тех случаев, когда мы говорили — на, забирай. Ну что нам, трудно человеку разгрузку просто так отремонтировать? Весь горячий 2014-й мы, естественно, работали бесплатно, сейчас уже за деньги. Но подобные вопросы нам, признаемся, было слышать дико».

Коллекция «Розовое небо» © Александр Топоров/Ridus.ru

Но даже военные реалии и работа на победу не отбили у Анацких тягу к творчеству.

Уже историей из прошлой жизни кажутся воспоминания из 2005 года, когда на модной неделе во Львове их работы отметил сам Кензо. Но зато в 2014-м, когда вовсю шли боевые действия, другая их коллекция — «Царская охота» — получила третью премию на международном фестивале «Невская стрелка» в Северной столице.

Донецкие фениксы

Аниматоры занимают детей © Александр Топоров/Ridus.ru

Коллегу братьев — Ирину Радыш — обстрелы украинской армии чуть не оставили без работы. Впрочем, сил у донецких людей столько, что они готовы возродиться буквально из пепла в самой сложной ситуации.

Модель перед показом коллекции «Хочу на море» © Александр Топоров/Ridus.ru

Был такой момент, когда по одному из наших предприятий ударили „Точкой-У“, удар был настолько мощный, наше здание так тряхнуло, что воздухоотводный кран сорвало (трубы отопления шли по чердаку), и когда осенью дали воду, начали отапливать помещение, мы пришли и увидели фонтан. И полностью уничтоженное помещение. Потолок рухнул на японское оборудование… — вспоминает Ирина.

Но они засучили рукава, часть оборудования выбросили, выбросили и мебель. А с предприятия никто не ушел.

«Потом мы два года выживали за счет того, что зашивали дырки, поломанные молнии. Кто-то из ополченцев приходил доделать военную форму, чтобы было удобно, — продолжает Ирина. — Но даже мыслей не возникало, чтобы оставить родной город».

© Алексей Топоров/Ridus.ru

До войны Радыш и ее ателье работали в формате «закрытого клуба», обшивая сложившуюся богатую клиентуру. Только пошив платья у них начинался от 500 долларов. Реклама и подиумы были не нужны, поэтому Ирина отказывалась от этого.

Но, когда начались боевые действия, все богатеи разбежались, и, чтобы о ее предприятии не забыли, Ирина решилась-таки дебютировать на Донецкой неделе моды, — эту традицию решили не прерывать и во время войны.

После запомнившегося выступления на этом модном форуме дизайнера пригласили на фестиваль в Россию, где она получила во многом символический приз — «Серебряного феникса», ставшего символом возрождения не только ее личного детища, но и всей модной индустрии ДНР. После чего в международных конкурсах, проходящих на территории России, Ирина участвует регулярно.

Светлана Топалова и модели после показа коллекций «Крылья» и «Любовь» © Алексей Топоров

«Мир моды — довольно жесткий мир, где зачастую человек человеку волк, но у нас в Донбассе этого нет так, особенно после того, как началась война, — говорит модельер. — Вместе с коллегами мы стараемся держаться вместе, помогать друг другу во всем. И в этом, наверное, наше серьезное отличие от коллег из других стран».

Действительно, когда узнаёшь, что военный корреспондент одного из известных военных агентств — девушка, не вылезающая из окопов — начинала в мирное время как модель и, нюхнув пороху, продолжает выходить на подиум, лишний раз дивишься духу жителей угольного края.

Потому хочется верить, что они обязательно победят, даже если весь мир будет против них.

Алексей Топоров

По материалам: «Ридус»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru