Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 21 07 2019
Home / Общество / «Мы выдаем небольшой процент брака»

«Мы выдаем небольшой процент брака»

Глава Росстата Павел Малков — о неточной статистике, штрафах для компаний и языке, на котором надо разговаривать с гражданами

Росстат разрабатывает законопроект, который позволит ведомству на деле, а не только на бумаге штрафовать компании на сумму до 150 тыс. рублей за недостоверную или не вовремя поданную отчетность, поскольку это отрицательно влияет на точность статистических данных. Кроме того, уже готов и проходит стадию согласования норматив о переходе с бумажных на электронные отчеты. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава Росстата Павел Малков. В ходе беседы он рассказал о запуске проекта «Популярная статистика», который позволит в доступной форме донести до населения социально-экономические показатели, а также о том, как его ведомство будет участвовать в рейтинге эффективности губернаторов и когда будет готова «дорожная карта» для реформирования Росстата.

Политический вопрос

— Глава Счетной палаты Алексей Кудрин на ПМЭФ-2019 заявил, что Росстат, который недавно был передан в подчинение Минэкономразвития, нужно из этого подчинения вывести. Не буду спрашивать, поддерживаете вы это предложение или нет, — некорректно высказываться в адрес куратора. Задам вопрос иначе: если вывести Росстат из подчинения Минэка, это что-то изменит?

— Есть политический и технический аспекты этой дискуссии. Вопрос подчинения, на мой взгляд, — это политический вопрос. Но важно понимать, что Росстат — это фабрика данных, в которой все процессы при расчете показателей тесно связаны между собой. Да и большинство цифр, которые мы публикуем, также взаимозависимы. Повлиять на работу Росстата извне крайне сложно. Поэтому вопрос подчинения по большому счету вообще никак не связан с нашими производственными процессами.

Но мы сейчас находимся в стадии реформирования, и достичь успеха нам будет проще, если мы будем идти вперед с партнерами. Минэкономразвития нас очень поддерживает в реализации изменений, в продвижении наших инициатив, в том числе законодательных. Сейчас мы переживаем этап, когда нам нужно двигаться вместе.

Сотрудница федеральной службы государственной статистики заполняет анкету во время проведения инспекции сельскохозяйственной фермы в селе Шишкино Читинского района.

Сотрудница федеральной службы государственной статистики заполняет анкету во время проведения инспекции сельскохозяйственной фермы. Фото: РИА Новости/Евгений Епанчинцев

— Вы говорите, что на цифры повлиять невозможно, но в последнее время мы наблюдали несколько громких ошибок Росстата: то строительство у нас без всяких оснований резко взлетело, то промышленное производство. Почему же так происходит?

— Как и любое предприятие, мы иногда ошибаемся, выдаем небольшой процент брака. Когда это происходит, мы об этом честно говорим, признаем, учитываем и, соответственно, проводим необходимые организационные мероприятия, чтобы впредь они не повторялись.

Но таких ошибок мало. Просто раньше во внешней среде на них не так сильно обращали внимание. Сейчас интерес к деятельности Росстата растет, мы видим лавинообразное увеличение числа публикаций, использования данных, поэтому даже незначительные по количеству ошибки проявляются, как в лучах софитов.

Пристальное внимание со стороны общества, конечно, налагает на нас большие требования к качеству процессов. Уверен, что тут должны помочь автоматизация и целый ряд других изменений, которые мы отразили в Стратегии развития Росстата до 2024 года.

Неотвратимость наказания

— Вы недавно говорили, что проблема со сбором данных во многом объясняется тем, что компании зачастую предоставляют вам некорректные данные. Как вы собираетесь совершенствовать работу с контрагентами?

— Некачественные первичные статистические данные — одна из самых больших проблем Росстата сегодня. Приведу одну цифру, после чего всё станет понятно. Вдумайтесь: 88% промышленных предприятий уточняют свою отчетность уже после того, как подали ее нам в официальном порядке. Причем расхождение с первоначальными данными иногда бывает в разы, а то и на порядки. Конечно, это очень сильно влияет на точность наших данных.

Но в рамках Стратегии развития мы постепенно будем уходить от печатной отчетности в пользу электронной. Такой законопроект уже подготовлен, прошел большую часть согласования внутри правительства. И, соответственно, дальше мы будем вносить его в установленном порядке. Электронный сбор отчетности нам поможет очень сильно усилить форматно-логический контроль и многие ошибки выявлять еще на этапе подачи отчетности к нам.

Глава Росстата Павел Малков — о неточной статистике, штрафах для компаний и языке

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Не планируется ли как-то усилить ответственность компаний за некачественную отчетность, которую они представляют Росстату?

— Да, работа в этом направлении ведется. Мы начали диалог по автоматизации претензионной работы. Предполагается, что если компания не подала вовремя отчетность или данные некачественные, налицо какие-то злоупотребления, то автоматически должен выставляться штраф. Сейчас это очень трудоемкая процедура. А должно быть, как в случае с нарушениями автомобилистов. Они едут по улице, превысили скорость и автоматически получают штраф.

— Законопроект уже подготовлен?

— Такого законопроекта еще нет, мы буквально неделю назад начали обсуждение концепции этого закона. Сейчас мы ее прорабатываем и будем выносить на публичное обсуждение.

— Минэкономразвития вас поддерживает?

— Да, конечно.

— Какие будут штрафы?

— Ровно те же, что и сейчас, они закреплены в КоАПе. Сейчас мы говорим о том, что наказание должно быть неотвратимо. Пока стандартная процедура выставления штрафа чрезвычайно сложна и фактически делает наказание невозможным. Мы должны выявить сам факт нарушения, выйти на диалог с компанией, составить протокол под подпись, уведомить. А потом нарушение можно оспорить в установленном порядке. Это очень долгий процесс, однако Росстат должен уложиться в два месяца. Успеть за это время нереально, а дальше проходит срок давности, и мы уже не можем ничего сделать. Предприятия это знают, поэтому уверены, что могут не подать отчетности или подать некачественную отчетность и им за это ничего не будет.

Непредставление первичных статистических данных либо представление недостоверной статистической информации является административным правонарушением и влечет наложение административного штрафа, предусмотренного ст. 13.19 КоАП РФ.

Непредставление первичных статистических данных в установленном порядке, несвоевременное представление или представление недостоверных данных наказывается штрафом:

  • для должностных лиц — в размере от 10 тыс. до 20 тыс. рублей;
  • для юридических лиц — от 20 тыс. до 70 тыс. рублей

При повторном нарушении:

  • для должностных лиц — в размере от 30 тыс. до 50 тыс. рублей;
  • для юридических лиц — от 100 тыс. до 150 тыс. рублей

— Предполагается только кнут или пряник тоже припасаете?

— Мы прекрасно понимаем, что по ряду показателей сроки подачи отчетности очень сжаты, их сложно выдержать. Поэтому мы будем обсуждать в каких-то случаях точечное увеличение сроков для компаний, если это позволит кардинальным образом повысить качество информации. Этот вопрос уже стоит на повестке дня.

Представительница Росстата во время Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 в Чите

Представительница Росстата во время Всероссийской сельскохозяйственной переписи. Фото: РИА Новости/Евгений Епанчинцев

— Но вернемся к кнуту. За счет чего вы будете добиваться неотвратимости наказания? Как в законопроекте планируете прописать процедуру?

— На первом этапе мы увеличим срок исковой давности с нынешних двух месяцев до полугода или года. Эта поправка в действующее законодательство уже проходит согласование. А дальше мы уже будем точечно внедрять новые технологии по автоматизации всего процесса выставления претензии и начисления штрафа.

Хотел бы отметить важный момент: всё, о чем я сейчас говорю, касается традиционной отчетности, неважно, бумажной или электронной. Следующая важнейшая задача, которая позволит существенно повысить качество первичных данных, — это вообще уход от традиционной отчетности. Сейчас существует огромное количество альтернативных источников информации: административная база данных, потоковые данные самих предприятий — всё, что называется большими данными. И наша стратегическая задача двигаться постепенно в этом направлении, исключая человеческий фактор.

Большие данные

— Какие-то новые проекты с использованием больших данных собираетесь запускать?

— Мы начинаем целый ряд пилотных проектов по использованию больших данных. Это статистика туризма, населения, цен и т.д. Считать эти данные предполагаем на основе информации, полученной от операторов мобильной связи, кредитных учреждений, крупных онлайн-платформ, контрольно-кассовой техники и т.д. Это уже совершенно новый уровень и качество статистики.

— Для реформирования ведомства понадобятся дополнительные вливания из бюджета или справитесь в рамках существующего бюджета?

— В Стратегии мы постарались охватить практически все аспекты деятельности Росстата. В ней сейчас девять разделов, каждый из которых достоин отдельного обсуждения. Как раз сейчас мы готовим подробную «дорожную карту», в которой зафиксируем абсолютно все мероприятия и сроки их проведения. Только после этого можно будет говорить о том, нуждаемся ли мы в дополнительном финансировании или в каких-то других ресурсах. Но думаю, что у ведомства много скрытых резервов, которые сейчас используются недостаточно эффективно. «Дорожная карта» позволит изменить положение.

Глава Росстата Павел Малков — о неточной статистике, штрафах для компаний и языке

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Какой дедлайн по «дорожной карте»?

— Внешнего дедлайна нет — скорее внутренний. Подробный проект «дорожной карты» мы планируем подготовить и представить до конца июля.

— Президент определил 15 критериев эффективности работы губернаторов, причем некоторые из них чрезвычайно сложны для расчета. Помогаете Минэкономразвития их разрабатывать?

— Росстат будет считать семь из 15 показателей, и, конечно же, мы участвовали в разработке методологии по их расчету. Это демография, производительность, инвестиции и ряд других.

В переводе на доступный русский

— Обычных граждан считаете потребителями своей информации? Планируете как-то менять работу с населением?

— Безусловно. У Росстата несколько ключевых потребителей информации: министерства и ведомства, органы местного самоуправления, бизнес и экспертное сообщество. В последнее время всё чаще нашими данными интересуются и обычные граждане. Но их интересы отличаются от того, что ждут от нас так называемые квалифицированные пользователи. И мы меняем наши подходы к работе с ними.

— Какая информация Росстата больше всего интересует людей?

— В фокусе общественного внимания несколько основных показателей, которые так или иначе постоянно находятся в информационном поле. Это зарплаты и доходы, безработица. Словом, всё то, что характеризует основные аспекты социально-экономической жизни.

В этом смысле мы видим для себя новый и интересный вызов. Если раньше мы работали только с профессиональными аудиториями, то сейчас у нас появилось очень много непрофессиональных пользователей, потребителей информации Росстата. Нам нужно научиться объяснять наши данные на понятном каждому языке.

Сотрудница Федеральной службы государственной статистики (Росстат) во время первого цифрового этапа пробной переписи населения 2018 года

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

— Языке презентаций, как принято сейчас говорить?

— В том числе и на языке презентаций. Мы уже начали осваивать и инфографику, простой язык. Кстати, тут чрезвычайно любопытен опыт некоторых стран, который мы сейчас изучаем, для того чтобы начать проекты «Понятная методология» и «Популярная статистика». Будем пояснять методологию по самым востребованным населением показателям доступным языком.

— Когда стартуют эти проекты?

— Фактически уже стартовали, просто мы пока внутри собираем данные, изучаем опыт, а самое главное — ищем людей, которые могут перевести с профессионального языка на доступный.

— В свое время ваш предшественник запустил проект по расчету личной инфляции, чтобы каждый человек понял, почему по статистике цены растут на небольшой процент, а у него на 30–40% в год. Не планируете развить это направление?

— Важно разделить этот вопрос. Инфляция на самом деле у нас считается по достаточно точной методологии, которая соответствует всем международным стандартам. Рост цен определяется на основании сбора данных по более чем 500 позициям товаров и услуг.

Но есть и личное восприятие инфляции. Люди зачастую обращают внимание на видимый рост цен, отдельные категории продуктов. Особенно в голове откладывается сезонное подорожание. Мы его отмечаем и потом уже не видим сезонного же падения. Если Росстат считает инфляцию по большому числу позиций, в список входят как продукты питания, так и товары народного потребления, а также тарифы на основные услуги, то человеку сложно удержать в фокусе внимания даже 100. Если мы видим, что сахар подорожал на 30%, то складывается ощущение, что и остальные товары выросли на эти 30%. Поэтому рассказ о том, что такое показатель инфляции, — это один из приоритетов в проекте «Понятная статистика».

Анна Каледина

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru