Главная / Общество / Герман Греф о кризисе: «Нужно убрать страх»

Герман Греф о кризисе: «Нужно убрать страх»

Герман Греф дал советы россиянам и бизнесу на период кризиса

Президент и председатель правления «Сбербанка» Герман Греф в эксклюзивном интервью главе комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрею Макарову на «Ленте.ру» рассказал, что думает о ситуации с коронавирусом, развивающемся кризисе и мерах поддержки бизнеса. А ещё — объяснил, в какой валюте хранить сбережения и что нужно делать для преодоления всех трудностей.

О возможности изъятия вкладов россиян на госнужды

«Такая ситуация невозможна. К сожалению, такая ситуация была однажды в нашей истории, в советский период времени, и я думаю, в том числе эта ситуация создала такую прививку для всех политиков, что никогда в жизни никто не повторит этот опыт. Честно сказать, вопрос даже не в этом, вопрос в том, что сейчас никаких условий для этого не существует. Сейчас с точки зрения макроэкономики, с точки зрения готовности государства к подобного рода ситуациям мы на порядок лучше выглядим, даже чем самые развитые страны. Поэтому у государства нет никакого резона это делать, это совершенно бессмысленно и это невозможно никогда».

О ценах на нефть

«Мы посчитали три возможных сценария развития ситуации. И третий сценарий был стрессовый. Он подразумевал падение цены на нефть до 10 долларов, и даже в какие-то периоды времени — до нуля, и восстановление цены на нефть к концу года только на уровне 20-25 долларов. Падение ВВП в этом случае составило бы 15 процентов. Так вот даже в этом случае «Сбербанк» сохранял свою прибыльность. И, конечно, нам не нужно даже в этом варианте никакой помощи со стороны государства».

О влиянии кризиса на банковскую систему

«Этот кризис не банковский, уже много раз об этом сказали, он все-таки начинается с пандемии, продолжается на экономике и заканчивается банками. Да, банки будут ощущать на себе очень сложные последствия, но они будут третьими в этой цепочке. И этот период времени не тот, когда нужно помогать банкам. Это период времени, когда нужно помогать людям, и в первую очередь — малым и средним компаниям».

О развитии кризиса

«На мой взгляд, он не будет V-образным, то есть резкое падение вниз и быстрый отскок. И, на мой взгляд, он не будет U-образным, то есть какое-то количество времени внизу, а потом быстрый отскок. Вполне возможна такая ситуация — еще раз повторюсь, употребляю осознанно слова «вполне возможно», потому что как оно будет, не знает никто, — что этот кризис будет длинным.

И в начале, когда мы начали об этом думать, я начал об этом думать, я стал эту мысль от себя гнать. А потом подумал, что если я ее от себя гоню, значит, я ее боюсь, и тогда нужно ее обязательно спроектировать. И когда я попытался осознать, что такое кризис длиной в год или в два, то оказалось, что это крайне полезное занятие в силу того, что мы видим реалистичность этого сценария — если не будет изобретена вакцина, если не будет найдено эффективное лекарство».

О восприятии кризиса

«Если это не тот пожар, который можно быстро залить чем-то, и если мы понимаем, что это длинный горизонт, то тогда мы должны людям сказать о том, что это вполне вероятный сценарий, и это сценарий не катастрофичный на первый взгляд, а вполне приемлемый. Есть хороший анекдот на тему, что если наводнение неизбежно, то все оставшееся время перед наводнением нужно потратить на то, чтобы научиться жить под водой».

О пике заболеваемости коронавирусом в России

«Если мы понимаем, что этот кризис может быть надолго, и специалисты-эпидемиологи считают, что такая вероятность есть и она свыше 50%, что как минимум, это может продлиться на 2021-й год, то это означает, что мы должны по-другому совершенно осмыслить все, что мы делаем сегодня. Да, конечно, мы должны преодолеть пик заболеваемости. Мы сделали математическую модель, сделали оценку того, как это происходит в других странах и как это происходит у нас.

По нашим оценкам, такой пик наступит в нашей стране примерно с 5 по 10 мая».

О нерациональном поведении

«Последние две недели мы очень активно решаем проблему выдачи кредитов под ноль процентов с тем, чтобы предприятиям помочь удержать своих сотрудников. Это покупка времени. На что это время нужно потратить? Мы сегодня тратим время, на мой взгляд, не очень рационально — когда я говорю об экономистах. Потому что врачи, эпидемиологи, тратят это время очень эффективно. Они лечат, они предупреждают, они придумывают вакцину, они придумывают лекарства. Что делаем мы — мы ждем, когда это закончится. Это нерациональное поведение».

О вмешательстве в работу СМИ

«Вообще любые медиа имеют смысл только тогда, когда они отражают реальную картину. Если они отражают искаженную картинку, если у тебя горб, а тебе все время рассказывают, что ты строен, как цветущая ива, это абсолютно путь в никуда для любой компании. Если ты начинаешь вмешиваться в работу медиа, то для медиа это означает, что еще кто-то может делать то же самое. Ни в коем случае не делали этого и никогда не будем делать».

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров и президент и председатель правления...

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров и президент и председатель правления «Сбербанка» Герман Греф

О том, когда процент по ипотеке у российского «Сбербанка» станет таким же, как у «Сбербанка» чешского

«Такой мой любимый и наивный вопрос. Ответ очень простой — тогда, когда «Сбербанк» в России будет платить по депозитам эти самые 0,5 процента, которые они платят по депозитам в Чехии. А не 5 процентов, как в России».

О покупке правительством акций «Сбербанка»

«Это не наше решение, можно же одобрять то, на что ты можешь повлиять или нет, поэтому это было не наше решение. Это решение правительства и Центрального банка.

Я очень часто вижу задаваемый вопрос в соцсетях: «зачем правительство заплатило столько денег?». Здесь нужно пояснить, что на самом деле деньги прошли трансфером из ФНБ в бюджет, потому что бюджет изъял у Центрального банка полностью всю сумму за исключением 200 миллиардов, которые оставили на покрытие текущего убытка Центрального банка. Поэтому для правительства это исключительно выгодная сделка».

О выборе валюты для сохранения сбережений

«Нужно переживать, конечно, за устойчивость каждой отдельной валюты — доллара, евро, рубля или швейцарского франка. И поэтому если у вас есть сколько-нибудь значимые накопления, то лучше создавать так называемую корзину валют. Потому что не может быть такого, чтобы все валюты упали в один момент времени. Если у вас все траты в рублях, то лучше, конечно, хранить деньги в рублях».

О налоге на проценты по вкладам

«Я не большой любитель налогов вообще. Я не считаю, что налоги должны расти. И если вы спрашиваете мою точку зрения, то я бы не вводил такой налог. Я считаю, что проблемы его администрирования и негативные эффекты превышают потенциальные плюсы от сбора этого налога.

Но если говорить о международном опыте, то есть страны, большинство стран имеют такой налог. Поэтому те, кто вводил такой налог, они ссылались на международный опыт».

Об антикризисных мерах мэрии Москвы и правительства России

«Нам повезло, что в Москве, в таком подверженном всем возможным рискам мегаполисе, мэром в этот момент времени оказался Собянин. Он принимает экстраординарные и близкие к невозможному усилия для того, чтобы спасать ситуацию. Самое удивительное, что это ему удается.
Если говорить о правительстве России, то, конечно, им пришлось окунуться сразу же после назначения в тяжелейшие испытания. Та ситуация с коронавирусом, которую мы имеем сегодня, — это во многом их заслуга. Они сделали первые очень правильные шаги. Как известно, источником коронавируса был Китай, и они были первыми в мире, кто закрыл границу с КНР. И мы получили те самые спасительные 1,5 месяца паузы».

Об идее раздать деньги россиянам

«Здесь как в том анекдоте: назовите три причины, почему следует отступить? Причина первая: у нас нет снарядов. Так же и здесь: у нас нет такого количества снарядов.

Ограничение ресурса само по себе уже диктует несколько иные меры. Но я считаю, что мы до 10 процентов ВВП можем потратить на преодоление кризиса, на помощь людям. Не то, что называется «вертолетные деньги» и помогать всем, но помочь тем людям, которые попали в сложную ситуацию».

Об изменениях в мире после кризиса

«Я думаю, что ускорятся те национальные тенденции, которые мы видели в последние годы. Все большее количество производств возвращаются в развитые страны, дешевизна рабочей силы перестала быть главным конкурентным преимуществом, роботизация процессов и налоговые условия все в большей степени становятся главным конкурентным преимуществом, и наличие всего цикла производства, включая циклы подготовки кадров и науки, является сегодня главным залогом успешности в будущем мире».

О геополитической ситуации

«Последние пять лет привели к тому, что мы с Китаем очень сильно сблизились. И, конечно, сегодня имеем другой геополитический расклад в мире. И, на мой взгляд, в этом геополитическом раскладе сторонам нужно очень внимательно осмотреться и, возможно, уточнить свои стратегии.
Я не верю в какие-то широкомасштабные конфликты при сегодняшнем уровне развития публичной политики и политики в целом. Я думаю, в какой-то момент времени политики остановятся. Они будут щупать эту границу. Где она будет, не знаю, но в конечном итоге все будет хорошо».

О готовности россиян к кризисам

«Мы уникальная нация с точки зрения приспособленности к тяжелейшим условиям выживания. Ни одна нация за последние сто лет не пережила такое количество несчастий и бед, которое довелось пережить нам.

Но в чем шанс этого кризиса? В том, что этот кризис нас всех задел серьезно. Мы не ожидали, что это будет такой тяжелой прогулкой. Мы входили в эту ситуацию как в такую временную историю, с которой мы сейчас быстро посидим дома и выскочим. Оказалось, что нет.

И именно подготовленность нас как людей, которые прошли через очень серьезные встряски в предыдущие периоды времени, дает нам возможность из этого кризиса выйти с наименьшими потерями.
Никогда в истории США не было такого падения ВВП, которое обсуждается сегодня, — 4-5 процентов по отношению к прошлому году. Наше падение ВВП в 4 процента, которое сегодня является консенсусом, кажется нам просто легкой прогулкой, потому что в 2014 году и в 2008 году мы имели значительно более сложную ситуацию».

О поддержке малого бизнеса

«Последние три недели у нас идет огромная работа, когда принимается реструктуризация кредитного портфеля. К этой программе подключены программы, которые были приняты государством. Это кредит под ноль процентов на выплату заработной платы. Это сочетание всевозможных льгот, которые предоставлены государством: снижение единого социального налога, отсрочки по выплате налогов, отсрочки по арендным платежам. И мы на сегодняшний день реструктурировали 80 процентов всех кредитов, которые подлежат реструктуризации в российском банковском секторе».

О вероятности возвращения на госслужбу

«Это уже поздно, время прошло. Два раза в одну реку не входят. У нас сейчас прекрасные молодые люди, которые занимают экономический блок, квалифицированные и умные. И я думаю, что каждый должен заниматься своим делом».

О мешающих идти вперёд страхах

«Страх в подобной ситуации очень четко описал Александр Белл. Он сказал, что когда перед нами закрывается какая-то привычная нам дверь, то мы так долго смотрим с сожалением на закрытую дверь, что не видим, что рядом открылись две другие.

И это главное: нам нужно перестать сожалеть о том, что является уже фактом. Этот факт не изменить. Нужно убрать страх».

О том, что делать

«Сегодняшняя ситуация — хороший повод для того, чтобы встать, подняться, почувствовать поддержку своей семьи, поддержку всего нашего общества, а мы видим, как сегодня общество объединяется. Мы видим это в виде совместного творчества, совершенно непредсказуемого, когда люди начинают исполнять совместно песни, обмениваться совершенно потрясающими изделиями и дарят друг другу подарки в виде фотографий и так далее. И вот это вот состояние подъема, психологического подъема, состояние уверенности в том, что мы преодолеем эту ситуацию, — оно значительно важнее, чем какие-то решения».

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru