Главная / Политика / Горбачева не предлагайте

Горбачева не предлагайте

Кто спас политическую карьеру будущего президента СССР

Работа в Ставропольском крайкоме ВЛКСМ сулила в случае удачи стремительное продвижение, но Горбачеву она могла стоить карьеры.

После Московского университета Михаила Горбачева, молодого юриста, распределили в родные края, в ставропольскую прокуратуру. Но в правоохранительных органах шло послесталинское сокращение штатов. Горбачев обратился в крайком комсомола.

Как раз в 1955 году, после очередного пленума ЦК ВЛКСМ, руководители комсомола Шелепин и Семичастный обратились к секретарям обкомов и крайкомов: учебные заведения страны выпустили слишком много юристов, философов и историков, трудоустроить всех молодых специалистов по специальности невозможно, возьмите их на работу в комсомол.

Виктор Мироненко, в ту пору первый секретарь Ставропольского крайкома ВЛКСМ, рассказывал мне:

— Только я вернулся из Москвы с пленума, мне звонит Горбачев. Я соединился с краевым прокурором. Он говорит: есть только место следователя, но Горбачев не хочет. А у меня в крайкоме была вакансия — нужен был заместитель заведующего отделом пропаганды. Ну я и взял Горбачева.

Молодой выпускник Московского университета вполне подходил для освобожденной комсомольской работы: еще в школьные годы поработал комбайнером, в 18 лет вступил в партию, награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Михаил Сергеевич долгое время поминал добром земляка, открывшего ему дорогу в политику. Потом отношения прервались. Виктора Мироненко забрали в Москву заведовать отделом комсомольских органов, избрали секретарем ЦК ВЛКСМ. В брежневские годы он попал под подозрение как человек, близкий к Шелепину и Семичастному. Бывших «комсомольцев» Брежнев считал опасными для себя. За ними следил КГБ. Задача состояла в том, чтобы не допустить их возвращения на заметные посты.

Выделялся в аппаратной среде

Через год Горбачева избрали первым секретарем Ставропольского горкома комсомола, еще через два года — вторым секретарем крайкома. В 1961 году его сделали первым секретарем. Наделенный очевидными организаторскими способностями, умеющий ладить с людьми, бесконечно работоспособный, он быстро продвигался по карьерной лестнице. И очень выделялся в аппаратной среде.

В 1958 году Горбачев докладывал жене из Москвы с комсомольского съезда:

«Что купил, не буду говорить. Об одном жалею — что денег уже нет… Я подписал тебе Всемирную историю — 10 томов, Малую энциклопедию, философские произведения Плеханова».

В Ставрополе Раиса Горбачева несколько лет не могла найти работу, потом устроилась преподавать в сельскохозяйственном институте. С присущей ей целеустремленностью и внутренней дисциплиной взялась за диссертацию «Формирование новых черт быта колхозного крестьянства (по материалам социологических исследований в Ставропольском крае)».

— Я бегала по дворам с анкетами, — вспоминала Раиса Горбачева. — Меня потрясло поколение деревенских женщин, оставшихся одинокими из-за войны. Каждый четвертый-пятый дом в селах Ставрополья — двор женщины-одиночки. Дом обездоленной женской судьбы… Женщины, не познавшие радости любви, счастья материнства. Женщины, одиноко доживающие свой век в старых, разваливающихся домах…

Горбачева высоко ценил руководитель Ставрополья Федор Кулаков. Ему самому нравилась работа в Ставрополе — первый секретарь сам себе хозяин. Нравился климат, богатый и щедрый край, и образ жизни его вполне устраивал. Он обожал застолья и большие компании. Кулаков требовал от подчиненных личной преданности и выполнения плана. Федор Давыдович выдвинул Михаила Сергеевича на пост первого секретаря крайкома комсомола, затем перевел на партийную работу.

Кулаков готовил его, конечно, не на смену себе, но получилось так, что Михаил Сергеевич последовательно занимал кресла, которые освобождал ему Федор Давыдович сначала в Ставрополе, затем в Москве.

Горбачева не предлагайте: кто спас политическую карьеру будущего президента СССР

Фото: ru.wikipedia.org

А мог стать чекистом

Конечно, сейчас трудновато представить себе Михаила Сергеевича в генеральском мундире. Но его едва не взяли в органы госбезопасности.

В 1966 году в Ставрополь командировали бригаду сотрудников центрального аппарата Комитета госбезопасности с заданием проверить работу краевых чекистов. Руководил бригадой полковник Эдуард Нордман из второго главного управления, бывший белорусский партизан.

В Ставрополе Нордману предстояло заодно исполнить деликатное поручение заместителя председателя КГБ по кадрам Александра Перепелицына: присмотреть среди местных партийных работников кандидата на должность начальника областного управления госбезопасности. Генерал Перепелицын перечислил критерии:

— Молодой, не больше тридцати пяти, с высшим образованием, с опытом работы.

У Нордмана в Ставрополе нашлись партизанские друзья. Секретарь крайкома по кадрам Николай Лыжин без колебаний посоветовал Нордману:

— Лучшей кандидатуры, чем Горбачев, ты не найдешь.

В то время Михаил Сергеевич, уже покинувший комсомольскую работу, был избран первым секретарем Ставропольского горкома партии. Вернувшись в Москву, Нордман назвал фамилию перспективного партийного работника генералу Перепелицыну. Заместителю председателя комитета кандидат понравился:

— То, что надо: молодой, прошел по партийной лестнице.

Перепелицын пошел к председателю КГБ Семичастному. Но Владимир Ефимович с порога отверг предложение:

— Горбачев? Не подойдет, его даже не предлагайте.

Почему тогдашний председатель КГБ отверг предложенную кандидатуру, теперь уже узнать невозможно. Владимир Ефимович ушел из жизни. Но отказ Семичастного спас карьеру Михаила Сергеевича. На следующий год самого Семичастного снимут с должности, потом в опалу попадет еще один недавний первый секретарь ЦК ВЛКСМ Шелепин. Брежнев постепенно разгонит все комсомольские кадры.

Последняя проверка

Когда в 1970 году подбирали нового первого секретаря крайкома партии, начальнику Ставропольского управления Нордману позвонил первый заместитель председателя Комитета госбезопасности Семен Цвигун, доверенный человек Брежнева:

— Приезжай на пару дней в Москву.

— Так я же совсем недавно был, Семен Кузьмич. У меня и вопросов никаких нет.

— Ну я же не каждый день приглашаю. Приезжай.

Когда Нордман вошел в кабинет первого зама, Цвигун доверительно сказал: в Ставрополье предстоят перемены. Понадобится новый первый секретарь. Кого будем назначать? Нордман назвал двоих — Босенко и Горбачева. Выбор сделал в пользу Михаила Сергеевича:

— Он моложе Босенко на 13 лет, юрист, перспективный.

И тут Цвигун возразил:

— Он ведь первым секретарем крайкома ВЛКСМ работал в одно время с Шелепиным и Семичастным. Одна ведь банда шелепинская комсомольская.

Нордман возразил:

— Семен Кузьмич, не входит Горбачев в эту команду.

— Откуда ты знаешь, ведь недавно там работаешь?

И тогда Нордман поведал историю о том, как предлагал Горбачева взять в кадры КГБ и как Семичастный с ходу отверг его кандидатуру. Словом, Михаил Сергеевич к «железному Шурику» никакого отношения не имеет и связей с бывшими комсомольскими лидерами не поддерживает.

Цвигун доложил Брежневу, что Горбачев чист.

Для Михаила Сергеевича это была последняя и решающая проверка.

Совет председателя КГБ

В последний раз комсомольскую молодость Горбачева вспомнили в 1978 году, когда внезапно умер секретарь ЦК КПСС по сельскому хозяйству Кулаков и в Москве срочно подбирали ему замену.

Но в последний момент его назначение секретарем ЦК КПСС едва не сорвалось! И все из-за того, что бывший первый секретарь Ставропольского крайкома комсомола Виктор Мироненко позвонил опальному бывшему первому секретарю ЦК ВЛКСМ Семичастному, отправленному в Киев. Обсуждали последние новости. Разговор зашел о Михаиле Сергеевиче.

Владимир Семичастный спросил Мироненко:

— Слушай, я не помню, Горбачев у нас когда работал?

— Так это вы и подписывали решение о его назначении первым секретарем крайкома, — напомнил Мироненко.

Киевлянина Семичастного интересовали столичные кадровые дела:

— Знаешь, почему я тебя спрашиваю? Говорят, вместо Кулакова то ли Горбачев будет, то ли наш Моргун.

Первый секретарь полтавского обкома Моргун тоже считался кандидатом на пост секретаря ЦК по сельскому хозяйству. Федор Трофимович учился в Днепропетровске, что для Брежнева было большим плюсом, работал на целине.

За Семичастным присматривали. Фамилии, которые он называл, фиксировались. А именно в эти дни оформлялись все документы, необходимые для избрания Горбачева секретарем ЦК.

— Говорят, Горбачева тут же пригласил председатель КГБ Андропов, — рассказывал мне Мироненко, — и предупредил: будь осторожен, видишь, кто тебя поддерживает…

Мелкие аппаратные чиновники могли бы, наверное, при желании и при благоприятном для них стечении обстоятельств навредить Горбачеву. Но Брежнев уже сделал выбор в его пользу.

Продолжение следует

Леонид Млечин

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru