Главная / Общество / Молчание с золотом

Молчание с золотом

Кому достанутся сокровища крымских скифов

В понедельник, 26 августа, стало известно, что до оглашения решения по «скифскому золоту», которое задержалось в гостях у голландских музейщиков, остались считаные месяцы. По крайней мере на это надеются. По словам постоянного представителя Республики Крым при президенте РФ Георгия Мурадова, еще одно заседание апелляционного суда состоится до конца этого года, а окончательное решение может быть вынесено в конце 2019 – начале 2020 года. Удивительный спор, который не может разрешиться уже пять лет. О том, какие козыри на руках сторон и почему голландская Фемида до сих пор не может поставить точку в непростом разбирательстве — читайте в материале «Известий».

С Амстела выдачи нет

Набережная Ауде-Тюрфмаркт, 127. По этому адресу в Амстердаме уже пять лет хранится коллекция «скифского золота». Если бы крымские музейщики знали, чем закончится выставка «Крым: золото и секреты Черного моря» в музее Алларда Пирсона, то трижды подумали бы, отправлять экспонаты на гастроли или нет.

Шел февраль 2014-го. Успешно погостив в немецком Бонне, более 2 тыс. экспонатов из коллекций Музея исторических драгоценностей Украины, Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника, керченского Восточно-крымского историко-культурного музея-заповедника, Центрального музея Тавриды, историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический» прибыли в Амстердам.

Впрочем, название «скифское золото» по большей части условное. Золота не так много, а сами вещи относятся к разным эпохам, но от этого не становятся менее уникальными. Перстни, кольца, серьги, ожерелья, фигурки из серебра, мечи, монеты, керамика, украшения конской узды, сосуды-водолеи в виде баранов, пряжки, застежки, шатровое навершие в виде грифона, надгробия, только что отреставрированные китайские шкатулки, сарматский расписной складной нож — это далеко не полный список сокровищ, найденных при раскопках Усть-Альминского некрополя, Неаполя Скифского, на территории Херсонесского городища, могильника Нейзац и других.

Золотой скифский шлем, IV век до н.э.

Золотой скифский шлем, IV век до н.э. Фото: TASS/AP/Peter Dejong

По оценкам министра культуры Крыма Арины Новосельской, страховая стоимость экспонатов потянет на €2 млн. И это по очень грубым подсчетам, поскольку есть среди артефактов и совсем уникальные. Так, возможно, двустороннее скульптурное изображение «Змееногая богиня» (найдена во время раскопок столицы Боспорского царства Пантикапея, территория Керчи), которое существует в мире в единственном экземпляре, превысит оценочную стоимость всей коллекции в сотни раз.

В мае 2014-го, когда Крым уже вошел в состав России, а «скифское золото» нужно было возвращать обратно, голландские власти растерялись: кому отдавать? Договаривались и с министерством культуры Украины, и с музеями Крыма, которые теперь на территории России… Украина потребовала вернуть все экспонаты в Киев. Крымские музеи возмутились — с чего вдруг? У каждого из них есть личный договор с музеем Алларда Пирсона о передаче экспонатов на выставку.

Амстердамский музей взял паузу и продлил выставку до августа — не помогло. По окончании выставки почти два десятка экспонатов украинского музея вернулись в родные стены, а за справедливым решением по остальным предметам стороны отправились в суд.

Металлическое ожерелье, II в. н.э.

Металлическое ожерелье, II в. н.э. Фото: TASS/AP/Peter Dejong

В декабре 2016 года окружной суд Амстердама постановил вернуть артефакты «украинскому государству в соответствии с голландским законом о (культурном) наследии» — брали при украинских властях, им и отдавать. Четыре крымских музея подали апелляцию. В июле 2019 года суд согласился, что закон о культурном наследии в данном случае не работает, и запросил дополнительную информацию.

«Согласно Апелляционному суду, сейчас вопрос состоит в том, кто обладает наиболее вескими правами: крымские музеи, заявляющие о праве оперативного управления в соответствии с украинским законодательством, или украинское государство, заявляющее о праве собственности на крымские экспонаты», — уточнялось в заявлении Апелляционного суда Амстердама.

Как говорится, лед тронулся, господа присяжные заседатели. «Пробита брешь», «это маленькая победа» — говорила тогда журналистам генеральный директор Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника Татьяна Умрихина.

Выиграли битву, но не войну.

Тянут-потянут, вытянуть не могут

По мнению руководителя рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Республики Крым при президенте РФ Александра Молохова, голландскому суду сейчас не позавидуешь — он будто между двух огней, потому и затягивает процесс.

«С одной стороны, если коллекция вернется туда, куда, по нашему мнению, она должна вернуться, украинская сторона будет недовольна этим решением. Будут говорить о том, что Нидерланды противопоставили себя мировому сообществу, что они не учитывают тот факт, что произошла «аннексия», и тому подобное. И отношения Голландии с Украиной будут безнадежно испорчены. Хотя, наверное, для Голландии отношения с Украиной не первостепенный фактор, но тем не менее это в том числе серьезный внутриполитический фактор для голландской жизни, — говорит в беседе с «Известиями» эксперт. — С другой стороны, портить отношения с Россией тоже никому не хочется. Были очень жесткие заявления нашего министра культуры вообще по поводу какого-то культурного взаимодействия с Нидерландами, если решение будет отрицательным для крымских музеев. В этом споре, к сожалению, очень мало права и очень много политики. Поэтому они и тянут: либо шах умрет, либо ишак сдохнет».

Золотое кольцо

Золотое кольцо. Фото: allardpiersonmuseum.nl

Профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин считает оправданной неторопливость голландского суда — есть время вынести взвешенное решение.

«Правосудие должно быть справедливым, и это не обязательно значит быть скорым. У нас всё решается за 15 минут, а тут судьи усомнились — и правильно усомнились — в решении первой инстанции. В Голландии нет жестких сроков, в которые судьи обязаны уложиться. В приоритете найти справедливое решение, применить не только закон, но и право как таковое, — объясняет «Известиям» эксперт.

Вернуть на место

Дело беспрецедентное — это понимают все. Невозможно открыть некий свод законов и найти верное решение. Украинская сторона ссылалась в том числе на Конвенцию ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи прав собственности на культурные ценности», но даже она уже не играет им на руку.

«Ни в одной международной конвенции, защищающей культурные ценности, не идет речь о каких-то отдельных территориях, это межгосударственные документы и межгосударственные отношения», — поясняет Дмитрий Лабин. Даже Верховный суд Голландии не может рассматривать дело о «скифском золоте» в контексте принадлежности Крыма или Севастополя к Российской Федерации. Это не уровень компетенции суда какого-либо государства, а вопрос факта. А вот интересы коренного населения, которому принадлежат ценности, соблюсти обязаны.

123

Кухонная утварь, найденная в могиле скифской женщины, I в. н.э. Фото: TASS/AP/Peter Dejong

«Государства, заключая эту конвенцию десятки лет назад, намеревались своим суверенитетом защитить именно культурное наследие конкретных общин и народов, — отмечает эксперт. — Культурные ценности тесно связаны юридически — и защищены международным правом — с конкретным народом и конкретной местностью, где они были найдены, и должны быть возвращены именно по этому основанию безотносительно каких-то политических перипетий. Привезти «скифское золото» в Москву или отправить во Владивосток — это тоже будет нарушение конвенции».

По словам Александра Мохова, Украина серьезно ошиблась еще в 2014 году, когда не потрудилась расторгнуть отношения с крымскими музеями.

«Поэтому сегодня это «длящиеся правоотношения», в рамках которых существует обязанность вернуть ценности туда, откуда они уехали», — говорит юрист.

Золотой скифский меч

Золотой скифский меч Фото: Фото: allardpiersonmuseum.nl

Сейчас перед сторонами стоит вопрос: по какому праву крымские музеи управляли коллекцией в тот период, когда Крым был в составе Украины, и что оно давало? Защитники крымской стороны настаивают на том, что в то время для музеев действовало право оперативного управления. В некоторых случаях для защиты этого права субъект может пойти против собственника. Возможно ли это в ситуации со «скифским золотом»?

«Да, безусловно, возможно, — считает Александр Молохов. — С точки зрения тех норм, которые действовали в украинский период, крымские музеи безусловно обладали правом оперативного управления этой коллекцией. Они могут защищать свое право в том числе против собственника, который в свое время добровольно оформил им это право».

«По рукам» не получится

Музейное сообщество тем временем расколото. Еще в 2016 году, когда суд первой инстанции решил передать сокровища Киеву, директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина посчитала вердикт обоснованным, поскольку «весь музейный фонд — это собственность государства, а не имущество отдельно взятого музея или иного учреждения культуры». Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, напротив, заявил, что священные вещи должны вернуться в музеи.

Впрочем, говорят, что кулуарно подавляющая часть музейщиков высказывается в пользу крымских коллег.

«Для них неделимость музейных коллекций — это святое. Они не понимают, как можно разделить их на части, — замечает руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Республики Крым при президенте РФ. — А самое главное, все понимают, что в условиях, когда настолько нестабильна политическая жизнь на Украине, никто не может поручиться за сохранность этой коллекции. Это ключевой вопрос. Вот почему, например, господин Пиотровский в свое время высказывался за такое соломоново решение — «так не доставайся же ты никому»: пусть хранится в музее Алларда Пирсона до лучших времен, когда Россия и Украина миром решат этот вопрос. Что на самом деле не исключено как некий промежуточный вариант. Я бы это рассматривал как не самый худший вариант исхода дела».

Золотая брошь

Золотая брошь. Фото: Фото: allardpiersonmuseum.nl

Технически мировая возможна на любом этапе рассмотрения дела, пока не будет вынесено окончательное решение.

«Вообще-то я думаю, что голландцы бы отдали всё, чтобы стороны как-то договорились миром, но миром, видимо, на данном этапе не получится», — добавляет Александр Молохов.

«Подобных предложений нам не поступало и я, честно говоря, не вижу, каким образом тут возможно мировое соглашение. Это невозможно. Для украинской стороны важно оспорить наше право на пользование этими экспонатами, — говорит «Известиям» директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин. — Я не готов оценивать наши шансы, но, безусловно, мы надеемся на справедливое решение суда».

Китайская шкатулка из захоронении скифской женщины, I в. н.э.

Китайская шкатулка из захоронении скифской женщины, I в. н.э. Фото: TASS/AP/Peter Dejong

И если уж говорить о мировом соглашении, то оно должно быть заключено в глобальном, межгосударственном смысле, считает Дмитрий Лабин.

«Чтобы соседнее государство понимало, что всегда лучше жить в мире и согласии, чем строить козни, — говорит эксперт. — В одной семье и у соседей бывают разногласия, но жизнь такова, что рано или поздно приходится мириться. Другие варианты вряд ли возможны».

«Это коллекция, которая не имеет цены. Если бы не этот спор, то большая честь была бы для голландского музея хранить такую коллекцию у себя до лучших времен на законных основаниях. Время покажет, оно же и лечит — никакого другого рецепта быть не может. Как показало промежуточное решение, голландский суд находится в большом затруднении, потому что правовая позиция крымских музеев достаточно сильна и просто так отмахнуться от нее нельзя», — считает Александр Молохов.

Елена Мотренко

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru