Селфи с мертвецами

Найдены новые свидетельства фашистских зверств в Демблине

В распоряжении «МК» оказались уникальные фотографии времен Второй мировой. На этих снимках запечатлены сцены жестокого уничтожения советских военнопленных в лагере Демблин. Альбом с этими свидетельствами нацистских зверств был сделан для приобщения к материалам расследования, которые проводила специально созданная Чрезвычайная государственная комиссия. Реликвию сберег в семейном архиве потомок руководителя этой комиссии.

«Мой отчим Дмитрий Михайлович Васильев в последний период войны занимал должность военного прокурора 7-го Гвардейского кавалерийского корпуса, — рассказывает Михаил Евнович Васильев. — В конце июля 1944-го, когда наши войска освободили польский город Демблин, его, подполковника юстиции, назначили руководителем группы, которой предстояло расследовать злодеяния гитлеровцев в Демблинской крепости, где ими был оборудован лагерь для военнопленных».

Городок Демблин на берегах Вислы находится в 100 км от Варшавы. Рядом в середине XIX века была построена мощная крепость. Ко времени Второй мировой эта цитадель уже утратила свое военное значение, а потому немцы, захватив эти польские территории, в 1941 году приспособили демблинские укрепления под особую зону для содержания советских военнопленных — «Шталаг №307».

Пленные красноармейцы в «Шталаге №307».

Следует сделать уточнение, очень важное для оценки тех фактов, которые приводятся в сообщении Чрезвычайной государственной комиссии и будут цитироваться ниже. Шталаг — это не концлагерь, не «фабрика смерти», а «всего лишь» стационарный лагерь для содержания пленных. То есть умерщвление людей здесь вроде бы не являлось целью надсмотрщиков, охраны. Однако, судя по сведениям, собранным при расследовании «демблинского дела», зверства, которые творились в этом лагере, практически не отличались от ужасов Бухенвальда, Майданека, Дахау…

«В нашей семье сохранилась корпусная многотиражка «В бой, кавалеристы!» от 2 сентября 1944-го, где помещена информация, полученная следственной комиссией, — пояснил Михаил Евнович. — Но главной реликвией является альбом, созданный по инициативе и при непосредственном участии моего отчима. Как мне доводилось от него слышать, всего было изготовлено три таких альбома. Один приобщили к материалам Чрезвычайной государственной комиссии. Другой подарили советскому писателю-публицисту Илье Эренбургу. А третий подполковник юстиции Васильев оставил себе. Подписи к фотографиям в альбоме сделаны самим Дмитрием Михайловичем».

Михаил Васильев и тот самый альбом. Фото: Александр Добровольский

Беру в руки этот фолиант. На обложке оттиснуто заглавие: «Фотоснимки немецких зверств над советскими военнопленными в Демблинской крепости». На первых трех страницах вклеено официальное заключение, подписанное всеми членами ЧГК. А дальше идут фотографии — около сотни снимков. На некоторых из них запечатлены моменты работы по расследованию злодеяний гитлеровцев в Демблине. Большая же часть — это страшные документальные свидетельства того ада, в который превратили оккупанты «Шталаг №307» для его узников. Причем все эти фотоулики появились, благодаря самим же нацистам — сотрудникам лагерной администрации и охраны.

Из материалов Чрезвычайной государственной комиссии:

«…На всех предъявленных немецких фотоснимках изображены картины мучительного пребывания советских военнопленных в лагере Демблин, горы трупов погибших заключенных, перевозка раздетых догола трупов на повозках и железнодорожных платформах, расстрелы заключенных и т.д. На многих снимках фигурируют немецкие палачи-охранники в лагере Демблин…»

«…Фотограф Уклеевский Януш, работавший в фотографии Злотницкой в г. Демблине, представил 65 снимков. В своем показании он сообщил, что немцы приносили в фотографию ленты пленок для проявления и печатания. В особенности много снимков приносил немецкий унтер-офицер Цаубица, который говорил, что он посылает снимки своей жене в Германию, чтобы показать, сколько они убивают советских военнопленных… Цаубица предупреждал Уклеевского под страхом наказания, чтобы о снимках он никому не рассказывал…»

Совсем молодой (1925 года рождения) парень Януш тайком от немцев-заказчиков делал копии снимков и хранил их у себя, реально рискуя жизнью: если бы этот «криминал» обнаружился, гитлеровцы расстреляли бы сотрудника фотолаборатории на месте. А после прихода Красной Армии смелый поляк передал эти важнейшие фотосвидетельства членам Чрезвычайной комиссии. Впоследствии Я. Уклеевский стал известным в Польше фотожурналистом.

Дмитрий Васильев.

«Собаки вырывали женщинам груди»

Письменные свидетельства, сохранившиеся в архиве Д. Васильева, пробирают до глубины души, хотя и составлены эти бумаги достаточно сухим, казенным языком.

Из материалов Чрезвычайной государственной комиссии:

«…По показаниям свидетелей, в лагере Демблин содержалось… до 150 тысяч советских военнопленных… Свидетель Юзефович Викентий, работавший в крепости водопроводчиком, на основании виденных им записей в книгах по учету раздачи хлеба сообщил, что в январе 1942 года в лагере было 126 343 пленных…»

«…Из пленных, прошедших через крепость за время немецкой оккупации, более 100 000 остались навсегда лежать под землей».

«…Из показаний крестьянки деревни Борово Бонкала Розалии о прибытии эшелона с военнопленными на станцию Демблин: «…Очень многие из пленных не могли сами двигаться. Таких обессиленных немцы убивали выстрелами из винтовок или ударами прикладов по голове. После того как… колонна военнопленных прошла по шоссе от станции к крепости, вся дорога была покрыта трупами».

«…Прибывших военнопленных немцы загоняли внутрь крепости и размещали в крепостных казематах на голом каменном полу, без постелей, даже без соломы. С увеличением количества поступавших военнопленных они не могли размещаться в казематах. Тысячи заключенных находились прямо на крепостной площади, под открытым небом, несмотря на наступившие морозы, доходившие до 20–25 градусов…»

«…Огромная скученность, голод и отсутствие каких-либо элементарных гигиенических условий неизбежно привели к вспышке сыпного тифа. Свидетели Ярославский и Пажишек, работавшие рабочими в Демблинской крепости, показывают, что если раньше ежедневно погибало от голода и расстрелов по 500–700 человек, то в период эпидемии тифа были дни, когда груды трупов лишь за одни сутки вырастали до 2 тысяч мертвецов…»

Селфи с мертвецами: найдены новые свидетельства фашистских зверств в Демблине
1944 г. Советские воины у главного входа в Демблинскую крепость.

«…Неоднократно немцы собирали тяжелобольных, складывали их еще живыми в могилу, затем заваливали живых людей землей…»

«…Гитлеровские палачи подвергали советских военнопленных в лагере Демблин жестоким истязаниям и расстрелам. Охрана избивала пленных палками и прикладами, травила собаками. За то, что пленные пытались найти какую-нибудь пищу в выгребных ямах, за то, что подходили близко к колючей проволоке, за то, что просили кусочек хлеба, охранники без всякого предупреждения их расстреливали.

Свидетели Целей Антон, Гженда Вацлав, Станчик Эдвард и др. показали, что стрельба в лагере слышна была днем и ночью. В пленных немцы бросали гранаты, убивая сразу по 20 человек… Особенно свирепствовал в лагере шеф абвербюро капитан Крах. Если он замечал, что кто-либо из советских военнопленных разговаривает с поляком, он тут же расстреливал его, а поляка сажал в тюрьму.

…Помимо расстрелов немцы уничтожали раненых и больных советских военнопленных путем впрыскивания в область сердца отравляющих веществ…»

«…Немецкие офицеры собрали попавших в крепость советских девушек и женщин (служивших в Красной Армии и попавших в плен. А.Д.), заставляли их под угрозой оружия раздеваться догола. А затем натравливали на них громадных дрессированных псов. Собаки сворой набрасывались на жертвы, вырывали им груди и куски живого мяса…»

«Закапывали живьем»

Самой мучительной пыткой для заключенных был голод.

Из материалов Чрезвычайной государственной комиссии:

«…Как показали свидетели, работавшие в крепостной пекарне… для военнопленных выпекался особый хлеб из молотой соломы, травы, картофельных очисток и специальной древесной муки… Анализ древесной муки, найденной в складах крепости, показал, что она совершенно негодна для пищи…»

«…Белеш Иван, работавший в крепости в 1941 г. переводчиком, показывает: «В октябре месяце немцы по распоряжению коменданта капитана Райс на возвышенности во дворе крепости поставили 2 пулемета, а внизу поставили до 12 солдат с гранатами. После этого на площадь, которая находилась рядом с этой возвышенностью, они вынесли 2 котла с пищей и объявили об этом пленным. Голодные и истощенные люди толпой бросились к котлам, а немецкие солдаты открыли по ним стрельбу из пулеметов и забросали гранатами. В это время все офицеры во главе с комендантом Райс смеялись над этой трагедией людей, в результате которой было убито до 300 человек…»

«…Хэлда Ян, работавший в крепости при немцах пекарем, показывает: «Поздней осенью, в ноябре-декабре 1941 г., питание пленных было особенно плохим. В эти месяцы они часто подходили к пекарне и просили корки хлеба. Я часто бросал им хлеб через окно пекарни. Когда немцы замечали, что пленные подбирают хлеб, они открывали стрельбу. Среди немцев были специальные охотники за живыми людьми. Я до сих пор помню одного пожилого немца… Он постоянно следил за пекарней. Как только изголодавшиеся пленные подходили к ее окнам, этот немец стрелял по ним из автомата. Количество пленных, убитых только таким способом, доходило в иные дни до 100–150 человек…»

«В условиях… страшного голода среди пленных появились случаи поедания мяса и внутренностей мертвецов. Немцы, доведя до такого ужасающего положения своих невольников, с садистским наслаждением фотографировали подобные сцены, а затем вели пропаганду о том, что русские — не люди: они поедают друг друга…»

«…Миколайчик Юзеф, работавший в лагерной пекарне, сообщил комиссии: «Ежедневно умерших было столько, что заключенные не успевали их вывозить и хоронить. Поэтому внутри лагеря немцы устроили «склад» трупов, которые горой лежали на площади. Груда тел была настолько высока, что немцы устроили для поднятия трупов наверх лестницу из досок. …В этом «складе» в январе 1942 года находилось до 5000 трупов. Этот «склад» существовал в течение 2–3 недель, пока немцы не организовали вывозку трупов в места захоронения…»

«…Ежедневно к местам общей свалки немцы отправляли по 15–20 возов трупов…

Вместе с мертвыми немецко-фашистские захватчики закапывали в ров и живых советских военнопленных. Сопротивлявшихся сталкивали в могилу силой…»

Красавцы-палачи

Иллюстрациями ко всем ужасам, описанным в заключении Чрезвычайной государственной комиссии, стали фотографии, вклеенные в альбом. Любительские фото. Маленькие, не всегда четкие, порой сделанные в неудачном ракурсе… И это даже хорошо. Потому что иначе смотреть на запечатленные объективом сцены нормальный человек наверняка не смог бы.

Десятки фото с трупами убитых и умерших военнопленных. На некоторых фотографиях офицеры и солдаты лагерной охраны запечатлели самих себя. Садисты с удовольствием позируют на фоне изможденных узников, толпящихся за колючей проволокой, на фоне тел загубленных ими людей. Демонстрируют успехи в ударной работе, которая поручена высшим руководством Третьего рейха…

И вот ЭТО унтер Цаубица, капитан Крах и другие немцы снимали на пленку, чтобы сделать «красивые» фотографии и отправить их женам и невестам?! Отправить, чтобы те полюбовались и преисполнились гордости за своих мужчин?!! Подобное никак не укладывается в голове. Полное извращение всех представлений не только об элементарной морали, но об этике и эстетике. Нормальный человек не может получать удовольствие, делая подобные снимки. Нормальная женщина не может получать удовольствие, разглядывая фото с грудами изуродованных, искалеченных трупов. Всякая нормальная женщина, получив от своего благоверного подобные «картинки», должна была бы навсегда прекратить с ним отношения. Но эти «добропорядочные» фрау, судя по всему, придерживались иного мнения. Вот до какой степени им промыла мозги нацистская пропаганда!

* * *

В альбоме подполковника Д.Васильева на последних страницах помещены несколько фотографий, на которых запечатлены надписи, обнаруженные по ходу расследования в некоторых казематах Демблинской крепости. Их нацарапали находившиеся здесь военнопленные.

Одна из пометок очень короткая: «Сокаев Тембат из села Эммаус Северной Осетии». Уже в наши дни удалось узнать о судьбе этого человека. Тембату (Тембулату) повезло выйти живым из демблинского ада, вернуться на родину. Он уцелел — но для того, чтобы много лет спустя вновь оказаться у адского порога. В сентябре 2004 года при захвате боевиками школы в Беслане среди погибших там оказалась маленькая внучка Сокаева. Ветеран войны не перенес такого горя и скоропостижно умер от сердечного приступа.

Александр Добровольский

По материалам: “Московский комсомолец”

Ранее

Сотрудница крематория рассказала о странных случаях

Далее

Шансы на победу

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru