Главная / Политика / «Я устал, я уезжаю»

«Я устал, я уезжаю»

Как Ельцин возвращался в большую политику

30 лет назад в СССР состоялись первые частично свободные выборы высшего органа государственной власти. Мандаты народных депутатов получили известные диссиденты, а также прогрессивные политики демократического толка, в том числе будущий президент России Борис Ельцин, находившийся тогда в глубокой опале советской власти.

Срок полномочий избранного в 1984 году на безальтернативной основе Верховного Совета СССР 11 созыва истекал весной 1989-го. На фоне масштабных либеральных преобразований в стране команда Михаила Горбачева не могла допустить проведения выборов по старой советской схеме. Для обсуждения избирательной реформы летом 1988 года была созвана XIX Всесоюзная конференция КПСС: принципиальное решение по заведенному порядку сначала должны были принять партийные органы. Делегаты партконференции впервые с 1920-х годов высказывали самостоятельные мнения, позволяя себе даже критиковать действия руководства. Одним из активных участников дискуссии стал находившийся в глубокой опале первый заместитель председателя Госстроя СССР Борис Ельцин, воспользовавшийся трибуной для критики старого брежневского Политбюро и, кроме того, призвавший к проведению всеобщих, прямых и тайных выборов.

Основные положения реформы были сформулированы в резолюции конференции «О демократизации советского общества и реформе политической системы», принятой почти единогласно при всего двух воздержавшихся.

В соответствии с ней был подготовлен и 1 декабря 1988 года единогласно принят закон «О выборах народных депутатов СССР». Высшим органом государственной власти в СССР становился Съезд народных депутатов, для учреждения которого пришлось вносить изменения в Конституцию СССР 1977 года. Таким образом, восстанавливалась существовавшая в первые годы советской власти двухуровневая система представительных органов. В тот же день Верховный Совет СССР назначил выборы народных депутатов на 26 марта 1989 года, с 07:00 до 20:00 часов.

Многие историки склонны считать эти выборы первыми по-настоящему демократическими в советской истории. Для их характеристики часто применяется и другой термин — первые «частично свободные». В назначенный день избирались народные депутаты по 750 территориальным и 750 национально-территориальным округам. Первоначально на 1500 мест был выдвинут 7531 кандидат. По результатам первого тура были избраны 1226 депутатов. Повторное голосование проходило 2 и 9 апреля.

Еще 750 депутатов избирались подконтрольными ЦК КПСС общественными организациями: эти выборы прошли чуть раньше, 11-23 марта, и в целом были признаны общественным мнением недемократичными, указывается в книге Александра Иванченко и Аркадия Любарева «Российские выборы. От перестройки до суверенной демократии».

«Это были альтернативные выборы, которые принесли достаточного много неожиданностей, но, с другой стороны, и представительство всех слоев населения без исключения, — рассказывал в интервью «Радио Свобода» первый заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР этого периода Анатолий Лукьянов. — Тем более что выборы проводились и по общим правилам, и одновременно это были правила предоставления возможностей профсоюзам иметь представительство, комсомолу иметь представительство. Это не было чем-то исключительным в нашей истории.

Таким же способом избирались в свое время Съезды Советов, до 1936 года, когда была принята новая Конституция.

То есть это те народные форумы, которые были тогда, и в этот раз съезд использовался таким образом, чтобы было максимальное отражение воли народа. Это был форум несомненно демократический».

Безальтернативными выборы получились в 399 округах из 1500. В большинстве случаев оппозиционные кандидаты имели возможность выступать перед избирателями со своими программами, в том числе в прямом эфире ТВ без цензуры. Правда, вместе с тем обеспечивалось сохранение власти в руках КПСС.

Первые в СССР альтернативные выборы проходили в условиях сохранявшейся однопартийной системы, поэтому на них не было конкуренции между партиями и не существовало каких-либо предвыборных платформ, объединявших значительное число кандидатов, отмечается в труде Иванченко и Любарева. Каждый кандидат представлял лишь себя и свою немногочисленную команду. Наиболее активно предвыборная кампания проходила в Москве, Ленинграде и некоторых других крупных городах, где успела пробудиться политическая активность граждан.

Из всех избранных депутатов членами и кандидатами в члены партии были 87% против 13% беспартийных. Выборы ознаменовались прорывом во власть диссидентской интеллигенции и возвращением на первый план представителей политической элиты, оппозиционно настроенной к руководству СССР. В первую очередь, они явились безусловным ренессансом для 58-летнего Ельцина, который за критику руководства КПСС в 1987 году был отстранен от должности первого секретаря Московского горкома, лишился статуса кандидата в члены Политбюро, а между этими событиями пытался покончить жизнь самоубийством (или, как полагают некоторые, лишь имитировал суицид). 30 лет назад Ельцин, уже весьма популярный в народе из-за образа мученика, буквально разгромил своего поддерживаемого столичной бюрократией соперника — генерального директора ЗИЛа Евгения Бракова, получив около 90% голосов в Москве (округ №1).

Попытка развернуть антиельцинскую пропаганду в СМИ дала противоположный результат. В Москве проходили стихийные и организованные митинги в поддержку гонимого властью «народного героя» и других прогрессивных кандидатов, на проведение которых руководство города было вынуждено дать разрешение. Вокруг Ельцина начали объединяться демократические силы.

«Сейчас появилась новая расхожая формула: голосовали не за Ельцина, голосовали против аппарата. Предполагается, что эта фраза должна меня обидеть. А по-моему, это замечательно.

Значит, все-таки не зря я начал эту непосильную борьбу против партийной бюрократии.

Если протест против аппарата ассоциируется с именем Ельцина, значит, был смысл и в моем выступлении на октябрьском Пленуме ЦК и на XIX партконференции. А в доме каждый день гремит телефон — десятки, сотни звонков: все поздравляют, желают, обнимают. Договорились с Наиной уехать из Москвы на пару недель, спрятаться от всех. Все-таки я сильно устал. И хочется отдохнуть», — так Ельцин комментировал свой успех 27 марта 1989 года.

Не менее интересные личности получили мандаты на выборах от общественных организаций, где отсутствовала конкуренция. Например, от ЦК КПСС, выдвинувшего 100 кандидатов на 100 мест, помимо всего руководства прошли такие прогрессивно настроенные деятели, как экономист Евгений Примаков, хирург Святослав Федоров, писатели Чингиз Айтматов и Даниил Гранин. Один из самых известных за рубежом советских диссидентов Андрей Сахаров был избран от Академии наук СССР.

Помимо них благодаря выборам 1989 года в большую политику вернулся или пришел целый ряд демократов, получившвших широкую известность в начале 1990-х, – Анатолий Собчак, Гавриил Попов, Геннадий Бурбулис, Олег Сосковец, Элла Панфилова, Михаил Полторанин и многие другие.

Дмитрий Окунев

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru