Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 17 11 2018
Home / Политика / В списках не бачатся

В списках не бачатся

Кто и за что на Украине попал под российские санкции

Россия ввела санкции в отношении Украины. Они направлены не только на то, чтобы попавшие под них лица не смогли вывести свои активы из РФ, но и бьют по двусторонней торговле. Пострадать могут российская титановая корпорация «ВСМПО-Ависма» и потребители железнодорожных колес в России. В числе физлиц соседней страны, оказавшихся в санкционном списке, сын президента Алексей Порошенко и лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко. Собеседники “Ъ” говорят, что в него могут как добавить новых фигурантов, так и исключить тех, кто там уже есть. На Украине российские меры были восприняты спокойно. Петр Порошенко заявил, что «это список очень достойных людей», и сравнил попадание в него с государственной наградой.

Санкции с колес

Премьер РФ Дмитрий Медведев подписал постановление (.pdf) о введении санкций против 322 граждан Украины и 68 юрлиц, подконтрольных наиболее влиятельным украинским бизнесменам. Документ подготовлен во исполнение указа президента России от 22 октября.

Санкции, координатором которых станет Минфин, предусматривают блокировку счетов, ценных бумаг и имущества этих лиц на территории РФ. Кроме того, им запрещено выводить свои средства за пределы России. Минпромторгу и Минэкономики поручено «предотвратить негативное влияние от введенных экономических мер на деятельность российских организаций».

В аппарате Дмитрия Медведева, Минфине и Минэкономики тему не комментируют. Источник “Ъ” в правительстве говорит, что санкционный список формировался как симметричный ответ на аналогичные ограничения, введенные Украиной. Он составлялся на основе предложений различных министерств и ведомств и «очерчивает широкий круг ключевых политиков и бизнесменов, как всегда бывает в таких случаях, и надо учитывать, что список подвижен: могут быть исключения и добавления».

Санкции направлены не только на то, чтобы попавшие под них лица не смогли вывести свои активы из РФ, но и бьют по двусторонней торговле. Как пояснил “Ъ” источник в правительстве, санкции запрещают финансовые операции резидентов РФ с фигурантами списка, а попытки обойти ограничения должны пресекаться на уровне задействованных в трансакциях банков (по принципу «знай своего клиента») и Росфинмониторинга. В то же время, как сообщили “Ъ” в Минпромторге, для отдельных фигурантов санкционного списка допускается выдача временных разрешений на проведение определенных операций, «если это будет необходимо для обеспечения интересов российских компаний». По словам источника “Ъ” в правительстве, пока таких обращений от российских компаний не было.

Между тем под санкции попала группа EastOne Виктора Пинчука, которая контролирует крупного украинского производителя трубной продукции и железнодорожных колес «Интерпайп» (в РФ у него есть торговая компания «Интерпайп-М»). Если трубные мощности в РФ есть в избытке, то на рынке цельнокатаных колес для железнодорожных вагонов острый дефицит, и уход «Интерпайпа» его только осложнит.

В прошлом году ЕЭК резко повысила антидемпинговые пошлины для «Интерпайпа» по жалобе двух основных российских производителей колес, Выксунского метзавода и «Евраз НТМК». «Интерпайп» на время сократил операции, однако вскоре вернулся, восстановив на фоне дефицита объемы на прежнем уровне, но резко подняв цены (см. “Ъ” от 17 октября).

«С ноября цена колеса поднялась до 60–65 тыс. руб. (ФАС ограничила цену для Evraz и ВМЗ на уровне 35 тыс. руб.)»,— рассказывает “Ъ” собеседник на рынке, добавляя, что собственники и операторы вагонов вынуждены платить эту цену и «очередь на год вперед». «Интерпайп» в последнее время поставлял около 16 тыс. колес в месяц в РФ, говорит он, и мог бы увеличить этот объем вдвое (для примера, ВМЗ поставил за октябрь 80 тыс. колес, Evraz — 35 тыс.). По словам собеседника “Ъ” на рынке, в ожидании колес простаивает около 15 тыс. вагонов. В ОАО РЖД (владеет 75% вагоноремонтных мощностей в РФ) “Ъ” сообщили, что его потребности в колесах «полностью обеспечены отечественными компаниями (ВМЗ и Evraz)». В «Интерпайпе» отказались от комментариев, в EastOne не ответили “Ъ”.

Кроме того, в санкционном листе оказалась государственная Объединенная горно-химическая компания и ее Вольногорский ГОК, основной поставщик ильменита для российского производителя титана «ВСМПО-Ависма». Совладелец и гендиректор «ВСМПО-Ависмы» Михаил Воеводин сказал “Ъ”, что компания пока не видит в этом каких-либо прямых препятствий для работы. «С 2014 года мы поддерживаем шестимесячный страховой запас ильменита, а как дальше разовьется ситуация — посмотрим»,— отметил он. В 2017 году в интервью “Ъ”Михаил Воеводин указывал, что закупки ильменита составляют всего $20 млн в год (около 120 тыс. тонн), а сырье сейчас «не дефицитное».

Среди других лиц, попавших под санкции, связи с российским бизнесом есть у Александра Ярославского, владельца DCH Group. Группа в 2016–2017 годах выкупила Харьковский тракторный завод (ХТЗ) у структур Зигфрида Вольфа, главы совета директоров «Русских машин» и группы ГАЗ Олега Дерипаски, и два украинских актива у Evraz — железорудный ГОК «Суха Балка» и Днепровский метзавод (ДМЗ). Александр Ярославский заявил “Ъ”, что «не занимается политикой», поэтому вопросы об обоснованности санкций лежат «вне плоскости» его деятельности. При этом информации о поставках ХТЗ и ДМЗ в Россию нет, а бизнесмен этот вопрос не комментирует.

В числе крупных компаний, попавших под российские санкции,— заводы «Азот», «Ривнеазот» по производству удобрений и дистрибутор удобрений «УкрАгро НПК», принадлежащие Дмитрию Фирташу. Сам бизнесмен, у которого длительная история взаимоотношений с Россией, не попал в черный список. Кроме того, под санкциями оказалась крупная железорудная компания Ferrexpo. Все эти компании не поставляют продукцию в Россию.

Практически все собеседники “Ъ” в крупных российских компаниях отмечают, что в списке нет одного из крупнейших украинских бизнесменов Рината Ахметова с его основными холдингами — металлургическим «Метинвестом» и энергетическим ДТЭК,— хотя почему-то в список попал входящий в «Метинвест» «Запорожкокс», обеспечивающий сырьем родственную «Запорожсталь».

В «Метинвесте» отказались от комментариев. Олег Петропавловский из БКС полагает, что Ринат Ахметов и его холдинговые компании не были включены в список, поскольку с бизнесменом у РФ традиционно хорошие отношения. Кроме того, могла бы возникнуть сложная ситуация с определением статуса активов «Метинвеста» и ДТЭК, которые перешли под управление властей самопровозглашенных ДНР и ЛНР (источники “Ъ” говорили, что управляет ими Сергей Курченко). Собеседники “Ъ” в отрасли указывают, что металлопродукция Енакиевского метзавода из ДНР беспрепятственно поставляется в Россию.

«В отличие от американских санкций, которые прямо запрещают любые сделки с лицами, включенными в SDN-лист, а также любые действия, направленные на обход санкций, постановление правительства РФ таких правил не содержит, ограничиваясь установлением запрета на вывод средств за пределы РФ»,— отмечает старший юрист BGP Litigation Денис Дурашкин. По его мнению, это означает, что «по крайней мере до тех пор, пока нормативная база не будет уточнена, различные формы ухода от ограничений, в том числе с помощью цепочки посредников, не исключены». С этим согласен и адвокат юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Иван Божко: «Может сложиться ситуация сродни той, которая имеется с иными подсанкционными продуктами, торговля которыми осуществляется через компании, расположенные в третьих странах».

В Киеве говорят, что российские санкции не угрожают украинскому государству

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Заменить можно, продать нельзя

Одной из немногих украинских компаний, для которых попадание в санкционный список может привести к реальным проблемам, стал агрохолдинг Kernel Андрея Веревского (производит и экспортирует подсолнечное масло, зерно и т. д., выручка за финансовый год, закончившийся 30 июня 2018 года,— $2,4 млрд).

В 2012 году Kernel совместно с Glencore приобрел зерновой терминальный комплекс «Тамань» у ГК «Эфко» за $265 млн. В марте 2017 года CEO Glencore Agri Крис Мэнохью сообщил, что украинский агрохолдинг хочет продать свою долю, консультантом сделки был нанят Deutsche Bank, но сделка так и не состоялась. По словам источника “Ъ”, знакомого с ситуацией, Kernel по-прежнему владеет 50% в зерновом терминале. В Glencore отказались от комментариев. Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич говорит, что введение санкций фактически замораживает для Kernel процесс продажи доли в терминале.

Персональные санкции коснулись уроженца Украины владельца девелоперской MosCityGroup Павла Фукса, у которого в Москве остался жилой комплекс Sky House. Однако перспективы финансирования этого недостроенного объекта и до санкций были неясными. Как сообщал “Ъ” 1 ноября, инвесторы проекта рассчитывают, что комплекс будет достроен силами подрядных компаний, подконтрольных московской мэрии.

У других компаний потребительского сектора, попавших в санкционный список, нет активов в России и прямых связей с российскими поставщиками или импортерами, поэтому введение санкций на данном этапе не отразится на их бизнесе. Так, украинский спиртовой монополист госпредприятие «Укрспирт» не работает в России, его продукции здесь нет, отмечает директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз. Крупный производитель мяса бройлера комплекс «Агромарс» не закупает сырье и оборудование из России, не имеет ни собственности в РФ, ни счетов в местных банках, поэтому санкции никак не отразятся на его деятельности, сообщили “Ъ” в компании.

С производителем лекарств «Фармак» (в список попала и бенефициар компании Филя Жебровская) ситуация иная. В России у компании с 2012 года есть представительство с центральным офисом в Москве. В украинском и российском офисах «Фармака» не ответили на запрос “Ъ”. Директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов говорит, что «Фармак» — крупнейший украинский поставщик лекарств на российский рынок. По итогам января—августа 2018 года его доля в импорте лекарств с Украины составила 52%, это 480 млн руб. в ценах производителя. «»Фармак» поставляет к нам 22 наименования препаратов, в основном дженерики, заменить которые не составит большого труда»,— отметил господин Беспалов.

Избирательный список

Среди 322 физлиц, против которых введены санкции, много парламентариев, политиков и высокопоставленных чиновников. Из 24 членов правительства в списке оказались десять, включая вице-премьеров Вячеслава Кириленко (курирует гуманитарные вопросы) и Иванну Климпуш-Циндадзе (занимается европейской и евроатлантической интеграцией), главу МВД Арсена Авакова, министра обороны Степана Полторака. Из силовиков в нем также главы Совбеза Александр Турчинов и Службы безопасности Украины Василий Грицак.

Под санкциями оказался почти весь гуманитарный блок: министр культуры, министр образования и науки, глава Минздрава. Зато экономический блок в списке не представлен — там нет министров экономики и энергетики, руководителя Минфина, главы Минсельхоза. Не фигурируют в нем и главы МИДа и Минюста.

«Те, с кем у нас есть контакты, туда не попали,— объяснил избирательность собеседник “Ъ” в российских госструктурах.— Скажем, с Минюстом у нас продолжают действовать и выполняться соглашения, касающиеся, к примеру, взаимной выдачи уголовников». Он также добавил, что список не стоит рассматривать как монолит, «он будет гибким, люди из него могут исчезать или, напротив, появляться там по мере необходимости».

В санкционном списке представители всех фракций Верховной рады и внефракционные депутаты — всего 127 человек. Больше всех — 44 — от «Блока Петра Порошенко». Есть в нем и лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко, и еще пять депутатов от ее фракции. Госпожа Тимошенко не преминула отметить, что ее попадание в список не беспокоит, поскольку никакого бизнеса в России у нее нет. При этом она воспользовалась случаем, чтобы подчеркнуть, что, к своему удивлению, она не обнаружила в списке, например, кондитерскую фабрику «Рошен» (контролируется Петром Порошенко).

Примечательно, что санкции коснулись и двух парламентариев «Оппозиционного блока» (Юлий Иоффе и Юрий Мирошниченко), который на Украине считается пророссийским и критикует нынешнюю украинскую власть. Из тех, кого в России традиционно причисляют к русофобам, в нем представлены экс-глава запрещенного в РФ «Правого сектора» Дмитрий Ярош, известная радикальными взглядами и антироссийскими высказываниями Ирина Фарион, депутат Антон Геращенко.

Не обошлось без курьеза. Так, в список попал художник и галерист Евгений Карась. Его, судя по всему, спутали с другим Евгением Карасем — лидером националистической группировки «С14». Два Карася почти полные тезки и отличаются только отчествами: галерист — Валерьевич, а националист — Васильевич.

Источник “Ъ” в правительстве России объяснил это так: «При первичном формировании санкционных списков, безусловно, могут быть нестыковки, связанные с идентификацией тех или иных физических лиц — граждан иностранных государств. Особенно в случае очевидного отсутствия практического сотрудничества при подготовке таких списков по линии спецслужб и дипломатических ведомств наших стран. В случае выявления каких-либо неточностей, равно как и в других случаях, списки могут меняться и корректироваться, это нормальный процесс, ничего экстраординарного в этом нет».

Президент Петр Порошенко, принимавший в четверг в Киеве канцлера Германии Ангелу Меркель, прокомментировал российские санкции на совместном с ней брифинге: «Пребывание в этом листе как какая-то государственная награда. По крайней мере это так воспринимается. И очень обижены те, кто в этот список не попал». Отдельно украинский лидер упомянул попадание под санкции своего сына Алексея. «За небольшим исключением, это список очень достойных людей, включая моего сына, включая половину моей администрации»,— сказал украинский лидер. Самого его в списке нет, поскольку глав государств обычно санкциям не подвергают.

На Украине полагают, что действия РФ могут быть связаны с предстоящей президентской кампанией — выборы намечены на март 2019 года. Об этом в своем Twitter прямо написал глава МИДа Павел Климкин. По его словам, это начало сериала «о попытке влияния на Украину накануне выборов и после них».

Собеседник “Ъ” в администрации украинского президента также уверен, что санкционные списки подготовлены Москвой к предвыборной кампании. «Отсутствие «Рошен» в списке — это также технологический расчет. То, что Юлия Тимошенко сразу обратила на это внимание, лишь подтверждает, что это может быть согласованный с ней шаг»,— отметил чиновник. По его словам, в списке не менее 54 политиков, которых связывают с Петром Порошенко, и только пять политиков из круга Тимошенко вместе с ней. «Это ярко свидетельствует о том, кого считают врагом в Москве»,— подытожил он.

Эксперт Российского совета по международным делам Александр Гущин в беседе с “Ъ” отметил, что, составляя список физлиц, правительство РФ пыталось повлиять на внутриукраинскую повестку, где разгорается предвыборная борьба. «Тимошенко однозначно будет использовать этот факт в качестве доказательства, что она никак не связана с Москвой, хотя ее в этом обвиняют»,— уверен господин Гущин.

Анатолий Джумайло, Наталья Скорлыгина, Ольга Мордюшенко, Андрей Райский, Анатолий Костырев, Олег Трутнев, Владимир Соловьев, Кирилл Кривошеев, Янина Соколовская

По материалам: «Коммерсантъ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru