Главная / Скандалы / Тёмная тропа для нефтяных денег

Тёмная тропа для нефтяных денег

Пожары на изношенных НПЗ в России не мешают ЛУКОЙЛу вкладывать деньги в проекты за границей

Аварии на объектах ЛУКОЙЛа, похоже, становятся обыденностью. Ещё бы, ведь одна из крупнейших частных компаний России, по сути, превратилась в средство стрижки купюр для узкого круга топ-менеджеров. Детище Вагита Алекперова поднимается в биржевых рейтингах – и, судя по всему, чем выше, тем меньше оно тратит на инфраструктуру. Если так пойдёт и дальше, то месторождения и НПЗ станут просто опасными для городов присутствия компании. Недавнее происшествие в Ухте вынуждает нас дать такой мрачный прогноз.

9 января небо над Ухтинским нефтеперерабатывающим заводом осветила яркая вспышка. Местные жители говорят, что наблюдали её с другого конца города. Всего в тот вечер они слышали восемь взрывов, прогремевших на территории ООО «ЛУКОЙЛ-УНП». Огонь почти мгновенно охватил площадь в 1 тыс. квадратных метров, одну за другой уничтожая ёмкости с топливом. «Никто не знал, какая будет площадь пожара после очередного взрыва, обломки разлетались на сотни метров», – расскажет потом журналистам врио начальника ГУ МЧС по Республике Коми Олег Нецкий. Трудно представить, сколько человек могло пострадать, если бы спасателям не удалось быстро эвакуировать торговый центр, расположенный в 1,5 километра от горевшего предприятия. На ТЭЦ, которая находится в километре от завода, после очередного взрыва посыпалось фронтальное остекление. В те же минуты на территории НПЗ пожарные боролись с огнём, чтобы он не подобрался к нефтеналивной эстакаде, где топливо готовят к транспортировке по железной дороге. Вечером 9 января там находилось 64 цистерны с горючим. Для 100-тысячного города подрыв этих цистерн стал бы настоящим бедствием. Профессионализм пожарных и, наверное, счастливый случай позволили избежать большого числа жертв. Но один человек – линейный обходчик участка, где началось возгорание, – серьёзно пострадал. Врачи говорят, что сейчас его жизни ничто не угрожает.

Но историю с ЧП на ухтинском заводе ЛУКОЙЛа вряд ли можно считать законченной. Следователям предстоит назвать виновных в разрушении установки, которую, к слову, пострадавший рабочий отправился проверять за несколько минут до взрыва. Жители Ухты с грустной иронией говорят, что не удивятся, если крайним в этом деле сделают работягу с обожжённым лицом. Ещё до возбуждения дела ухтинцы высказались о предполагаемых причинах происшествия на нефтеперерабатывающем заводе. «Живём на пороховой бочке»«Хочется напомнить, что заводу уже почти за 80 лет: если ничего не перестраивали за это время, то скорее всего катализатор просто-напросто не выдержал давления»«Полное раздолбайство»«ЛУКОЙЛ частит (с авариями на объектах. – Ред.)», – пишут они комментарии в соцсетях. Люди считают, что в погоне за прибылью компания сокращает издержки на экологию и технику безопасности. К слову, ущерб самому ЛУКОЙЛу от происшествия в Ухте оценивается в 14 млн рублей – копейки для нефтяного гиганта. За вредные выбросы в атмосферу во время пожара он, по предварительным данным, заплатит всего 90 тыс. рублей – именно такая сумма прозвучала на заседании правительства региона 16 января. Смех да и только! «Если бы пожар на НПЗ вышел из-под контроля, он бы стал фатальным для города», – поделился один из ухтинских журналистов на условиях анонимности. Он считает, что недоверие к владельцам НПЗ со стороны горожан можно объяснить политикой закрытости ЛУКОЙЛа. «Все думают, что компании опять всё сойдёт с рук. Им что-то будет, только в случае если полгорода бомбанёт», – добавляет он и приводит в пример длинный список ЧП, случившихся на предприятиях этой компании в последние годы (см. «Конкретно»). Мы решили внимательно проанализировать эти события и высказать свои предположения о причинах, которые могли привести к серии взрывов и масштабному пожару на ухтинском НПЗ. По всей видимости, это действительно результат сознательной экономии ЛУКОЙЛа на строительстве и содержании своих объектов.

Подрядчик с офшорными корнями

Главное управление МЧС по Республике Коми заявило, что пожар начался на установке гидродепарафинизации дизельного топлива ГДС-850. При этом источник ТАСС сообщил, что причиной взрыва могло стать «скопление технологических газов, образовавшихся в результате нарушений технологии монтажа линии». Мы решили разыскать подрядчика, который мог нарушить технологию, и выяснили, что монтаж линии на установке ГДС-850 был проведён несколько лет назад

«Глобалстрой-Инжинирингом» (АО «ГСИ»). Это один из крупнейших в России подрядчиков по созданию нефтегазовой инфраструктуры. «ГСИ» строит трубопроводы, терминалы, реконструирует и обслуживает нефтеперерабатывающие заводы, занимается обустройством нефтегазовых месторождений. Компания Вагита Алекперова является его главным клиентом, обеспечивая более 90% заказов. Собственно, изначально «Глобалстрой-Инжиниринг» был «дочкой» ЛУКОЙЛа. Компания создана в 1994 году, ранее она называлась «ЛУКОЙЛ-Нефтегазстрой». В 2004 году топ-менеджеры нефтяной империи Алекперова выкупили её долю (38%) в этом предприятии. Но, повторим, ЛУКОЙЛ своими заказами и сегодня, по сути, обеспечивает существование АО «ГСИ». Возникает вопрос: что это за менеджеры, с которыми Вагит Алекперов поделился таким щедрым куском своего бизнеса?

Фото: Сафрон Голиков/Коммерсантъ

Крупнейшим акционером и председателем совета директоров АО «ГСИ» является бывший вице-президент ЛУКОЙЛа Серик Рахметов. В проспекте допэмиссии акций компании в 2008 году говорилось, что он контролирует 87,5% акций «Глобалстрой-Инжиниринга» через две офшорные фирмы: «Ригойл файненс лтд» и «Формейн финанс лтд», зарегистрированные на Кипре. Источники газеты «Ведомости» рассказывали, что Алекперов «очень ценил и ценит сейчас» Рахметова «как надёжного партнёра». Перечень проектов, реализованных «ГСИ» для ЛУКОЙЛа, действительно впечатляет. Именно эта структура обустраивала Южно-Хыльчуюское нефтегазовое месторождение (Ненецкий автономный округ) и строила нефтеналивной терминал порта Высоцк в Ленинградской области. «ГСИ» работает и с другими заказчиками, в числе которых «Газпром» и «Газпром нефть».

Но речь здесь идёт скорее о единичных объектах, поэтому финансовая ситуация в компании Серика Рахметова позволяет судить о затратах ЛУКОЙЛа на инфраструктуру. И вот что странно: похоже, что в 2018 году объём заказов и соответственно выручка инжиниринговой компании существенно сократились примерно до 9,8 млрд рублей против 23,7 млрд рублей годом ранее (об этом говорится в обзорах на основе данных системы «СПАРК-Интерфакс»). Странным это выглядит потому, что падение выручки «Глобалстрой-Инжиниринга» идёт вразрез с отраслевыми показателями. В 2018 году, по данным «Интерфакса», рынок строительных услуг в нефтегазовой отрасли продолжил расти обычными темпами – в пределах 10%. Напрашивается простой вывод: крупнейший заказчик «Глобалстрой-Инжиниринга» резко сократил затраты на строительство и реконструкцию своих НПЗ. Сложно удержаться от предположения о том, что проблемы с установкой ГДС850 на предприятии ЛУКОЙЛа в Ухте, которые спровоцировали серию взрывов и пожар, связаны именно с этим. Если так, то тем более важно понять причины сокращения расходов компании на инфраструктуру. Похоже, что структуры Вагита Алекперова нашли какие-то более привлекательные цели для вложения денег.

Из одного кармана в другой

Снижение выручки АО «ГСИ» совпало по времени со стартом программы ЛУКОЙЛа по выкупу собственных акций. В августе 2018 года нефтяной гигант объявил, что до конца 2022 года выкупит бумаги на 3 млрд долларов. Позднее компания решила ускорить buyback, к лету 2019-го она приобрела на рынке 4,96% своих акций. Более того, ЛУКОЙЛ решил погасить выкупленные акции. Для этого компания должна выкупить их у своей «дочки» – LUKOIL Securities Limited, предложив другим акционерам также предъявить свои акции к выкупу. Таким образом ЛУКОЙЛ дополнительно приобрёл 19,5 млн акций у акционеров, направив на их выкуп ещё 1,6 млрд долларов. Но на этом он не остановился, компания объявила новую программу buyback до конца 2022 года и намерена потратить на неё ещё 3 млрд долларов.

Проще говоря, получается, что крупнейшая частная нефтяная компания России не продаёт свои акции, чтобы привлечь средства на развитие, а тратит заработанные деньги на уменьшение числа акционеров. Очевидно, что в такой ситуации затраты на инфраструктуру у неё отошли на второй план. Действия нефтяников вызывают удивление у аналитиков, которые, впрочем, нашли этому рациональное объяснение.

Аварии на объектах ЛУКОЙЛа, похоже, становятся обыденностью. Ещё бы, ведь одна из крупнейших частных компаний России, по сути, превратилась в средство стрижки купюр для узкого круга топ-менеджеров (фото: LORI)

Фото: LORI

«По сути, ЛУКОЙЛ перекладывает деньги из кармана в карман: компания выплачивает средства собственному офшору (LUKOIL Securities Limited. – Ред.)», – комментирует директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. Он считает, что инвесторам такая стратегия пришлась по вкусу: они решили, что погашение казначейского пакета приведёт к росту дохода по оставшимся в обращении бумагам. Правда, как полагает начальник аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов, на долгосрочный эффект от такой операции нефтяникам рассчитывать не стоит. Возможно, что именно поэтому в 2019 году ЛУКОЙЛ предложил фондовому рынку не менее заманчивую и очень затратную идею: резкое увеличение дивидендов. Если раньше компания старалась повышать выплаты акционерам не менее чем на величину рублёвой инфляции, то теперь на дивиденды пойдёт 100% не задействованного в бизнесе денежного потока (вспомним про сокращение расходов на инфраструктуру). И вишенка на торте: решение об этом принял топ-менеджмент ЛУКОЙЛа, который и владеет более чем половиной акций.

Какие инвестиции в России, о чём вы? Тем более что в своё оправдание всегда можно сослаться на происки коварной заграницы. ЛУКОЙЛ полностью сохраняет свою долгосрочную стратегию развития с фокусом на инвестиции в РФ, которые в настоящее время ограничены в связи с соглашением ОПЕК+ (о снижении объёма добычи нефти. – Ред.), заявил представитель компании «Интерфаксу». Если сэкономили на установке ГДС850 в Ухте, то в этом тоже, наверное, ОПЕК виновата?

Всё ради спекулянтов

Нельзя не признать, что все эти действия топ-менеджмента ЛУКОЙЛа пришлись по вкусу биржевым игрокам, которые стремятся получить максимальную прибыль в короткий срок. На протяжении всего 2019 года акции компании росли в цене. В октябре они достигли исторического максимума, поднявшись выше 6 тыс. рублей за штуку. При этом нельзя сказать, что при общении с прессой руководство эмитента уделяло достаточно внимания рассказам о долгосрочных инвестициях. Оно и понятно – биржевым спекулянтам нужна сиюминутная прибыль. Если компания решит тратить деньги не на дивиденды, а на финансирование долгосрочных капиталоёмких проектов, такой прибыли не будет. Некоторые эксперты видят во всём этом признаки предпродажной подготовки ЛУКОЙЛа.

«Компания, по сути, отказывается от активного развития и явно стремится вывести деньги в офшоры, превратив свой buyback в buyout. ЛУКОЙЛ попросту «откэшивает» через офшоры 3 млрд долларов», – пишет Олег Бондаренко.

А когда отрасль начинает работать на вывод дивидендов, тем более выводом их в иностранные средства, неудивительно, что внутри всё начинает рваться, продолжает мысль преподаватель департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков.

«Россию лишили доступа к внешним инвестиционным ресурсам, в том числе за счёт санкций. А у нас внутренние компании превращаются в выводящие»,– заявил он и призвал правительство повлиять на компании в нефтегазовом секторе.

«Если госкомпании несут социальную ответственность, то с коммерческими по-другому. Сначала разруха в головах, а потом она приходит на конкретные месторождения в виде пожаров и подрывов. Главная проблема – недостаток инвестиций и амортизационная изношенность оборудования. А при нынешней ориентированности компании на дивиденды о восстановлении говорить не приходится»,– заявил Крутаков в комментарии для Газеты.ru.

Ещё один способ вывести деньги

Вопреки тому что основной доход ЛУКОЙЛ получает на территории России, в последние годы он в большей степени сфокусирован на деятельности за рубежом. Например, в январе 2017 года компания Вагита Алекперова попросила правительство РФ уменьшить ей нагрузку, связанную с инвестициями в разведку месторождений за границей. Как писал тогда «Коммерсантъ», только в 2015 году дочерние структуры ЛУКОЙЛа потратили на разведку за пределами страны 50 млрд рублей. В связи с этим нефтяники просили освободить их от налогов на проценты по займам, выданным на такие работы, а также от налогов на доходы от валютной переоценки таких займов. Вдобавок топ-менеджеры Алекперова просили кабмин отменить для них штрафы за невозврат валюты, в случае если затраты на геологоразведку за границей не привели к открытию новых месторождений. С одной стороны, в этих предложениях есть рациональное зерно, поскольку трудно заранее оценить эффективность геологоразведки где-нибудь в Африке. Но с другой – есть риск, что отсутствием штрафов воспользуются фирмы-однодневки с уставным капиталом в 10 тыс. рублей, которые будут просто выводить деньги за границу по фиктивным основаниям. Дескать, искали новое месторождение, но не нашли – какой с нас спрос? На фоне активности ЛУКОЙЛа по выкупу собственных акций через офшорную структуру и резкого повышения дивидендов такие подозрения нельзя назвать безосновательными.

Пока крупнейшая частная нефтяная компания России зарабатывает миллиарды на отечественной нефти, а тратит эти деньги за границей, взрывы наподобие ухтинского будут происходить всё чаще. Учитывая, что многие предприятия ЛУКОЙЛа являются градообразующими и без них у местных жителей не будет ни работы, ни зарплаты, действия топ-менеджеров Вагита Алекперова могут грозить куда более опасными последствиями.

Конкретно

Пожар на НПЗ в Ухте 9 января 2020 года – далеко не первый случай возгорания на объекте, в создании которого участвовала компания Серика Рахметова или связанные с ней структуры. В частности, в апреле прошлого года загорелась установка АВТ-5 на объекте ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» (подрядная организация ООО «ГСИПермнефтегазстрой», «дочка» АО «ГСИ»).

В ноябре 2018 года пожар случился на строящемся дизель-электрическом ледоколе «Виктор Черномырдин» на территории Адмиралтейских верфей в Петербурге. Работы там вело ООО «ГСИ СНЭМА» (принадлежит компании «Глобалстрой-Инжиниринг»).

В одной только Республике Коми за последние годы зафиксировано несколько аварий на объектах ЛУКОЙЛа. Местные жители помнят гигантский разлив нефти не реках Колве и Печоре в 2013 году, а также пожар на резервуарах под Усинском в 2014-м.

В 2016 году нефть разлилась под Ухтой и попала в городской водозабор. В 2017-м крупный пожар произошёл на месторождении им. Алабушкина. И это лишь несколько примеров из длинной череды происшествий…

Артём Потёмкин

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru