Главная / Экономика / Особенности национального банкротства

Особенности национального банкротства

Руководители «Автоградбанка» переоформили имевшиеся активы на родственников, чтобы те не попали в конкурсную массу обанкротившегося «Центра микрофинансирования»

В Татарстане не утихают страсти вокруг обанкротившейся управляющей компании «Центр микрофинансирования» (УКЦМ), учредителем которой выступал Павел Сигал. Сегодня пострадавшие вкладчики «Центра микрофинансирования» ищут свои кровные в «Автоградбанке».

По мнению лидера профсоюза предпринимателей малого и среднего бизнеса  РТ Сергея Ромодановского, озвученного в СМИ, УКЦМ нельзя рассматривать обособленно, организация является неотъемлемой частью группы компаний, подконтрольной Сигалу. Это все региональные центры микрофинансирования и жемчужина империи «Sigal» – ЗАО «Автоградбанк». Сам Павел Сигал ранее заявлял, что владеет 85% акций АО «Автоградбанк». Но в реальности все ценные бумаги, как уверены инвесторы, сосредоточены в руках его  родственников. Павел Сигал ничем не владеет, но управляет, при этом он подчеркивает, что у него остался только банк.

Справка: АО «Автоградбанк» — универсальный коммерческий банк, одна из старейших кредитных организаций Татарстана, основанный в 1991 году. Крупнейшим акционером в 2010 — 2011 году стал Сигал — первый вице-президент «ОПОРЫ России», президент группы компаний Sigal Group, завкафедрой и проректор КНИТУ. По разным оценкам, через аффилированные структуры и родственников контролирует от 27 до 60% акций банка. 

Сделавшийся пирамидой «Центр микрофинансирования» (УКЦМ) привлекал деньги инвесторов с 2002 года обещаниями доходности в размере 18% годовых, что превышало банковские ставки по депозитам в 2,4 раза. Со временем УКЦМ перестала выплачивать проценты вкладчикам и обанкротилась. В сухом остатке более 500 обманутых вкладчиков, задолженность перед которыми превысила 1,5 млрд. рублей. Инвесторы по-прежнему считают, что крах компании произошел из-за действий Сигала и его менеджеров. Но прежде всего потерпевшие и следствие ищут выведенные топ-менеджментом активы. И что-то уже удается обнаружить.

Падение с Олимпа для Сигала и его окружения началось в конце 2013 года. По подозрению в аферах с «обналичиванием» материнского капитала его поместили в следственный изолятор «Матросская тишина». Тогда предполагаемую преступную группу «накрывали» в один момент более 800 полицейских. И самая представительная делегация сыщиков вылетала в Казань и Альметьевск.

Павел Сигал

Сигал вышел на свободу 10 октября 2014 года. Уголовное производство было прекращено за истечением срока давности, дело переквалифицировано в разряд «совершенных в рамках предпринимательской деятельности».

Но уже в 2015 году по жалобам вкладчиков «Центра микрофинансирования» ГСУ МВД по РТ все же возбудило уголовное дело в отношении неустановленных лиц и компаний, похитивших имущество УКЦМ в сумме почти 2 млрд рублей.

Ключевые позиции по привлечению средств в пирамиду занимались некоторые филиалы «Автоградбанка». А в некоторых из них даже открывались окошки УКЦМ для сбора денег с населения.

Ландыш Мирвалиева-Кавеева

Например, в альметьевский филиал деньги несли все, кто имел деньги:  и топ менеджеры Татнефти, и простые рабочие, и сотрудники банка. А вот деньги удалось вернуть далеко не всем. Ландыш Мирвалиева-Кавеева, руководитель альметьевского филиала «Автоградбанка», на тот момент, в 2013 году, по сообщениям СМИ, рекламировала вклады в компанию микрофинансирования Сигала и друзьям, и родственникам, и знакомым. Поначалу «Автоградбанк» даже гарантировал вклады. Но позже, когда у Сигала начались проблемы с законом, гарантии давать перестали. По сути, банкиры, что называется, стали заметать следы и прятать свои деньги от возможного ареста,  начиная уже с 2014 года.

По мнению источников в правоохранительных органах, после возбуждения уголовного дела в отношении Сигала, Ландыш Мирвалиева-Кавеева,  опасаясь субсидиарной ответственности, переоформила имевшиеся активы на родственников, тем самым фактически выведя их из под возможного риска попадания в конкурсную массу обанкротившегося «Центра микрофинансирования». Для этого, если верить той же информации, были применены схемы с переоформлением имеющихся активов с участием сына, Рустама Рахимзянова, в том числе:

  1. Загородного дома в Альметьевском районе в пос. Кульшарипово, по ул. Леснак площадью 257,5+1125 кв.м. (полученной от сына Ландыш Мирвалиевой-Кавеевой в 2013 году по договору дарения);
  2. Элитной квартиры в Казани по ул. Нигматуллина площадью 93 кв.м. (якобы купленной сыном в 2011 году и в 2012 подаренной матери);
  3. Элитного коттеджа в Альметьевске по ул. Нахимова площадь 600 кв.м. (купленной сыном Ландыш Бахтегараевной);
  4. Квартиры в Альметьевске по ул. Кирова площадью 124.1 кв.м (полученной сыном в дар от Ландыш Бахтегараевны в 2017 г.).

И это еще не полный список имущества, переоформленного на родственников. В то же самое время сын дарит матери дом и землю в элитном поселке «Лесная сказка» недалеко от Альметьевска. При этом необходимо отметить немаловажную деталь: суммарный задекларированный доход Ландыш Бахтегараевны и ее сына Рустама Рахимзянова недостаточен для приобретения и одного из перечисленных объектов недвижимости!

Естественно, остались без внимания правоохранительных органов как «доходы» Ландыш Мирвалиевой-Кавеевой, так и ее соучастие с Сигалом в иных способах «добывания» денежных средств.

В этой запутанной истории с сотнями пострадавших вкладчиков и растворившимися в воздухе миллиардами рублей точка будет поставлена еще не скоро. Кредиторы хотят одного: возврата своих денег. И следствие, тем временем, тоже, конечно, не дремлет.

Сергей Иванов


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru