Главная / Общество / Праздник конфискации

Праздник конфискации

Георгий Бовт о том, почему отнять у чиновников наворованное — мало

Объявление в газете: «В воскресенье состоится торжественное публичное изъятие незаконно нажитого имущества у бывшего главы района (города). Билеты для участия в празднике «Торжественное изъятие» можно приобрести в театральных кассах, а также в сети Интернет. При себе иметь паспорт. Мероприятие 16+». Хороший вариант организации массового досуга. А то все ярмарки да песни. Кстати, с ярмарками можно совместить.

В Средневековье одной из модных форм развлечений плебса были публичные казни или сожжение ведьм на кострах. Публичные казни и сейчас кое-где применяются — тех же коррупционеров, например, казнят в Китае. У нас (пока) вегетарианские времена, да и Совет Европы не велит, пока мы оттуда не вышли уже наконец. А уж как выйдем, так можно и начать. В Америке бездуховной вон — garage sale (это когда старье всякое прямо во дворе распродают). У нас можно совместить праздники покупателей и борьбу с отдельными «нерадивыми боярами» во славу справедливого царя-батюшки. И тут же изъятое непосильным трудом и распродавать.

Минюст готовит законопроект об изъятии у госслужащих средств с банковских счетов, если они не смогут подтвердить, что получили эти деньги легально. Покамест в доход государства в таких случаях может быть обращено движимое и недвижимое имущество, а также ценные бумаги. Уже прогресс. Неужели мы на пути к выполнению статьи 20 Конвенции ООН о противодействии коррупции? Она рассматривает в качестве уголовного преступления «незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Россия, ратифицировав Конвенцию, эту самую статью 20 не ратифицировала, поскольку она, мол, противоречит нашему законодательству, где понятия «незаконное обогащение» нет. На сей счет есть и другая точка зрения: ратификация этой статьи подорвала бы принцип «избирательного правосудия» по отношению к коррупционерам, напряглась бы вся бюрократия, а это опасно.

Борьба с коррупцией у нас есть, но именно избирательная. Закон о контроле за расходами чиновников, внесенный на излете президентства Дмитрия Медведева, был принят в конце 2012 года. С тех пор регулярно подаваемые декларации больших чиновников вызывают усмешки по разным поводам: то жена оказывается миллиардером при скромно зарабатывающем муже, то имущество вообще никак «не бьется» официальными доходами. Причем за это «не бьется» практически никто наказан не был.

Размах декларационной кампании постепенно чуть пригасили, сократив число подробностей. А теперь еще и засекретили в Росреестре информацию о собственности высшей номенклатуры, чтобы расследователям неповадно было смущать блеском чужой роскоши вечно политически незрелые умы досужей публики. Пусть думает, что все тлен и в гробу карманов нет.

Конфискацию «незаконно нажитого» ввести как норму в УК давно предлагает глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Но не по отношению только к госслужащим (как в упомянутой ст. 20 Конвенции ООН), а по отношению ко всем. Предложение интересное, но, как говорится, о двух концах. Причем, какой тут конец длиннее, сразу и не скажешь.

При нынешнем состоянии правоохранительных органов и судов это может стать формой рейдерского захвата любого имущества, а не только преступно нажитого. При умелой фабрикации уголовных дел, разумеется, а не как в случае с журналистом Голуновым.

Ну, о-о-очень осторожно до недавнего времени использовалась конфискация в отношении коррупционеров. Почти за семь лет действия закона 2012 года (до начала нынешнего года) сумма «чиновничьего конфиската» не дотянула и до 12 млрд рублей. Причем в эту сумму входит более 9 млрд руб. в разной валюте и ценностях, найденные у небезызвестного полковника МВД Захарченко. Его недавно осудили на 13 лет. За взятку и влияние на следствие. Причем в ходе многомесячного расследования так и «не удалось» прояснить происхождение этих несусветных денег, а также их предназначение. Это к вопросу об избирательности правоприменения.

В этом году произошли еще два «изъятия». У двух бывших руководителей районов (!) Московской области. У экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна изъяли денег и имущества на 2,6 млрд руб., а многолетний глава Клинского района Александр Постригань расстался с добром аж на 9 млрд руб.

Последний «кейс» особенно примечателен. Он наглядно показывает, как у нас «работает» борьба с коррупцией: по методу «тут играем, а тут нет, а тут рыбу заворачивали».

Постигань руководил Клинским районом 22 года, с 1992 по 2014-й, затем стал депутатом района от «Единой России», какое-то время он даже возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией. Все эти годы он и его семья «доили» вверенный ему район, надоив 400 земельных участков, контроль за кучей предприятий и прочего добра на 9 «ярдов». За которые теперь «присядет» почему-то он один. А не целая ОПГ.

Про российское муниципальное самоуправление говорят, что оно нищее, что нет у него прав, мало налоговых источников. Формально — так. Но в «умелых руках» дело может заиграть. Притом, что за долгие годы руководства Постригань довел Клинский район до предбанкротного состояния, его долги достигали 2/3 годового бюджета. Зато чиновник неизменно обеспечивал победы «партии власти» на всех выборах. Какая была на тот момент «партия власти», той и обеспечивал.

Про Постиганя, которого «приняли» лишь летом 2018 года, уже многие годы во всем Клинском все практически открыто говорили как о воре. Даже закрытых опросов ФСО не нужно. Начал он, как обычный мафиози, с «обложения» и захвата Клинского рынка. Затем пошли рейдерские захваты других приглянувших предприятий, магазинов, земельных участков, коим несть числа, торговля правами на застройку, приватизация муниципальных объектов…

Начинали они с семейством в «лихие» 90-е, продолжили в нулевые, когда уже «навели порядок и встали с колен». Происходило все это на глазах изумленной (а потом привыкшей) публики. Не было секретом ни для кого вообще, в том числе для всех властей, которых он пересидел. При поддержке местных бандитов (есть и жертвы), а также областного руководства. Постригань, например, был дружен с бывшим министром финансов области Алексеем Кузнецовым, который сбежал во Францию с американской женой (она прикупила в Клинском районе десятки гектаров земель), но которого, наконец, выдали российскому правосудию.

Знал ли о «проделках» Постриганя бывший губернатор Борис Громов? Это вопрос из той же серии, чьи на самом деле были «деньги полковника Захарченко».

Тот же Клинский суд, который теперь рассматривал вопрос о конфискации имущества экс-главы района, в течение долгих лет наштамповал в его пользу десятки решений, подчас противоречивших постановлениям арбитражных судов.

О коррупции главы Клинского района не только говорили, но и писали. Правда, самое полное изложение истории его «похождений» заблокировано на территории РФ Роскомнадзором. Однако за 22 года – при трех президентах, заметим — ни разу скандальные дела или рейдерские захваты не стали поводом для адекватного реагирования ни вышестоящих властей, ни правоохранительных органов. Если и заводились какие-то дела против окружения главы района или членов его семьи, то быстро «рассасывались».

На выборах 2005 года показалось, что терпению местных жителей таки пришел конец. Они чуть было не прокатили главу района. Однако известными всей стране методами (они не уникальны) были сняты все неудобные кандидаты, результаты были явно подтасованы. Против Постриганя остался лишь один сильный кандидат — «против всех» — но и то проиграл могущественному чиновнику лишь 400 голосов. В следующем году эту графу убрали из всех бюллетеней страны с глаз долой, вернув лишь для муниципальных выборов в 2014 году. Никто фальсификацию на выборах, разумеется, не расследовал.

В 2008 году жители Клина собрали аж 10 тысяч подписей под обращением к президенту Медведеву, где было написано о беззаконии и произволе «на районе». Администрация президента спустила жалобу в Клинскую прокуратуру, которая, разумеется, провела «проверку изложенных фактов». После нее Постригань рулил районом еще 6 лет.

Его взяли за «мелочь»: он подписал акт ввода в эксплуатацию жилого дома, нарушив какие-то там градостроительные нормы. Это даже мельче, чем когда Аль Капоне взяли за неуплату налогов. Тоже вариант, конечно.

А теперь простой вопрос: станет ли конфискация средств на банковских счетах притом, что конфискация всего остального уже есть, действенным средством борьбы против таких «правителей»?

Вся эта история показывает на примере одного района (тоже можно было «Левиафан» снимать), как в стране не сработали ни суды, ни прокуратура, ни, прости, господи, «оппозиция». Как на публикации в прессе плевали с высокой колокольни, а теперь еще и блокируют многие «разоблачения» в интернете. На фальсификации на выборах плевали с еще более высокой колокольни. Если бы хотя бы некоторые из соответствующих госинститутов в свое время сработали, как должны были, Постриганю, возможно, на старости лет не пришлось бы отправляться «на кичу» и расставаться с добром на 9 млрд рублей. Он его просто не нажил бы. Мог ведь просто мирно проиграть выборы.

Хорошо, что до него дошли руки, но есть ли уверенность, что это не стало результатом внутривластных разборок? Как и в случае с главой Серпуховского района Шестуном, который, похоже, просто перешел дорогу «в неположенном месте» влиятельным силовикам.

Никакой реальной борьбы с коррупцией не будет, пока нет независимых судов, по-настоящему конкурентной политики, честных выборов и свободных СМИ.

Это такая банальность, что даже странно, почему она еще не овладела умами большинства. Но нет, не овладела. Большинство по-прежнему презирает «политику», не верит СМИ, не ходит на выборы, на муниципальные особенно (они же «ничего не решают»), а затем спускает с рук многочисленные нарушения на этих выборах. Большинство не верит, что в судах можно найти справедливость. Потому что «испокон веков так было, есть и будет». Но это большинство, конечно, порадуется конфискации любого крупного богатства. Не столько потому, что тем самым будет восстановлена справедливость, сколько потому, что не у тебя же конфискуют. А если отнятое еще и поделить…

Георгий Бовт

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru