Главная / Общество / Mомо и похищения детей — как цифровые легенды и фейки портят нашу жизнь

Mомо и похищения детей — как цифровые легенды и фейки портят нашу жизнь

Интернет окутала новая страшилка: якобы людям звонит по «Вотсапу» страшный бот и мрачно дышит в трубку. Лайф вспомнил другие примеры цифровых легенд и выяснил, почему они появляются

Когда-то наивные учёные думали, что с распространением технологий и Интернета люди перестанут верить во всякую ерунду, убивать друг друга из-за разногласий и вообще страшно поумнеют. Логика в этом была — когда есть доступ ко всем знаниям человечества, нужно постараться, чтобы остаться на том же уровне. В итоге случилось ровно наоборот: знания человечества уступили гифкам с котиками, а народ, кажется, стал только глупее.

Зато освоил передовые инструменты коммуникации и принялся передавать друг другу страшные истории. Сейчас по Интернету расходится Момо: бот с жуткой картинкой на аватарке звонит по ночам и пугает абонентов. Разумеется, никто этого бота не видел: СМИ просто копируют друг у друга информацию. Лайф разобрался, почему в 2018 году всё ещё модно перекидывать друг другу вбросы и фейки — и к чему это может привести.

Девушка-ворона

Что это вообще за Момо? Согласно несдержанным сообщениям СМИ, это некий «бот», который названивает абонентам и страшно дышит в трубку. Сообщения о «боте» поступали из западных стран: там жаловались на плохое самочувствие после звонка и то, что Mомо набирает даже днём и даже детям. Нельзя, мол, нигде себя чувствовать в безопасности. После этого эстафету переняли блогеры.

Саму по себе жутковатую картинку девушки-вороны можно принять за работу графического редактора, но это детище японских скульпторов. Полностью их произведение выглядит так; экспонат висит в Vanilla Factory.

Фото: © instagram.com/xperience1282

Фото: © instagram.com/xperience1282

Обрезанный снимок, который можно принять за отфотошопленное селфи, запостили на Reddit, где он моментально собрал несколько тысяч лайков, очевидно, после этого в чьём-то мозгу и родилась прекрасная идея запустить страшилку. Народ радостно подхватил идею и принялся кидать друг другу «предупреждения»: увидите Mомо — бойтесь, а лучше выкиньте смартфон и идите жить в пещеру. При этом никаких официально задокументированных сведений о вреде Mомо, разумеется, нет — но кого это волнует?

Конечно, это не только продукт цифровой эпохи: разнообразные страшилки были всегда. Но раньше они передавались из уст в уста и проверить информацию было сложнее — поди докажи, что иностранцы не раздавали наркотики детям во время Олимпиады-80. Или что нет ни одного зафиксированного случая заражения СПИДом через шприцы, вмонтированные в кресла кинотеатров. Или что попросту невозможно заразиться ВИЧ через «инфицированные бананы» — это противоречит здравому смыслу.

Но люди упорно пересказывали друг другу байки, которые услышали в кабинете, школе, очереди или гаражном кооперативе. Но сейчас эту повальную веру объяснить можно: в мире доинтернетного доступа к информации сложно вычислить вброс и фейк. Казалось бы, в 2018 году такие «городские легенды» обязаны сойти на нет: просто открываешь поисковик и убеждаешься, что пост, которым ты хотел поделиться, — полная чушь. Однако ничего подобного не происходит, и Mомо тому живой пример. Живой — но не единственный.

«Раздают наркотики детям»

Главное жерло, где перевариваются и переливаются сплетни городского и федерального масштабов, — родительские чаты, обычно в WhatsApp. Любой, кто состоял в таких сообществах и имеет нормированное количество хромосом, скажет — там творится полный ад. Обеспокоенные родители, едва выучившие функцию «отправить сообщение», вкидывают в паблик всё, что видят: новости, картинки, видео и, конечно, вбросы. Данные никто не проверяет, поэтому в ход идёт любая неподтверждённая ерунда: от фантазии местных обитателей соцсетей до фейков, которые даже на федеральном уровне признали таковыми.

Фото: © flickr / Marco Verch

Фото: © flickr / Marco Verch

Особенно жители родительских чатов бурно реагируют на сообщения о наркотиках. «Возле нашей школы раздают жвачку с кокаином», — делится кто-нибудь неприятной новостью, и пошла волна: инфа разлетается по другим школам и даже городам. Именно такая история произошла год назад, когда в социальных сетях пролетел слух, что возле московских учебных заведений неизвестные дарят детям жвачку с наркотиком внутри. В качестве примера обычно использовались сильнодействующие и известные «порошки» — героин и кокаин. Потом слух долетел до провинции, и можно только гадать, сколько родителей подвергли детей домашнему аресту, увидев в их карманах продукцию Dirol, Orbit и Stimorol. При этом никому даже не пришло в голову, что, например, кокаин — крайне дорогостоящий наркотик и подсаживать на него школьников экономически невыгодно; можно с таким же успехом спаивать пятиклассника шампанским Cristal и коньяком Xenessy X.O.

Другая беда, заражающая родительские чаты, — «похищение детей». Безусловно, страшная проблема, которая реально существует в нашем обществе. Но она нивелируется и смазывается, когда обрастает миллионом слухов и недомолвок. Под занавес 2017 года Ярославль захлестнула волна о попытках киднеппинга: мол, ходят страшные мужчины с ножами и пытаются выхватить ребятишек прямо из слабых рук бабушек. Вскоре выяснилось, что вся история спровоцирована на пустом месте. Однако общественный нерв взвинчен до предела — кто за это ответит?

Фото: © Shutterstock.com

Фото: © Shutterstock.com

Ещё в Сети периодически всплывает жуткая история про детей, которых похищают на два-три дня и возвращают обратно — но уже с одной почкой. В это, к счастью, верят меньше, но, судя по настойчивой динамике публикаций страшилки, находятся люди, которые считают своим долгом поделиться, чтобы «предотвратить».

«ИГИЛ* будет бомбить эти города»

Терроризм — центральная общественная проблема в наше время. И центральный источник необоснованного страха, а отсюда — горы фейков, которые забивают соцсети. В середине 2015 года по чатам и мессенджерам гуляла листовка, якобы утёкшая из подвалов Лубянки: «Список городов, которые будет бомбить ИГИЛ*». Что характерно, на «источнике информации» не было никаких подтверждающих знаков — даже печати или росписи. Просто распечатка с набранным текстом, который может набить любой, у кого есть компьютер. И эту листовку гоняли по всем соцсетям городов, в которых должен быть пройти «теракт». Несмотря на активные заявления сотрудников силовых структур, что вся информация — типичный вброс.

Достоверность листовки подтверждала и «гарантия» фейка — «прислала мама одноклассника дочери, она работает в полиции». Именно так и развивался слух про «18 смертников, заброшенных в РФ для терактов в ТЦ». Данные не были ничем подтверждены, но магическое «прислали из полиции» работает безотказно — и не столь важно, что у автора поста нет никаких контактов в полиции, а инфу он подглядел в «инстаграме» бывшего одноклассника, которого не видел последние 20 лет.

«Власти скрывают»

Недоверие к местным властям у российского человека развито на молекулярном уровне, и периодически оно оправданно — однако не в дни трагедий. Новости об ужасном пожаре в Кемерове захлестнули страну. Но это были вбросы и фейки — пока официальные органы собирали достоверную информацию, граждане уже со всем определились: выяснили количество погибших, количество пострадавших и кто во всём виноват.

Соцсети захлестнули переписки с высказываниями экспертов: от «жён водителей КамАЗа», чей муж вывозил трупы, до «врача скорой помощи», который лично вытаскивал сотни обгоревших тел. Не помогла даже группа митингующих, которую пустили в морг, чтобы она удостоверилась, что там нет сотен спрятанных трупов: люди решили, что активистов попросту купили или запугали. Народ, не привыкший доверять власти и их представителям, немедленно уверовал во все скриншоты из «Вотсапа», которые он увидел на своём сложном интернет-пути.

Увы, но трагедия в Кемерове — не единственный пример, когда человеческая любовь к репосту перевесила здравый смысл. Просто она была максимально массовой и коснулась плюс-минус каждого жителя в стране. А так, любой региональный журналист скажет, что после каждого крупного ЧП в соцсетях всплывает информация о погибших — которая не всегда, далеко не всегда подтверждается.

Кто виноват?

Здесь, конечно, хочется задать всем вопрос — а почему так происходит? Почему мы спешим поделиться глупым фейком, который обязательно напугает других? Этому есть несколько причин, и все они крайне печальные.

В первую очередь — человек не привык думать. Особенно современный. Мы бороздим просторы Интернета, когда хотим отключить мозг — развеяться и расслабиться. Если нам на глаза попадается что-то провокационное и требующее немедленного репоста, роль первой скрипки тут играет сердце — но далеко не разум. Если вы импульсивный, то щёлкнете. Если нет — пролистаете и пройдёте мимо. Но мало кому придёт в голову лезть куда-то дальше, чтобы проверить информацию — потому что мы оказались в новостной паутине, чтобы развеяться. А не выполнять гражданский журналистский долг.

Фото: © pikabu.ru

Фото: © pikabu.ru

Кроме того, людям зачастую даже не приходит в голову, что не всегда информации можно доверять. Здесь работает принцип «лучше перебдеть, чем недобдеть». Люди на самом деле и не верят тому, что репостят, но чувствуют: надо. При этом им не приходит в голову, что их активизм только вносит разлад и сумятицу в общественные ряды. Именно такие аргументы, например, предъявляли петербургским сотрудникам, которые допрашивали распространителей фейков.

Чем это грозит?

В общем-то, ничего страшного же не произошло — ну кто-то кинул фейк, и что дальше? Никто же не умер и не потерял рассудок. Это так. Но есть одна проблема. Когда разлетается ложная информация — мы ей верим. И перестаём верить официальной, которую поставляют спецслужбы, доверенные лица и проверенные журналисты.

А потом мы выясняем, что данные эти — фейк. И не верим уже ничему — если в Интернете врёт «сестра сына одноклассника», то что говорить об «оплаченных журналюгах»? Таким образом, снижается общая ценность любого поста, который вы видите в соцсетях: он может быть как ложным, так и вполне честным, проверенным.

Но вы уже не будете выяснять, как там обстоит на самом деле, потому что любая интернет-журналистика — особенно гражданская — себя дискредитировала. И вы не верите ничему. И это очень плохо — потому что на свободном распространении информации и строится всё интернет-оповещение. Когда не работает оно — остаётся не так уж много способов выяснить, что происходит на самом деле.

* Деятельность террористической организации запрещена в России по решению Верховного суда.

Илья Божко

По материалам: «Life»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru