Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 18 10 2018
Home / Общество / Рекламе на речных судах быть!

Рекламе на речных судах быть!

Арбитражный суд Московского округа принял решение в пользу представителей малого бизнеса в вопросе применения законодательства о рекламе на речных судах.

Летом этого года, на наш взгляд, состоялось знаковое событие в системе российского арбитража. Кассационная инстанция — Федеральный Арбитражный Суд Московского округа — принял решения в пользу организации, владеющей пассажирским прогулочным теплоходом, установившей на его бортах рекламные конструкции (цифровые видеоэкраны). Вроде де бы небольшое с точки зрения экономических параметров дело продемонстрировало: рядовые предприниматели вполне могут выигрывать у чиновников экономические споры, даже у очень серьезных столичных структур.

Вынесенные решения по административным делам А40-140025/17-148-784 и А40-136470/17-17-1209 с одинаковым предметом спора унифицировали, систематизировали и разъяснили применение ФЗ «О рекламе» при размещении рекламы на речных судах.

Напомним, в рамках первого дела (№Ф05-3877/2018), компания-владелец пассажирского рейсового теплохода успешно обжаловала предписание, выданное Объединением административно-технических инспекций Правительства Москвы, о демонтаже рекламной конструкции, установленной на теплоходе якобы без разрешения, предусмотренного ст.19 ФЗ «О рекламе».Предписание было признано полностью незаконным и отменено судом; впоследствии, апелляционная инстанция, а также и кассационная инстанция оставили это решение в силе.

В рамках второго дела (№Ф05-4554/2018) линейный отдел МВД на водном транспорте (ЛО МВД на ВТ) обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении компании-владельца к административной ответственности по ст.14.37 КоАП РФ за установку и эксплуатацию рекламной конструкции без разрешения, предусмотренного той же ст.19 ФЗ «О рекламе», в результате чего компании-оператору был назначен штраф в размере 500 000 рублей. Решение о привлечении к ответственности было оставлено в силе в апелляционной инстанции, однако, кассационная инстанция отменила решения предшествующих инстанций и приняла новый судебный акт в пользу компании-владельца теплохода.

Логика истцов,административных органов, в обоих делах была построена на том, что в силу прямого указания закона подлежащие государственной регистрации воздушные, морские, а также речные суда внутреннего плавания относятся к недвижимому имуществу (ч.1. ст. 130 ГК РФ).

При этом в нескольких подчиненных частях статьи 19 ФЗ «О рекламе», регулирующей порядок размещения «технических средств стабильного территориального размещения, располагаемых на стенах, крышах и иных конструктивных элементах зданий, строений, сооружений», применяется обобщающее понятие «недвижимое имущество».

Руководствуясь этим, административные органы заключили, что раз пассажирский теплоход является «недвижимым имуществом», то размещение рекламы на нём подпадает под действие статьи 19 ФЗ «О рекламе». Учитывая, что указанная статья закона требует получения разрешения органа местного самоуправления на установку и эксплуатацию рекламной конструкции, которое не было получено, такая конструкция подлежит демонтажу.

В то же время, вынося свои решения по обеим делам, ФАС Московского округа заключил, что судами первых инстанций верно установлено, что пассажирский теплоход, в силу прямых определений, данных в федеральных законах (ФЗ «О транспортной безопасности», «Таможенный кодекс Таможенного союза»), является транспортным средством, которое осуществляет хозяйственную деятельность по перевозке пассажиров на основании соответствующей лицензии.

Реклама, размещаемая на всех транспортных средствах, регулируется отдельной статьей 20 ФЗ «О рекламе», которая устанавливает ряд требований к такой рекламе, связанных с безопасностью её установки (которые были выполнены компанией-оператором), но не предусматривает получения разрешения на нее от органа местного самоуправления.

Статья 19 ФЗ «О рекламе», с другой стороны, регулирует только рекламные конструкции стабильного территориального размещения. В определении Верховного Суда РФ от 19.12.2016 №309-КГ-1618413 по делу №А711732/2016 указано, что объект может быть признан установленной стационарно рекламной конструкцией только в том случае если он присоединен к земельному участку или монтируется к иному стационарному имуществу. В противном случае, он не является способом стабильного территориального размещения рекламы и не отвечает понятию рекламной конструкции, на установку которой требуется указанное в законе разрешение исходя из смысла Закона о рекламе.

В своем письме от 05.04.2018г. №УПП/02369-06, Руководитель Аппарата Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей так прокомментировал эту ситуацию: «положения данной статьи (ст. 19) ФЗ «О рекламе» распространяются на средства размещения рекламы стабильного территориального размещения, то есть постоянно находящиеся по определенной географической координате». И далее: «Речное судно, которое в рамках выполнения своих коммерческих функций находится преимущественно в движении, не может служить средством размещения каких-либо материалов стабильного территориального размещения».

Статья 19 ФЗ «О рекламе» изначально, в принципе не применима к транспортным средствам, так как предусматривает получение разрешения в органе местного самоуправления конкретного муниципального района на рекламное средство, стабильно установленное на территории указанного района, прикрепленное к земельному участку или сооружению, возведенному на нем, и никуда не передвигающемуся.

Логина законодателя при выделении транспортного средства в отдельную статью закона очевидна: любое транспортное средство передвигается по территории нескольких (порой – десятков, сотен) муниципальных образований, и требование о получении разрешения на неё во всех органах местного самоуправления по ходу следования транспортного средства было бы абсурдным. Ведь размещение рекламы на транспортных средствах стало бы просто невозможным с точки зрения объема документооборота и его сложности.

Кстати говоря, в арбитражной практике имеется случай, тонко иллюстрирующий затронутые здесь понятия, а именно — функциональный переход судна из категории транспортных средств в категорию «объектов недвижимости». В деле №2-349/16 Кимрский городской суд Тверской области пришел к выводу, что маломерное транспортное средство (понтон) стал обладать всеми признаками недвижимого имущества в связи с тем, что он был физически связан с причалом коммуникациями и использовался как часть причального сооружения, постоянно эксплуатировался у берега, для чего была установлена воздушная линия электропередачи и проложены инженерные коммуникации водоснабжения, в результате чего он приобрел прочную физическую связь с землей и стал фактически объектом недвижимости, то есть объектом, перемещение которого в пространстве без ущерба его назначению невозможно.

Логика судей в этом деле чётко противопоставляет понятия транспортных средств (перемещающихся в пространстве пассажирских и других судов), и объектов недвижимости – являющихся таковыми не в силу закона, обуславливающего особенности их гражданского оборота, но в силу наличия у них неразрывной физической связи с землей – таких объектов, к которым по смыслу применяются положения ст.19 ФЗ «О рекламе».

Что же касается двух дел, рассмотренных ФАС Московского округа, то теперь владельцы речных судов могут вздохнуть спокойно: размещение на них рекламы не подпадает под действие ст. 19 ФЗ «О рекламе», требующей получения разрешения, а регулируется ст. 20 этого закона (реклама на транспорте).

P.S.Любопытно, что и сам инициатор разбирательства (а по совместительству и третья сторона в рассматриваемых судом делах) в лице Департамента СМИ и рекламы Правительства Москвы, судя по всему, не особо верил в перспективность такой интерпретации Закона о рекламе: в своем более раннем письме от 16.08.2018г., №02-57-440/16-2 он признавал, что размещение рекламы на транспортных средствах осуществляется в соответствии с требованиями, установленными именно ст. 20 ФЗ «О рекламе», и уже после вынесения вердиктов по обеим делам Арбитражным Судом Московского округа направил заявления в ЛО МВД по ЦФО на водном транспорте, а также в Федеральную антимонопольную службу с просьбой о дополнительной проверке компании-владельца на предмет соблюдения требований ст. 20 ФЗ «О рекламе» при распространении на теплоходе рекламы, тем самым де факто еще раз признав решения суда. 

Андрей Андреев,

кандидат юридических наук

От редакции: Обе указанные выше  административные проверки завершились признанием соблюдения компанией-владельца теплохода требований, установленных ст. 20 ФЗ «О рекламе», копии решений имеются в распоряжении редакции. Решение кассационной инстанции, принявшей решение в пользу представителей малого бизнеса показывает позитивные тенденции, происходящие в системе российского арбитража. С приходом к руководству Судебной коллегии по экономическим спорам ВерховногоСуда РФ Олега Свириденко это далеко не первый случай, когда в аппеляционных и кассационных инстанциях были защищены права, что называется, простых предпринимателей.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru