Главная / Скандалы / Наследство «дедушки Коли»

Наследство «дедушки Коли»

Как может использовать отставку Николая Токарева серый кардинал «Транснефти» Лариса Каланда?

ЧП на нефтепроводе «Дружба» пошатнуло и без того непрочные позиции главы государственной трубопроводной монополии. В корпоративной среде уже вовсю пытаются спрогнозировать фигуру его возможного преемника. И по возможности повлиять на это назначение. Ставки велики, поэтому заинтересованные лица достают из рукавов козыри.

Отставка Токарева выглядит делом почти решённым. В этом году президенту «Транснефти» исполнится 69 лет – возраст пенсионный даже по новым стандартам. Человек, который сменит Токарева, может провести масштабную зачистку на ключевых должностях. Для топ-менеджеров «Транснефти» это означает угрозу не только потерять гигантские зарплаты и просторные кабинеты в башне «Эволюция», но и возможность распоряжаться многомиллиардными подрядами государственной компании.

В «Транснефти» девять (!) вице-президентов. Было бы странно, если бы сейчас никто из них не пытался повлиять на выбор нового руководителя компании. Мы позволим себе предположить, что решающую роль в этом вопросе может сыграть Лариса Каланда. Речь идёт о представителе крупного юридического клана, который, похоже, полностью подмял под себя правовое обслуживание «Транснефти». Амбиции и влияние этого клана распространяются далеко за её пределы.

По всей видимости, возможную отставку Токарева этот клан воспринимает, как повод подмять под себя все финансовые потоки компании. Тем более, что госпожа Каланда в своё время исполняла обязанности гендиректора «Роснефтегаза». Кресло вице-президента «Транснефти» может казаться ей слишком маленьким.

Юридический спрут

Лариса Каланда замужем за Владимиром Каланда – человеком, которого некоторые называют теневым руководителем российской Фемиды. До упразднения ФСКН Владимир Каланда занимал должность первого заместителя директора этой службы. Ещё раньше он работал в Управлении кадров Администрации президента РФ и долгое время занимал пост секретаря президентской комиссии по назначению федеральных судей. Наверняка в российской судебной системе и сегодня работает достаточно арбитров, которые могут считать себя обязанными Каланда за своё назначение. По данным Znak.com, в своё время вице-президент «Транснефти» и её муж прописали в своей московской квартире более 100 судей.

Легко представить, что человек с подобными связями может не просто решить абсолютно любой вопрос в российских судах, но и превратить это в настоящую индустрию. Пока мы можем только строить предположения. Но на фоне биографий Владимира и Ларисы Каланда выглядит показательной судебная тяжба между Новороссийским морским торговым портом и ФАС.

Напомним эту историю коротко: НМТП находится под контролем «Транснефти». Антимонопольщики пытались взыскать с порта в пользу государства 9,74 млрд рублей. Они посчитали, что порт неправомерно установил тарифы на перевалку грузов в иностранной валюте. Процесс прошел через все возможные инстанции, но суды в итоге встали на сторону подконтрольного «Транснефти» предприятия.

А вот и другая «юридическая» история, которая хорошо рифмуется с предыдущей. Интересы «Траснефти» в нескольких судебных процессах представляла коллегия адвокатов «Делькредере», которая специализируется на сложных коммерческих спорах в интересах крупного бизнеса. Какие суммы получили юристы за эти услуги от государственной компании – тема для отдельного изучения. Сейчас мы просто напомним одно обстоятельство: в 2014 году газета «Ведомости» обнаружила, что компания «Делькредере» имела на тот момент общий адрес и номер телефона с другой юридической фирмой – ООО «Интерлегалсервис». Учредителями последней были Лариса Каланда, её дочь Алина и нынешний управляющий партнёр «Делькредере» Александра Майданник. Как говорится, выводы каждый сделает сам.

«Ценный кадр»

Люди, которые имели с ней дело, говорят, что Лариса Каланда якобы всегда ставит личные интересы выше корпоративных. Получив максимум от одного работодателя, она легко переходит на новую ступеньку в карьере, в том числе – у конкурентов. Учитывая объёмы конфиденциальной информации, которой она может владеть, дело выглядит нехитрым.

Судите сами. Начиная с 1997 и по 2006 год Лариса Каланда трудилась на благо ТНК-ВР, принадлежавшей Михаилу Фридману, Герману Хану и Петру Авену. Затем Лариса перешла в крупную нефтяную компанию, где с 2006 по 2016 годы занимала руководящие должности. А в 2016 году в «Транснефть» она перебазировалась уже в статусе одной из богатейших женщин России — Forbes поместил ее на 35 место в рейтинге самых богатых россиянок. Большие деньги – большие покровители. По некоторым данным, Лариса Каланда якобы пыталась привлечь к решению вопроса об отправке Токарева на пенсию помощника президента РФ Андрея Белоусова.

 Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Если Каланда удастся возглавить «Транснефть» или поставить во главе компании своего человека, куда она может направить свои усилия в дальнейшем? Обладание информацией о российском нефтегазовом секторе и влияние в судебной системе – вот два фактора, которые определяют ею траекторию. По этой причине, как считают некоторые источники в спецслужбах, к Ларисе Каланда давно присматриваются в американском посольстве. Нельзя сбрасывать такую версию со счетов, ведь США сейчас активно работают над расширением санкций против России в целом и против нашей нефтегазовой отрасли в частности.

С этого ракурса можно по-новому взглянуть на предпосылки и результаты судебного разбирательства между «Транснефтью» и Сбербанком. Как считают специалисты, это опасный прецедент, который угрожает похоронить для российской «нефтянки» возможности хеджирования рыночных рисков. Собственно, «американские партнеры» уже долгие годы настойчиво бьются над решением задачи как «вставить палки в колеса» нефтегазовой отрасли РФ.

Дом за границей

Уход из «Транснефти» Николая Токарева (или, как его ласково называют за глаза подчинённые, «дедушки Коли») – это лишь вопрос времени. И, по всей видимости, его вице-президенты уже начали делить наследство. В предыдущие годы некоторые из них успели обзавестись элитной недвижимостью в Западной Европе и США. Например, если верить изданию «Московский монитор», семья Каланда и ещё один топ-менеджер «Транснефти» Рашид Шарипов владеют виллами на Лазурном берегу, стоимость каждой из которых оценивается в 30-50 млн евро.

Ответ на вопрос, насколько это уместно для руководителей компании, которая почти на 80% принадлежит российскому государству и контролирует систему магистральных нефтепроводов страны, выглядит очевидным. Хочется верить, что при обновлении менеджмента «Транснефти» этот ответ будет иметь значение.

Виктор Самсонов

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru