Главная / В Мире / Феличита — значит счастье

Феличита — значит счастье

Добро, как и зло интернациональны, у этих понятий не существует границ

Накануне Нового года мне позвонила из Италии подруга по несчастью Федерика и после бурных поздравлений спросила: «А помнишь?» Да разве я могу забыть эту душещипательную историю! Историю о том, как, оказавшись ограбленной на городском пляже итальянского портового города Бари, я обнаружила настоящих друзей, протянувших руку помощи. Впрочем, обо всем по порядку.

Рюкзачок пропал бесследно

Надо сказать, еще в самолете моя попутчица предупредила, что Бари — город воров, и нужно быть очень аккуратной на пляже. И первые дни, я, следуя ее рекомендациям, аккуратно сдавала свои ценности (главное — фотоаппарат, ну и карманные деньги с ключами от квартиры) в пункт хранения. Но в последний день своего отпуска, почти уверовав, что замечательный город Бари оговорили, изменила сложившейся за неделю привычке и не стала сдавать свой рюкзачок с одеждой, деньгами и ключами от квартиры в камеру хранения. И жестоко за это поплатилась. Ибо выйдя из воды, не обнаружила ни рюкзачка, ни следов, куда он мог деться.

Я в буквальном смысле осталась голой на улице незнакомого города, где нет друзей и знакомых и мало кто понимает по-английски, а по вечерам мигранты из Африки сливаются с темнотой и как-то даже в одежде чувствуешь себя неуютно под их наглыми взглядами, а тут…

«Моя твоя не понимает»

Первая мысль — обратиться к полицейским. Сильно волнуясь, я пыталась на английском втолковать стражам порядка, что случилось, но они, как и большинство итальянцев на юге, плохо понимали, а когда до них дошла, наконец, суть произошедшего, ничтоже сумняшеся заявили: а что вы, мол, хотите, это городской пляж, сами виноваты!

При этом полицейские не только отказались что-либо делать, а недвусмысленно дали понять, что писать заявление бесполезно, ибо все равно его не примут. И вообще, «мы не говорим по-английски», выдали они мне вердикт с помощью телефона. Все, Финита ля комедия.

Я так и обалдела, стою растерянная, метнулась обратно к своему месту на пляже, где осталось лишь полотенце, которым я поспешила обмотаться. И тут меня прорвало, я разрыдалась, не знаю, что делать, ведь моя хозяйка уехала на загородную виллу, я должна была ночевать дома одна, телефона я ее не знаю.

Уже вечерело, люди уже толпой пошли с пляжа, и мне реально с каждой минутой становилось все страшнее от мысли, где я буду ночевать и как?

Полицейские мне сказали, что в таком виде по городу я идти не могу. Меня арестуют, ехать на автобусе я тоже не могла по причине отсутствия средств, да и куда ехать?

Бог послал мне Федерику

Вдруг кто-то трясет меня за руку и — о, чудо! — говорит на английском. Это была моя спасительница Федерика. Она теребила полицейских и требовала от них действий, задавала мне вопросы как заправский следователь, тут же им все переводила и опять их тормошила и тормошила. Мои слезы быстро высохли, а в душе загорелся лучик надежды.

В итоге, Федерика с родителями практически заставили полицейских поехать по моему адресу, выйти на хозяйку и узнать, что она сможет приехать с виллы не раньше, чем через несколько часов.

В этот момент Федерика просто упала ко мне на плечи и разрыдалась. Было ощущение, что не она меня, а я ее спасаю. И уже не она, а я ее успокаиваю, а она стоит, счастливая, и плачет, приговаривая «Не волнуйся, теперь все будет хорошо».

Дальше для меня начался сплошной праздник общения. Поняв, что проблема по большому счету разрешилась, повеселели все, и полицейские в том числе. Мы даже сфотографировались на память.

Дружная итальянская семья сгребла меня в машину и повезла показывать, как они живут. Всю дорогу мы о чем-то болтали, Федерика объяснила мне, что это мама увидела меня в слезах и сказала всем «она нуждается в помощи». Мама всю дорогу молилась всем святым, что замечательная Федерика говорит по-английски и они смогли меня понять.

Квартира пела и плясала

После того, как квартира была показана, меня нарядили в роскошное платье и начались в буквальном смысле песни — пляски. Отец Федерики уже довольно пожилой мужчина, ему 75 лет (маме 60), профессиональный музыкант гитарист начал меня развлекать традиционными итальянскими песнями. Я начала судорожно вспоминать популярных в России итальянских певцов, и мы тут же дружно запели Феличиту, спасибо Аль Бано и Ромине Пауэр. Мне сложно описать все эмоции словами, просто совершенно чужие люди были счастливы, что смогли мне помочь, что оказались в нужном месте и в нужное время. Мама все время воздавала хвалу господу богу и обнимала меня. Сплошная Felicita! А всего-то прошел час или два с того момента, как я одиноко рыдала на пляже и никому до меня не было дела.

А еще я узнала, что назавтра Федерика улетала в Лондон, где она сейчас живет на время учебы. Рассказала, с какими трудностями сталкивается в Туманном Альбионе и уверила, что после учебы не останется там жить. По ее словам, в Англии силен расизм, и не важно какой у тебя цвет кожи, ты все равно человек второго сорта. Сказала, что случись это в Лондоне, скорее всего, никто не подошел бы и не помог.

На прощание, эта 26-летняя девушка сказала мне очень простую, казалось бы, и в тоже время глубокую и мудрую вещь: «Не благодари меня. Просто, когда кто-то будет нуждаться в помощи — помоги».

Добро, как и зло интернациональны, у этих понятий не существует границ. И какая разница, ты живешь в Армении, Италии или России, имеет значение только одно — кто ты, какой ты человек? И вся твоя жизнь — ответ на этот вопрос. И по-настоящему счастлив и богат будет тот, кто не будет скупиться на доброту.

Светлана Апполонова

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru