Главная / В Мире / COVIDу на вид

COVIDу на вид

Бороться с вирусом предложили по сценарию Кореи и Сингапура

В борьбе с новым коронавирусом России следует учесть опыт Китая, Южной Кореи, Тайваня и Сингапура. К такому выводу пришло Агентство стратегических инициатив (АСИ), проанализировав меры, которые различные государства предпринимали против распространения COVID-19. Такого же мнения придерживаются и эксперты в области здравоохранения. В результате АСИ создало банк лучших практик. Рекомендации уже направлены в Координационный совет по борьбе с инфекцией.

В выгодном положении

Опыт разных государств по сдерживанию эпидемии АСИ собрало на своей цифровой платформе «Смартека». На сайте подробно описаны решения, которые были предприняты в странах Азии, первыми пострадавших от новой инфекции: Китае, Южной Корее, Сингапуре и на острове Тайвань.

— Пандемия коронавируса уже оказала огромное негативное влияние на все сферы жизни. Именно поэтому мы решили детально изучить и выложить в открытый доступ лучшие мировые практики борьбы с COVID-19, — рассказала «Известиям» гендиректор АСИ Светлана Чупшева.

Транспортировка пациента с коронавирусом

Транспортировка пациента с коронавирусом в городе Тэгу. Фото: Global Look Press/Xinhua/Lee Sang-ho

— Мы находимся в более выгодном положении с той точки зрения, что коронавирус стал распространяться у нас позже, и мы имеем возможность анализировать, как боролись с ним другие страны, — подчеркнул «Известиям» член комитета Госдумы по здравоохранению Борис Менделевич.

По словам депутата, критерием успешности практики стоит считать не количество заболевших, а процент летальных исходов.

— На сегодняшний день успешнее всего с сокращением количества смертей от коронавируса, на мой взгляд, справляется Южная Корея, — отметил он. — Там пошли по пути массового тестирования — это один из способов ранней диагностики заболевания, который снижает возможность осложнений и сокращает количество контактных лиц.

Лучшие сценарии

В Южной Корее в феврале проводили около 10 тыс. тестов в день. К марту страна ежедневно могла тестировать уже по 15 тыс. человек и с начала эпидемии провела почти 300 тыс. тестов.

Республика долго занимала второе место в мире по числу зараженных, но при этом ее власти смогли взять ситуацию под контроль и значительно сократить показатель смертности. Кроме широкого распространения экспресс-тестов в этой стране ответственно подошли к поиску потенциально зараженных. Все передвижения людей с уже подтвержденным COVID-19 восстанавливали по цифровому следу, что позволило оперативно выявлять заболевших и оказывать медицинскую помощь. Карта перемещений инфицированных доступна и для населения.

— Если в одном из районов Сеула выявляется зараженный коронавирусом, то всем жителям приходит предупреждающее сообщение. В нем также указывается маршрут инфицированного за последние 24 часа. Всех, кто мог пересечься с больным, медики просят обращаться в специально организованные пункты для сдачи анализов, — рассказала «Известиям» Ксения Карташова, студентка из России, которая учится в столице Южной Кореи.

Сотрудники полиции у входа в храм в Тайбэе

Сотрудники полиции у входа в храм в Тайбэе. Фото: TASS/Zuma

В республике также создано приложение, отслеживающее зараженных, которые покинули свой дом, находясь на карантине.

По оценке специалистов АСИ, в результате средний показатель смертности населения от COVID-19 составил в Южной Корее 0,9% (в целом по миру он равен 3,4%). На реализацию такого сценария России необходимо три месяца.

Ставку на усиленный поиск контактных лиц сделали и на острове Тайвань. За сутки Национальное управление медицинского страхования (NHIA) и Национальное иммиграционное агентство синхронизировали свои базы данных, чтобы отслеживать перемещения людей. Основываясь на истории путешествий и клинических симптомах, врач уже в момент обращения пациента в больницу мог выявить риск заражения COVID-19. Тех, кто с высокой долей вероятности заражен, отслеживали по мобильным телефонам.

По данным счетчика гонконгской газеты South China Morning Post, на 18 марта на Тайване числилось 108 зараженных коронавирусом. Один человек погиб.

Срок внедрения практики, применяемой на острове, специалисты АСИ оценивают в три месяца.

Прибор для измерения температуры

Прибор для измерения температуры у пассажиров в круизном порту Сингапура. Фото: REUTERS/Edgar Su

Еще один успешный сценарий борьбы с инфекцией применили в Сингапуре: там на данный момент не зафиксировано ни одного случая смерти от COVID-19 (по данным South China Morning Post, 345 человек, проживающих в государстве, инфицированы).

Местные специалисты первыми в мире разработали серологический тест (исследование сыворотки на наличие в ней различных антител. — «Известия») на новый коронавирус, он был внедрен в январе 2020-го. С тех пор проведено уже более 21 тыс. проверок на COVID-19.

После первого подтвержденного случая медики обзванивали потенциальных зараженных (контактных лиц) дважды в день и опрашивали на предмет самочувствия. Была запущена рекламная кампания, побуждающая население обращаться к врачу при появлении малейших симптомов и не покидать дом до прихода результатов обследования.

На реализацию такого сценария, по данным АСИ, необходимо два месяца.

— Точечное отслеживание контактов — один из самых действенных инструментов сдерживания распространения инфекции, — отметил Борис Менделевич.

Китайский рецепт

Но самой успешной можно назвать практику Китая, считает директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского Сеченовского университета Александр Лукашев.

Проверка по QR-коду перед входом в местро Чжэнчжоу

Проверка по QR-коду перед входом в метро Чжэнчжоу. Фото: Global Look Press/Xinhua/Li An

— Меры, которые принимали там, подойдут не для всех стран. Они в некоторых моментах были излишне жесткими. Самоизоляция, конечно, нужна, она оправдана, как и ограничение массовых собраний. Но вот, например, полная остановка производства, как в городе Ухань, нанесет провинции Хубэй огромный экономический ущерб, и этого бы хотелось избежать, — заявил ученый «Известиям».

Сценарий Китая можно реализовать примерно за три месяца, предполагают специалисты АСИ. Сдерживать эпидемию КНР помог практически тотальный контроль за изолированными и цифровизация. Например, все жители города Ханчжоу получили личные QR-коды и ежедневно обновляли сведения о своей температуре. Коды разделили по цветам: зеленый позволял свободно перемещаться, желтый требовал семидневной самоизоляции, а красный — двухнедельного карантина.

В качестве негативного варианта развития событий и плохого реагирования на угрозу эпидемии все опрошенные «Известиями» специалисты назвали Италию. Ограничительные меры в стране начали вводить слишком поздно, из-за чего смертность там уже превысила показатели КНР. Счетчик South China Morning Post вечером 19 марта зафиксировал 3405 погибших при 35 713 инфицированных. В Китае же при количестве заболевших в два раза больше (80 928), умерло 160 человек.

Буддийский монах проверяет температуру у посетителя храма в Бангкоке. Фото: Global Look Press

По словам доцента кафедры инфекционных болезней у детей РНИМУ им. Н.И. Пирогова Ивана Коновалова, высокие показатели смертности свидетельствуют не столько об опасности самого вируса, сколько о том, что система здравоохранения просто не успевает качественно помочь всем зараженным и не справляется с нагрузкой.

На данный момент на ресурсе «Смартека» уже доступен сценарий Таиланда. Среди наиболее действенных мер в этой стране отмечается запуск онлайн-платформы самоскрининга, на которой люди сами заполняют онлайн-анкету о состоянии здоровья и контактах с зараженными. Кроме того, у местных достопримечательностей раздавали санитайзеры (антибактериальный гель) и медицинские маски. Последние, кстати, из-за их дефицита население обучали делать самостоятельно из одежды.

По мнению замдиректора Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Александра Семенова, применять в России опыт других стран по борьбе с коронавирусом «можно и нужно». В разговоре с «Известиями» он отметил, что это — успешная стратегия.

Ярослава Костенко

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru