Главная / Общество / Госпожи реформаторши

Госпожи реформаторши

Недоразваленная медицина ждёт новых реформ Голиковой и Скворцовой

Систему здравоохранения вновь решено модернизировать и улучшить – как оказалось, реформы последнего десятилетия результата не дали. Этот печальный факт за последние несколько недель уже не раз констатировали в Кремле, правительстве и Минздраве. Беда только в том, что отечественное здравоохранение, похоже, уже ничего не спасёт – ни очередные реформы, ни даже многомиллиардные бюджетные вливания. Пациент мёртв. Окончательно.

По экспертным оценкам, до 30% жителей нашей страны сегодня предпочитают по возможности вообще не обращаться в государственные медучреждения. Минувшим летом бедственное положение в сфере здравоохранения констатировал и президент Владимир Путин. Президент назвал нынешнюю ситуацию провалом, после чего поручил правительству к 1 октября представить предложения по её улучшению.

Очевидно, результатом выполнения этих поручений явились сделанные в унисон с президентом недавние заявления министра здравоохранения Вероники Скворцовой и вице-премьера (а также, напомним, экс-министра здравоохранения) Татьяны Голиковой. Обе чиновницы ничтоже сумняшеся заявили о неудачно проведённой оптимизации, после чего тут же заговорили о необходимости модернизации.

«Тема не решалась годами», – констатировала Вероника Скворцова, занимающая пост профильного министерства аж с мая 2012 года. Казалось бы, после такого должны были бы последовать громкие кадровые перестановки. Ну, или хотя бы шумное публичное разбирательство.

Фото: Кирилл Кухмар/ТАСС

Но вместо этого на заседании госсовета было принято решение выделить в 2020–2024 годах 550 млрд рублей на модернизацию первичного звена здравоохранения. А осваивать эти средства предстоит уже показавшим себя в деле всё тем же Татьяне Голиковой и Веронике Скворцовой.

Помощь не придёт

Напомним, что свой управленческий и административный гений в сфере здравоохранения г-жа Голикова уже не раз успела всем продемонстрировать, будучи главой Министерства здравоохранения и социального развития с 2007 по 2012 год. Потому весьма грустной иронией выглядят сегодняшние новости о том, что как раз под патронажем Голиковой, продолжающей курировать социальную сферу уже в кресле вице-премьера, и будет проходить реформа первичного звена.

Вряд ли в правительстве знают, а вот простым россиянам хорошо известно, как в 2010 году Татьяна Голикова со всей страстью уже отреформировала часть этого самого «первичного звена» – службу скорой помощи. Именно с подачи Голиковой тогда было введено разделение службы на «скорую» и «неотложную» помощь. Одновременно было принято решение сэкономить на врачах, заменив их парамедиками. Нынешние забастовки врачей скорой – это всё во многом следствие тех реформ. На прошлой неделе стало известно, что без скорой могут остаться жители Нижневартовска: транспорт службы работает на аутсорсинге (ещё одно модерновое введение реформаторов) и у хозяина машин возникли финансовые трудности.

Катастрофическую нехватку карет скорой помощи на днях обсуждали и власти Владимирской области. Но даже если машины удастся найти, не факт, что на них будет кому работать: отток кадров из скорой в области продолжается уже не первый год. Об отсутствии врачей и даже фельдшеров в службе скорой помощи на днях рассказали и представители профсоюза Краснотурьинской горбольницы, что на Урале.

Татьяна Голикова. Фото: Сергей Савостьянов-TAСС

Оптимизировали вусмерть

Кстати, проблема нехватки врачей сегодня актуальна не только для службы скорой помощи, но и для системы здравоохранения в целом. И хотя недостаток кадров в поликлиниках и больницах вполне можно назвать хронической болезнью отечественной медицины, до катастрофы, по нашему мнению, ситуацию довели уже известные нам реформаторши.

«Обострение произошло после 2012 года в связи с подписанием указов президента о повышении зарплаты. Чтобы выполнить указ, нужно было сократить часть врачей. Поначалу это казалось шуткой, но в итоге оказалось, что всё правда, – вспоминает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Мне много раз рассказывали медики в регионах, что было очень хамское отношение. Врачам прямо говорили: не хочешь работать – вали отсюда».

В том же 2012 году помимо врачей решено было оптимизировать и больницы. Заморачиваться с повышением эффективности в Минздраве не стали, решив попросту сократить количество больниц. «У нас на тот момент амбулаторно-поликлиническое звено практически не работало, терапевт выполнял роль стрелочника, переправляя пациентов к специалисту в стационар, – говорит Александр Саверский. – И фактически реальную помощь люди получали в стационарах. Но тем не менее всё равно было решено сокращать койки, амбулаторную помощь при этом не усилив».

На этом фоне совершенным издевательством выглядят нынешние заявления Вероники Скворцовой, сетующей, что в поликлиниках не была проведена модернизация. «Системно медицинскую инфраструктуру никто не трогал с конца 1950-х годов», – заявила министр.

Глава Минздрава здесь не обманывает. По словам Александра Саверского, только сейчас чиновники начинают обсуждать создание механизма оплаты капитального ремонта учреждений здравоохранения. Однако хотелось бы уточнить у г-жи Скворцовой: а как же, будучи главой ведомства в 2012 году, она при этом решила провести оптимизацию, даже не создав элементарной нормативной базы? Впрочем, похоже, министр знала, что делает: провалив одну реформу, вверенное ей ведомство уже получает новые бюджетные миллиарды для провала нового проекта.

Вероника Скворцова. Фото: Олег Яковлев-РБК-ТАСС

Суверенные минздравы

Но главная проблема, по словам экспертов, заключается в том, что сегодня у нас в стране, по сути, отсутствует сама система здравоохранения. Действующая нормативная база составлена таким образом, что региональные минздравы де-факто не подчиняются федеральному центру. Так что, даже если представить невозможное и допустить, что очередная программа по модернизации будет выполняться с фантастическим усердием и добросовестностью, никакого практического результата это всё равно не даст.

«Региональные минздравы не встроены в систему. На местах министры здравоохранения назначаются губернаторами, – поясняет Александр Саверский. – Взять, например, систему лекарственного обеспечения. Как недавно выяснилось, у федерального министерства вообще нет данных о том, что происходит в регионах». В результате в каждом субъекте Федерации сегодня действует своя система здравоохранения. Потому везде разные стандарты, разное оборудование, по-разному отстроена логистика. «Получается, что люди, скажем, из Алтайского края едут в Краснодар за гемодиализом, потому что там он доступен, а в Москву – за орфанными препаратами, потому что в регионах они дорогие, а льготных не дождаться. И такая «пациентская миграция» уже стала почти нормой, – продолжает Саверский. – Просто собрать всё это в единую систему – это уже само по себе проблема и работа на несколько лет».

Единственное, в чём можно не сомневаться, так это в том, что нынешние чиновники точно за эту работу даже приниматься не станут. Да и зачем, если из бюджета уже были выделенные новые миллиарды на очередные псевдореформы. Остаётся разве что понадеяться, чтобы хуже не сделали. Но, учитывая богатый опыт безуспешных реформ Татьяны Голиковой и Вероники Скворцовой, можно предположить однозначно: развалят до основания.

Тем временем

Врачи не верят в диспансеризацию

Большинство российских медиков считают недостоверными официальные данные по диспансеризации населения, а многим известны случаи приписок. Таковы результаты опроса врачей, проведённого фондом «Здоровье». Исследование охватило 3,7 тыс. человек – врачей и средний медперсонал из 85 регионов страны.

Эдуард Гаврилов, директор Фонда независимого мониторинга «Здоровье»:

– Почти три четверти (74%) медработников указали, что официальные данные по выполнению планов диспансеризации и профосмотров населения нельзя считать достоверными, а реальных осмотров проводится меньше, чем отражено в статистике. Эта цифра почти не изменилась за год с предыдущего опроса, когда аналогичный ответ дали 72% респондентов. 40% медработников утвердительно ответили на вопрос, известно ли им о случаях «проведения» в медицинских организациях региона диспансеризации и профилактических осмотров только на бумаге, для отчёта, в отсутствие пациентов. Годом ранее этот ответ дали 37% респондентов.

Почти три четверти (74%) медработников указали, что официальные данные по выполнению планов диспансеризации и профосмотров населения нельзя считать достоверными, а реальных осмотров проводится меньше.

Чуть больше половины (54%) медработников полагают, что региональными органами здравоохранения не принимаются реальные действенные меры по профилактике заболеваний (в 2018 году – 58%). Только половина (51%) респондентов подтверждают, что в государственных медицинских организациях профосмотры и первый этап диспансеризации взрослого населения проводятся в день обращения граждан. Ещё хуже обстоит дело с проведением профосмотров и диспансеризации в вечернее время и в субботу. О такой практике знают только треть (38%) медработников.

Кира Ремнёва

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru