Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 21 09 2018
Home / Тайны века / Как комсомольцы шли к власти: подковерные войны за теплое место

Как комсомольцы шли к власти: подковерные войны за теплое место

Была ли гибель главы Белоруссии Машерова случайностью

4 октября 1980 года на шоссе Москва — Брест черная правительственная «Чайка» врезалась в грузовик с картошкой. От удара машина загорелась. Милиционеры вытащили из «Чайки» три тела. Погибли кандидат в члены политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК компартии Белоруссии Машеров, его водитель и охранник.

Смерть Петра Мироновича вызвала сначала глухие разговоры и перешептывания, а затем откровенные речи о том, что это не авария: Машерова убили. Говорили, что он пал жертвой подковерной борьбы, когда решалось, кому быть наследником Брежнева. Леонид Ильич будто бы намеревался поставить Машерова во главе правительства. Тогда после смерти Брежнева именно Машеров возглавил бы страну. Но Машерова убрали, потому что он после войны возглавлял белорусский комсомол и принадлежал к «комсомольской группе», которую побаивались члены политбюро…

Как комсомольцы шли к власти: подковерные войны за теплое место

Петр Машеров. Фото: pustvu.com

«Пока не убьют»

Когда Белоруссию называют партизанской республикой, я всегда вспоминаю генерала госбезопасности Эдуарда Нордмана, который накануне войны начал работать в Пинском райкоме комсомола. Генерал был симпатичен мне тем, что в июне 1941 года девятнадцатилетним юношей ушел в лес партизанить:

— Поздно вечером 22 июня работники райвоенкомата привезли оружие. Я получил винтовку, 90 патронов, гранату. А 28 июня мы уже приняли бой с немцами. Наш партизанский отряд был первым на территории Белоруссии.

Я спрашивал его, как долго он был готов воевать в партизанском отряде.

— Пока не убьют, — ответил он.

9 июля 1941 года ЦК комсомола Белоруссии постановил:

«1. Во всех оккупированных немецко-фашистскими войсками районах комсомольские организации переходят на нелегальное положение…

2. Предложить окружным, городским, районным комитетам ЛКСМ Белоруссии немедленно организовать сеть квартир и аппарат связных для руководящих комсомольских органов, соблюдая строжайшую конспирацию».

Руководил белорусским комсомолом будущий секретарь ЦК КПСС Михаил Зимянин. Второй секретарь — Сергей Притыцкий. До войны, когда Западная Белоруссия была частью Польши, он прямо в зале суда выстрелил в свидетеля, дававшего показания против арестованных коммунистов. В 1939 году его освободила наступавшая Красная армия. Секретарь ЦК комсомола по кадрам — будущий член политбюро Кирилл Мазуров.

Петр Машеров в 1943 году возглавил подпольный Вилейский обком комсомола.

ЦК инструктировал секретарей подпольных комитетов: «Первый секретарь руководит всей комсомольской работой в районе. Он может быть одновременно помощником комиссара бригады (отряда) по комсомолу. Он обязан наряду с работой в партизанской бригаде (отряде) руководить и работой подпольных комсомольских организаций».

В 1944 году Машерову присвоили звание Героя Советского Союза. Через год после войны кавалера Золотой Звезды сделали секретарем ЦК республиканского комсомола. А еще через два года им заинтересовались компетентные органы.

Дополнительная проверка

Его отца, Мирона Васильевича, в 1937 году арестовали органы НКВД, ему дали десять лет за антисоветскую агитацию, он умер за решеткой. А сам Петр Миронович побывал у немцев в плену… С такой биографией в начальники не выходят. Но за него вступилось руководство республики. В 1949 году отправили в Москву докладную записку: «Проведена дополнительная проверка по вопросу о поведении секретаря ЦК ЛКСМ Белоруссии тов. Машерова П.М. в период Великой Отечественной войны.

В начале Отечественной войны тов. Машеров вступил в истребительный отряд, а после его роспуска в июле 1941 года пытался перейти линию фронта. При этом был задержан немцами, помещен в лагерь и при отправке эшелона на территорию Латвии бежал. Устроился счетоводом в Россонской «общине» (в захваченном немцами общественном колхозном хозяйстве), затем преподавателем математики в Россонской школе.

Работу в немецких учреждениях тов. Машеров использовал как легальное прикрытие для работы по созданию комсомольской организации из числа учащихся школы и формированию с помощью этой комсомольской организации партизанского отряда из числа коммунистов, комсомольцев и беспартийных жителей. В апреле 1942 года тов. Машеров вместе с группой членов подпольной организации вышел в лес. Созданный тов. Машеровым партизанский отряд им. Щорса в количестве 150 человек 19 апреля 1942 года начал боевые действия.

Активное участие тов. Машерова в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и его последующая руководящая работа в комсомоле достаточны для того, чтобы оказывать товарищу Машерову политическое доверие».

Первого секретаря ЦК ВЛКСМ Николая Михайлова записка не убедила. Он решил в 1950 году снять с должности Машерова. Созвали пленум ЦК ЛКСМ Белоруссии с повесткой «О мерах улучшения политико-воспитательной работы среди сельской молодежи». Михайлов сам приехал в Минск.

На пленуме Петра Мироновича жестко критиковали:

— Доклад товарища Машерова не удовлетворил участников пленума. Он был составлен без глубокого знания действительного положения дел на местах, показал оторванность ЦК от жизни обкомов, райкомов и первичных комсомольских организаций… В докладе отсутствовала большевистская критика и самокритика серьезных недостатков и ошибок в работе бюро и аппарата ЦК комсомола Белоруссии.

Но менять Машерова не захотел первый секретарь ЦК компартии Белоруссии Николай Патоличев. Его аппаратный вес был повыше, и Петр Миронович остался на месте. Михайлов уехал из Минска ни с чем.

Руки тряслись

Практически все белорусское руководство состояло из бывших комсомольских работников с партизанским опытом. Но на фронте они чувствовали себя увереннее.

Вождей республики вызвали в Москву на пленум ЦК КПСС. Но руководителя Белоруссии Кирилла Мазурова с нервным истощением уложили в больницу для начальства на улице Грановского. Выступить поручили второму секретарю республиканского ЦК Федору Сурганову, тоже бывшему комсомольскому секретарю.

Помощник Мазурова нашел Сурганова в ресторане гостиницы «Москва». Дождавшись, пока второй секретарь ЦК дожует котлету, сообщил:

— Мазурова забрали в больницу. Он передал, что вам завтра выступать на пленуме.

Сурганов дернулся, будто его ударило током, резко отодвинул тарелку и ответил голосом капризного ребенка:

— Не буду!

Вечером белорусские руководители, прибывшие на пленум, собрались у Сурганова. Он взялся править текст. Увидев, что у него трясутся руки, помощник предложил:

— Федор Анисимович, вы диктуйте, а я буду править…

Но толку от него все равно не было. Испуг перед выходом на трибуну парализовал.

Алексей Аджубей, главный редактор «Комсомольской правды» и зять Хрущева, вспоминал, как они с Машеровым были командированы в Австрию на слет молодежи в защиту мира. В Вене им повсюду виделись агенты ЦРУ. Бывший партизан Машеров, едва шевеля губами, говорил Аджубею:

— Это шпик, запоминай его, Алексей, заметаем следы…

Мазурова забрали в Москву, сделали членом политбюро. Руководителем республики стал Машеров. Его называли чуть ли не оппозиционером. Но это далеко не так. Он произносил такие же речи во славу Брежнева, как и грузинский руководитель Эдуард Шеварднадзе, и азербайджанский первый секретарь Гейдар Алиев.

Брежнев и его окружение действительно лишили власти тех выходцев из комсомола, в которых видели соперников. Машерова не опасались.

Местный деятель

Машеров был моложе и симпатичнее своего предшественника Мазурова, но не все минские работники были рады новому хозяину. При невероятном энтузиазме и готовности все взвалить на себя Петр Миронович имел одну слабость: любил поговорить и, как соловей, наслаждался своим голосом.

— В кабинете первого секретаря, — вспоминал Борис Павленок, руководитель республиканского кинематографа, — я едва успевал открыть рот, как Машеров начинал просвещать меня по литературной части, учить, как вести мелиорацию, сеять картошку, организовывать уборку. Мне так и не удавалось высказать волнующие меня проблемы. Все было мило, сердечно, и я уходил обогащенный чем угодно, только не тем, за чем приходил».

Машеров жаловался на то, что его зажимает украинская группа в руководстве страны. Николай Матуковский, собкор «Известий» в Белоруссии, вспоминал, как обратился к руководителю Белоруссии:

— Петр Миронович, почему наш Минск не город-герой? Ведь он же буквально стоит на костях его защитников! Люди не понимают вашей скромности…

Корреспондент «Известий» попал в больное место. Машеров попытался закурить, у него дрожали руки:

— Ты думаешь, я не ставил этого вопроса? Зарубили! Слишком много там украинцев, которые не хотят, чтобы наш Минск сравнялся с их Киевом. А я всего лишь кандидат в члены политбюро…

В июне 1974 года все-таки появился указ о присвоении Минску звания города-героя. Но вручить столице Белоруссии Золотую Звезду Брежнев собрался только через четыре года. У Леонида Ильича в любимчиках ходили другие первые секретари. Брежнев бросил Машерову обидную фразу: «Вы сложились как местный деятель». Иначе говоря, прямым текстом напомнил: республиканский уровень — твой потолок.

Что касается причин аварии… Прилетевшие из Москвы следователи провели тщательное расследование. Руководитель Белоруссии погиб в результате дорожно-транспортного происшествия. Трагическая случайность.

Леонид Млечин 

По материалам: «MK.RU»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru