Главная / Экономика / Штиль в проливе

Штиль в проливе

Риск военного конфликта в Черном море не испугал бизнес

Очередной виток конфликта России и Украины по итогам силового инцидента в Черном море показал наличие угрозы для движения судов по Керченскому проливу — оно останавливалось почти на сутки. Вне зависимости от политической стороны вопроса для Москвы это опаснее, чем для Киева: через пролив идет на экспорт до 40% отечественного зерна и только 2% украинского. Однако пока ни зерновики, ни нефтяники, для которых это также существенный маршрут отгрузок, ни эксперты не считают риски серьезными: плохие погодные условия выглядят более вероятным препятствием для движения в проливе, чем военные корабли.

Движение гражданских судов по Керченскому проливу, остановленное в районе полудня 25 ноября, возобновилось уже около девяти утра 26 ноября. Участники рынка перевозок отмечают, что проход был закрыт не только из-за силового инцидента между РФ и Украиной, но и из-за тумана. В Минтрансе и Росморречфлоте ситуацию не комментируют. В Администрации морских портов Украины уточнили, что движение судов в ее порты в Азовском море возобновилось, очередь на проход через Керченский канал 26 ноября составляла 30 судов (16 из портов и 14 в порты). Глава Agrozan Commodities Russia Сабина Содикова подтверждает, что на входе в пролив «собралась очередь судов» и свою роль в этом «сыграла неблагоприятная погода».

Теоретически проблемы в проливе могут серьезно осложнить жизнь участникам рынка, причем в первую очередь российским: на Азовское море приходится почти 10% грузооборота портов РФ. Там расположены порт Кавказ (перевалка в январе—сентябре — 24,1 млн т, по данным PortNews), Ростов-на-Дону (12,7 млн т), Азов (8,2 млн т), Таганрог (2,3 млн т), Ейск (3,4 млн т) и Темрюк (2,7 млн т). С другой стороны Крымского моста в той же акватории находится порт Керчи, чей грузооборот, по данным Ассоциации морских торговых портов, составил 6,3 млн т.

Директор «Совэкона» Андрей Сизов отмечает, что пролив — ключевой маршрут российского зернового экспорта, через него идет около 40% поставок. Он не ожидает, что текущий конфликт отразится на потоках, однако отмечает риск новых проблем из-за эскалации напряжения в отношениях РФ и Украины. Сабина Содикова также не видит «предпосылок для паники»: «Максимум, что может произойти,— введение BIMCO (Балтийский и международный морской совет.— “Ъ”) «риска военных действий» в бассейне, из-за чего стоимость страховки для сухогрузов вырастет на $0,5». По словам трейдера, ставки фрахта в Турцию остаются на прежнем уровне $29–29,5 за тонну за доставку из Азова в порты Мраморного моря.

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Примерно четверть грузооборота российских портов бассейна приходится на нефтепродукты в основном «Роснефти» из порта Кавказ (9,2 млн т) и Новошахтинского НПЗ (группа «Юг Руси») из Ростова-на-Дону (3,2 млн т). По мнению собеседников “Ъ” на рынке, в случае закрытия Азовского моря пострадает логистика НПЗ, большая часть продукции которого сейчас отгружается по Дону на экспорт, «Роснефть» же сможет сравнительно безболезненно перенаправить объемы в Новороссийск, Туапсе и Тамань.

Собеседники “Ъ” в российских горно-металлургических компаниях, которые экспортируют продукцию через южные порты, говорят, что в основном переваливают грузы в Новороссийске и Туапсе. Украинские СМИ писали, что уголь из ДНР и ЛНР поставляются через порт Ростова-на-Дону. Но источник “Ъ” в отрасли уверяет, что большие объемы угля и металлопродукции из непризнанных республик экспортируются через Новороссийск.

У Украины на Азовском море только два порта: Мариуполь (перевалка в январе—сентябре — 4,5 млн т, по данным Администрации морских портов Украины) и Бердянск (1,4 млн т). Объем работы обоих портов и так сокращается (на 3% и 19% соответственно), до конца года они планируют вместе обработать около 80 судов. Мариуполь работает в основном на экспорт, 85% перевалки приходится на стальную продукцию. Крупнейшим грузоотправителем, вероятно, выступает «Метинвест» Рината Ахметова, у которого в Мариуполе расположен комбинат. Бердянск полностью работает на экспорт, половину перевалки составляют хлебные грузы, еще примерно 30% приходится на сыпучие строительные грузы. По данным Андрея Сизова, Украина экспортирует через Керченский пролив только 2–3% своего зерна.

Участники рынка подчеркивают, что пролив и в мирное время не выглядит очень надежным маршрутом: там сложные погодные условия, периодически в штормовые предупреждения ожидание доходит до суток, в очереди скапливаются до сотни судов. Перекрытие на несколько часов не могло оказать серьезный негативный эффект на работу компаний, считает один из источников “Ъ”. Текущий конфликт двух стран также пока не вызывает серьезного беспокойства у бизнеса. В отношениях Москвы и Киева все плохо не первый год, отмечает один из собеседников “Ъ”, российским судоходным компаниям и так рекомендовано оценивать риски при перевозках грузов или ремонтах на Украине. По большей части в азовских портах работают специализированные терминалы, добавляет он, сомнительно, что очередное обострение отношений нарушит сложившиеся технологические цепочки. Глава «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров также сомневается, что новый виток конфликта повлияет на работу российских портов. Но если до конца года эскалация продолжится, признает эксперт, возможно «точечное переключение грузопотоков».

Юрий Барсуков, Анастасия Веденеева, Анатолий Костырев, Кирилл Кривошеев

По материалам: «Коммерсантъ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru