Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 16 08 2018
Home / Политика / «Вернулись во времена Андропова»

«Вернулись во времена Андропова»

Как изменились правила игры в российской политической системе и какой стратегии будут придерживаться чиновники, чтобы сохранить свои позиции?

Правительство сформировано, основные политические и экономические приоритеты обозначены, эпоха Путина продолжается. И если рядовым россиянам уже преподнесен послевыборный сюрприз в виде грядущего повышения пенсионного возраста, то какие неожиданности ждут самих чиновников? Усложнилась ли система, в которой они существуют? Могут ли представители власти предугадать логику игры и какой стратегии им нужно придерживаться, чтобы выжить? На эти вопросы ответили эксперты «Росбалта».

Инстинкты чиновников не меняются, считает политолог Валерий Соловей.© Фото ИА «Росбалт»

Валерий Соловей, политолог:

Фото из личного архива Валерия Соловья

«На систему влияют два ключевых фактора. Первый — сокращение ресурсов, в том числе из-за усиливающегося давления со стороны Запада. Второй — приближающийся „транзит“. То есть у всех элитных группировок есть ощущение, что эпоха Путина заканчивается, но что будет дальше, они еще не представляют. Они могут поступиться политическими позициями, но главное для них — попытаться сохранить свои материальные активы.

Что касается цели по кардинальному увековечению позиций, она достигнута не будет. Потому что как только уходит гарант, человек, который создал систему, она разрушается. Это может занять месяцы, а может — пару-тройку лет. Но по историческим меркам система разрушается очень быстро. Пока эти люди находятся в счастливом неведении относительно того, что их ожидает. Я бы сказал, что они живут инстинктами. Если мы говорим о группах влияния, то в России сейчас все строится на том, что не надо ничего делать, надо просто укреплять свои позиции, а все вызовы, риски и угрозы, может быть, сами рассосутся и минимизируются.

До 2014 года политики придерживались иной стратегии. Весь мир лежал у их ног. Они исходили из того, что рост цен на нефть будет бесконечным и что их ресурсы будут расти бесконечно, что они станут частью глобальной элиты — тех, кто управляет миром. И они рассматривали силовую часть режима, в том числе и Путина, как таран, который крушит все препятствия, чтобы обеспечить им достижение этой цели.

То, что произошло в 2014 году, даже для самых близких друзей Путина было катастрофической неожиданностью. Но они пытаются в этих условиях адаптироваться. И их инстинкты в общем не меняются».

Алексей Венедиктов, главред «Эха Москвы»:

«Стратегия поведения чиновников одна: абсолютная лояльность главному боссу и непосредственному боссу. Система в последнее время упростилась, потому что лояльность победила все».

Максим Горюнов, философ:

Фото из личного архива Максима Горюнова

«Если мы посмотрим на возраст чиновников, которые сегодня занимают высокие позиции, то увидим, что многим из них хорошо за шестьдесят. Это значит, что у них есть знания о том, как следует себя вести в авторитарной системе, чтобы оставаться успешным. Когда в 2014-м году Россия вдруг вернулась, условно говоря, во времена Андропова, они просто вспомнили, как это было раньше, реанимировали старые навыки и чувствуют себя в общем хорошо. Тем более система, в которой они сейчас находятся, в разы мягче андроповской. Она позволяет выезжать в страны Евросоюза, иметь недвижимость за рубежом, демонстративно наслаждаться роскошью. Все это в обмен на очень небольшой набор лоялистских ритуалов. Нужно несколько раз в год постоять с флагом, захаживать в церковь, вывешивать в соцсетях ультра-патриотические православные фото. И в общем все.

Уместно вспомнить карьеру Дмитрия Киселева. В 1978 году он окончил филфак Ленинградского государственного университета, после чего начал работать на Гостелерадио СССР. Когда Войцех Ярузельский, сражаясь с Солидарностью, ввел в Польше военные положение, юный Киселев в качестве пропагандиста убеждал поляков в том, что нужно отказываться от сопротивления; что нужно быть покорным Москве, потому что в Москве уже построен социализм и вот-вот наступит коммунизм, а по ту сторону железного занавеса царят мрак и безысходность.

К 1991 году Киселев был вполне успешным пропагандистом, которого все знали, ценили и уважали. С 1991-по 2010-е годы он жил в новой системе, адаптируясь по мере сил к изменившимся условиями. И, кстати, не без успеха. Но как только система откатилась обратно, во времена его молодости, он легко и непринужденно стряхнул пыль со своих старых навыков, прибавил к ним новые, полученные во времена либеральной России, и на свет появилась эта замечательная новостная программа, которую все так любят. Когда мы смотрим на Киселева после весны 2014-го, мы понимаем, как легко вернуться к старым правилам, если у тебя есть успешный опыт адаптации к ним. У Киселева он есть — и вот вам результат. Думаю, старые чиновники выживают сейчас примерно как Киселев: припоминая свои первые шаги по карьерной лестнице.

Тем, кто начинал при Ельцине и при Путине, тоже не нужно ничего придумывать. Если возникнут затруднения, достаточно посмотреть на старших: на тех, кто помнит советскую систему. В крайнем случае за методичкой можно пойти в книжный магазин: купить десяток мемуаров брежневских партийных монстров и посмотреть, как делались карьеры тогда. Впрочем, книга — это для чиновников-интеллектуалов, которые в состоянии читать, не засыпая. Российские чиновники в массе своей люди простые, книг в руки не берут, а нужные знания получают из устного общения. Всегда ведь можно спросить у старших товарищей. Но самое лучшее — не спрашивать, а просто подсматривать: как старшие работают, как себя держат, как подают руку, как упоминают в речи Владимира Владимировича. Пытливый карьерный ум без лишних вопросов сделает нужные  выводы. В итоге опыт успешного выживания в авторитарной системе передается новому поколению.

Посмотрите, как говорят и как двигаются в кадре молодые ведущие на федеральных каналах: они копируют Дмитрия Киселева. Они и знать не знают, что Киселев, может быть, научился так говорить у стариков, которые работали еще в Агитационно-пропагандистском отделе ЦК или в Главном политико-просветительном комитете. Они просто копируют, а опыт передается. Бессознательно и механически».

Василий Юровский

По материалам: «Росбалт»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru