Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 13 12 2018
Home / Экономика / Кудрин предъявляет «Счетку»

Кудрин предъявляет «Счетку»

Поможет ли новая стратегия превратить периферийное ведомство в самостоятельного политического игрока

На прошлой неделе обживающийся в роли главы Счетной палаты Алексей Кудрин представил новую стратегию ведомства до 2024 года. В принципе, и старая бы сгодилась еще на год, но Кудрин решил поторопиться и задал новый вектор развития подконтрольного ему участка. Поэтому в тексте в разделе «Миссия» появились выражения «борец за справедливость», «гарант прозрачности» и «центр компетенций».

Раньше Счетная палата была утилитарной структурой, решающей определенные задачи, — в первую очередь техническую задачу «контроля управления и распоряжения государственными ресурсами», чтобы расходование этих ресурсов вело к «достойной жизни человека». Кудрин и его команда также настаивают на достойной жизни человека (но еще и на «свободном развитии»), но Счетная палата будет не просто контролировать управление ресурсами, она станет «содействовать» госорганам в том, чтобы это было максимально эффективно.

Эксперты, знакомые со стратегией, этому готовы только поаплодировать. Но после рукоплесканий и у них возникают вопросы.

Дальше Голиковой

Как работала Счетная палата раньше? Ведомство под руководством Татьяны Голиковой находило тысячи нарушений (6,5 тысячи за 2017 год, к примеру) в расходовании денег государственными структурами. Палата тщательно структурировала все находки, возбуждались административные дела (за прошлый год — 389), в судах часть из них рассматривалась (267 дел), должностные лица к ответственности привлекались. Таким образом, в 2017 году удалось собрать штрафов на 23,4 миллиона рублей. А всего удалось вернуть 18,8 миллиарда рублей неэффективно потраченных денег — из почти двух триллионов. Часть предписаний СП трансформируются в уголовные дела и проверки со стороны силовиков — но тут многое уже зависит от людей в погонах и от их желания и возможностей что-либо сделать.

«Счетная палата имеет чисто техническую задачу фиксировать нарушения, но, сколько бы она их ни находила, обычно этим все и заканчивалось, — констатирует эксперт экономической экспертной группы Александра Суслина. — Никакими санкциями тем, кто нарушил какие-то показатели, это, как правило, не грозило».

При этом Счетная палата всегда выглядела ведомством очень амбициозным, а ее главу Татьяну Голикову одно время даже рассматривали как потенциального премьер-министра (в итоге Голикова стала вице-премьером). Амбиции Алексея Кудрина выглядят еще серьезнее: он намерен сделать Счетную палату полноценным участником политического процесса в стране — не только через устранение «возможности злоупотреблений, нецелевого и неэффективного использования ресурсов», но и через помощь органам власти в формировании «перспективной картины социально-экономического состояния страны и комплексном понимании рисков недостижения целей устойчивого развития». То есть ведомство Кудрина открыто хочет говорить, что страна движется не по тому пути, что нужны другие методы, другие инструменты, другие маршруты. И не только говорить, но и предлагать.

«Кудрин Счетную палату хочет сделать чуть ли не цементом для изменения всей [политической] системы, — предполагает экономист ФБК Игорь Николаев. — Конечно, такие резкие фразы в официальных заявлениях звучать не будут, но на уровне экспертов, представляющих информацию самому Кудрину, вполне могут быть».

Для изменения системы нужен другой инструментарий оценки эффективности госрасходов, и Кудрин прямо пишет, что его нужно создавать — это одна из важнейших задач нового курса СП. Александра Суслина полагает, что делаться это будет через взаимодействие с различными экспертными площадками, как это предлагает в стратегии Кудрин (при Голиковой такого не было): «Показатели расходования средств отправляются на экспертизу разным организациям. Это даст более объективную оценку эффективности этих показателей». Кроме того, новый глава Счетной палаты хочет сделать это пространство открытым и доступным для международных аналитических организаций.

Но насколько далеко в своих оценках готовы будут зайти приглашенные эксперты и насколько широк будет круг этих людей? Игорь Николаев считает, что «совсем отвязных» экспертов точно будут отсеивать, а будут подбираться такие люди, которые не столько критикуют, сколько предлагают «движение вперед»:

«Кудрину если с шашкой наголо идти — быстро можно перестать быть главой Счетной палаты».

Это нехитрое соображение неизбежно будет отображаться и в том, что официально станет озвучивать СП даже на собственных открытых пространствах. «Иллюзий в отношении свободной автономной работы ведомства [от остальных игроков] нет никаких, — говорит Александра Суслина. — Кудрину нужно будет постоянно лавировать и искать компромиссы».

Кроме того, в своих попытках изменить всю систему с помощью своей палаты бывший министр финансов неизбежно будет наталкиваться на неприятие со стороны крупных политических фигур, которые явно не привыкли к тому, что «Счетка» такой же игрок, как они сами. «Никому из других министерств новый статус СП просто не нужен, поэтому будет давление — занимайтесь своей прежней технической работой. Но это не значит, что ничем не надо заниматься», — уверен Николаев.

Риски Кудрина

Многое в деятельности Кудрина и силе его политического ресурса будет зависеть от того, как его действия будут соотноситься с мыслями Владимира Путина. Президент Кудрину доверяет: это он, вспоминает Дмитрий Орешкин, придумал откладывать деньги в фонды, вследствие чего страна смогла относительно спокойно пережить кризис 2008–2009 годов.

«Кудрин — человек рационально мыслящий, поэтому, когда он соглашался на должность в Счетной палате, он свою самостоятельность с Путиным наверняка обговорил, — говорит Орешкин. — Счетная палата и ее новый вектор — это не совсем пустышка. Кудрин умеет пользоваться приоритетом информационных ресурсов. И слово его как главы официальной структуры теперь будет значительно выше».

На практике это означает, что по результатам проверок СП резонанс будет сильнее, а некоторые чиновники вполне могут лишиться своих должностей. Или не могут: пока сложно представить, как Кудрин сможет бороться с условным Игорем Ивановичем или Дмитрием Олеговичем. В отношении Роскосмоса свой ход Счетная палата уже сделала: в прошлом году 40 процентов нарушений были связаны именно с ведомством Рогозина, и в конце июня Кудрин уже недвусмысленно выразился о том, что уголовные дела возбуждены.

Преимущество Кудрина в том, что он может лично зайти к президенту и пожаловаться на кого-либо, опираясь на результаты проверок Счетной палаты. В этом смысле он — неплохой противовес разрастающемуся силовому блоку, считает Орешкин: пусть из либералов, которых можно назначить виноватыми в экономических провалах, но альтернативы-то куда хуже. Превратив СП в более-менее самостоятельный механизм, Кудрин окончательно возвращает себя если не в топ-10, то точно в первую двадцатку влиятельных политических персон.

Правда, и другие игроки могут попробовать убедить Путина во «вредности» действий Кудрина. Более того, как только Счетная палата начнет выходить за рамки допустимого — а это рано или поздно неизбежно произойдет,— она недолго проживет в реформированном виде, убеждена Александра Суслина. Именно поэтому все инициативы Кудрина вызывают сомнения: да, определенная самостоятельность и даже степень влияния на министерства и госструктуры у него будут, но будет и необходимость оставаться в системе, не ломая ее, а пытаясь трансформировать с использованием тех же фигур. Бег внутри той же самой клетки — только теперь на бегу можно еще кричать и размахивать руками.

Вячеслав Половинко

По материалам: «Новая газета»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru