Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 16 12 2018
Home / Экономика / Россия взяла под козырек перед Трампом?

Россия взяла под козырек перед Трампом?

На мировом нефтяном фронте заговорили телефоны президента США

Управление ценами на нефть на мировом рынке теперь происходит в ручном режиме из овального кабинета Белого Дома (г. Вашингтон, округ Колумбия, США). Это подтвердил сам американский президент Дональд Трамп, заявивший  о телефонном звонке властям Саудовской Аравии, после которого котировки «черного золота» рухнули с почти 80 до 50 с небольшим  долларов за баррель.  «Я позвонил им, и они позволили нефти течь, и цена стала $522», — заявил Трамп в интервью изданию Washington Post. https://www.vestifinance.ru/articles/110879?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.

Получив приказ из Вашингтона, саудиты увеличили объем добычи нефти до новых рекордов – 11,2 миллиона баррелей в сутки. Поскольку Саудовская Аравия является ключевым игроком на нефтяном рынке и неформальным лидером ОПЕК, то сигнал Эр-Рияда тут же был услышан и другими нефтедобытчиками, а главное – сырьевыми биржами, которые тут же соответствующим образом отреагировали и на звонок Трампа, и на исполнительскую дисциплину саудитов.

Россия подключилась к нефтяной гонке

Признание Трампа о том, что именно он обрушил цены не нефть, прозвучало накануне саммита  G20 не случайно: президент США не только показал мускулы партнерам по большой двадцатке, но и продемонстрировал фактическое намерение задвинуть ОПЕК на периферию мировой экономической политики. Стало ясно, что отныне не международный картель на совете нескольких ключевых нефтедобывающих стран принимает решения по наращиванию либо ограничению добычи, а президент Трамп и США.

Удивительного в этой ситуации только то, что вслед за Саудовской Аравией ускоренными темпами бросились качать нефть российские компании, в результате чего даже превзошли саудитов по итогам ноября, добыв из сибирских недр аж 11,6 миллиона баррелей. Казалось бы, в Москву Трамп не звонил, приказов об увеличении добычи не давал. Во всяком случае, сам он об этом ничего не говорил, а если бы было иначе, то непременно бы похвастался «нажимом» на Россию заодно с Саудовской Аравией. Получается, что Россия по собственной инициативе включилась в крайне невыгодную для нее и даже губительную гонку нефтедобычи, которая не только истощает недра, но и ведет к падению нефтяных котировок, а значит, к ухудшению экономического положения государства.

Лукойл пошел на рекорд

Нефтяные компании РФ ставят рекорд за рекордами, будто участвуют в своеобразной нефтяной олимпиаде, где главный приз достанется тому, кто больше выкачает «черного золота» и кто сильнее, тем самым, снизит на него цену. Так, НК Лукойл  практически вдвое  увеличила чистую прибыль от нефтедобычи по сравнению с прошлым годом: если в третьем квартале 2017 г. компания показала 97,3 млрд рублей прибыли, то итог третьего квартала 2018 г. дал уже 183,8 млрд рублей!

Эти денежные цифры говорят о кратном увеличении добычи: только наращивание производства и усиленный режим работы качалок способны в нынешних условиях обеспечить рост прибылей. Ведь если цены на нефть снижаются, то для того, чтобы получить больше денег, приходится увеличивать добычу, что, в свою очередь, приводит к затовариванию рынка и дальнейшему скачкообразному падению цены. Этот замкнутый круг, в котором оказались российские, да и все остальные нефтяные компании, грозит спиралеобразным пике и необратимыми процессами как в технологической сфере, так и на социально- экономическом фронте.

Признаки такого пике уже в полной мере себя проявляют в России, где, не смотря на будто бы достигнутую заморозку внутренних цен на топливо, бензин в регионах продолжает дорожать, а на некоторых удаленных территориях ощущается и его дефицит. Дорожает авиационное топливо – причем, по данным, например, телеграмм-канала Незыгарь, в ряде областей и краев, где имеются аэропорты, такое подорожание исчисляется уже десятками процентов. Как следствие, взлетают цены на продукты, товары и услуги.

Объяснение такому явлению следует искать в суверенной нефтяной политике, которая пошла на поводу решений Трампа. Активное участие в наращивании нефтедобычи, которое кажется сиюминутно выгодным для нефтяников и государства, на деле очень быстро оборачивается гигантскими потерями для страны, снижением уровня жизни и покупательской способности ее граждан.

В ситуации, когда бюджет России  по-прежнему зависит от нефти и газа, следовало бы исходить из критической важности удержания стабильных рыночных цен на сырье, приложить к этому максимум дипломатических, административных и политических усилий. Но ничего не слышно ни о наших звонках саудовскому королю или принцу, которые бы уравновесили звонок Трампа, ни о других  внешних инициативах, способных повлиять на котировки. А ведь России, по сути, объявлена нефтяная война, которая уже перешла в горячую фазу и грозит не меньшими разрушениями, чем вооруженные конфликты. Негласные нефтяные санкции, введенные руководством США путем диктата на рынке «черного золота», куда серьезней всех остальных ограничений, с которыми сталкивается РФ на фоне усугубления конфликта с Западом.

Хорошая мина при плохой игре

Однако отечественные чиновники этого как будто не замечают. Известные телеведущие, которые наверняка консультируются в коридорах власти, бодро вещают про  якобы идущий процесс снижения  сырьевой зависимости  экономики, который выражается де в ограниченном влиянии спада нефтяных цен на курс рубля к доллару. Национальная валюта и впрямь еще не рухнула до 100 рублей за доллар/евро, хотя все больше отступает под натиском неблагоприятных внешних обстоятельств.

Стоит ли дожидаться волнообразного развития событий и эффекта домино, который явно не заставит себя ждать на фоне углубляющегося противостояния с западным миром, помноженным на диверсию на нефтяном рынке?   Если поиск компромисса с западными партнерами долгий и пока не решаемый вопрос, то на нефтяном фронте Россия имеет сильные позиции, по-прежнему оставаясь энергетической державой. Эти преимущества наверняка возможно конвертировать в мощную подпорку нефтяным ценам, которые, как известно, очень чувствительны не только к событиям, но даже к словам. Что же касается внутренней энергетической политики, то здесь и подавно нет препятствий для изменения алгоритма работы нефтяных компаний, к уходу от изнурительной  работы качалок на износ  к сокращению нефтедобычи, которая стала бы четким сигналом для рынков.

Возможно, усилий и не хватит для возвращения цен к верхней планке, с которой их сбил звонок Трампа, однако последовательные российские инициативы вместе с соответствующим подходом отечественных нефтяников  точно могли бы внести значительную коррекцию в биржевые показатели. В некоторых вопросах шанс влияния на нефтяные котировки у нас ничуть не ниже, чем у США. Вопрос в политической воле и готовности к эффективным контратакам на нефтяном фронте.

Евгений Петровский


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru