Главная / Политика / «Китай не явился»

«Китай не явился»

Как Россия и США пытаются спасти ДСНВ

Россия и США возобновляют консультации по вопросам стратегической стабильности. Очередной раунд переговоров прошел 22 июня в Вене. В центре внимания наблюдателей — судьба договора СНВ-3, который, по сути, удерживает страны от перспектив новой гонки вооружений. И в этих условиях Вашингтон снова сделал укол в сторону Пекина, который не отвечает на требования США присоединиться к переговорам.

В Вене возобновились переговоры России и США по вопросам стратегической стабильности. Встреча состоялась 22 июня. Российскую делегацию возглавлял замглавы МИД Сергей Рябков, американскую — спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли.

Переговоры длились 10 часов, и прошли они в закрытом для прессы режиме. Ожидается, что итоги встречи стороны обнародуют позже.

Заранее же было известно, что в центре внимания сторон — судьба Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, СНВ-3), действие которого истекает в феврале 2021 года. Будущее соглашения можно назвать весьма неопределенным, поскольку буквально за несколько дней до раунда консультаций в Вене посол России в США Анатолий Антонов указывал, что позитивных сигналов в этом направлении в настоящий момент не просматривается.

«Мы видим, что архитектуры безопасности сегодня практически нет. Есть ДСНВ, жить которому остается несколько месяцев. Говорю достаточно пессимистично, потому что пока никаких позитивных сигналов по этому вопросу я не просматриваю», — говорил дипломат в эфире программы «Большая игра» на Первом канале.

В начале месяца такие же оценки давал и замглавы МИД РФ Рябков, возглавивший сегодня российскую делегацию на переговорах в Вене.

«На мой взгляд, шансы, что Договор о СНВ будет продлен, быстро стремятся к нулю, и я думаю, что 5 февраля 2021 года договор просто исчезнет, его действие прекратится. Никакого договора 6 февраля у нас уже не будет», — говорил он в интервью The National Interest. И это, действительно, один из самых негативных сценариев, которые озвучивали российские политики. Сейчас, правда, тот же Рябков осторожно оценил возобновление консультаций, как позитивный момент.

И пока эксперты и специалисты пытаются разобраться, какой будет система сдерживания гонки вооружений в случае, если стороны так и не договорятся, США пытаются решить другой вопрос — привлечь к соглашению Китай, который отказывается присоединяться к подобного рода переговорам. Аргументация простая — СНВ-3 представляет собой двустороннее соглашение, к которому Пекин не имеет отношения, а потому КНР не должна становится предметом обсуждения условий его пролонгации.

Вот и на переговорах 22 июня случился казус — Маршалл Биллингсли опубликовал Twitter фотографию с китайскими флажками на переговорном столе.

«Переговоры в Вене скоро начнутся. Китай не явился. Пекин продолжает прятаться от [вопросов] ядерного наращивания и других вещей за Великой китайской стеной. Несмотря на это, мы продолжим с Россией», — написал спецпредставитель президента США.

Посол РФ в Австрии Дмитрий Люблинский уже заявил, что сегодня речь идет о двусторонней встрече России и США.

«Никаких флагов Китая в зале переговоров не только не было, но и не могло быть в принципе на российско-американских двусторонних консультациях по вопросам стратегической стабильности», — комментирует Люблинский ситуацию РИА «Новости».

Примечательно, что эксперты ожидали чего-то подобного от американских представителей. Накануне встречи консультант ПИР-центра Андрей Баклицкий уже говорил, что Вашингтон попытается уколоть Пекин за последовательное нежелание присоединяться к подобного рода переговорам.

«Боюсь, что эти переговоры будут использованы только для того, чтобы американцы сделали пару фоточек какого-нибудь пустого стула, заявив, что, мол, Китай не приехал. И вообще все это использовать для того, чтобы в очередной раз надавить на Китай, что, конечно, мешает нормальному российско-американскому диалогу, на который в Вашингтоне остается все меньше ресурсов, да и, видимо, желания», — говорил эксперт РИА «Новости» еще до встречи 22 июня.

Против возможности продлить действующее соглашение, помимо позиции США по Китаю, работает и время. Дело в том, что, согласно российскому законодательству, даже в случае продления договора, его нужно будет снова ратифицировать, а это процесс — достаточно длительный. Поэтому если в ближайшей перспективе решение не будет принято, то времени на прохождение всей этой процедуры может попросту не хватить.

Именно такое положение дел подталкивает к выводу, что шансы на сохранение договора исчезают. Правда, в Москве уже указывали, что готовы к такому развитию событий.

В последние месяцы время пропало еще и из-за пандемии коронавируса COVID-19. Но даже если отбросить этот фактор, перспективы оставались достаточно неопределенными. В последний раз стороны собирались 16 января — и так же в Вене. Никакого прорыва в позициях сторон не было и тогда. Россия и ранее заявляла о готовности продлить СНВ-3 без предварительных условий. Об этом еще в начале декабря 2019 года говорил президент России Владимир Путин.

Однако 16 января американская сторона так и не дала четкого ответа на вопрос — будет ли Вашингтон продлевать действие документа. Появилась ли ясность по этому вопросу в понедельник — непонятно.

Но, если судить по общему тренду на последовательный выход США из различного рода договоренностей, то СНВ-3 вполне закономерно может стать следующей жертвой текущей внешней политики США. На это указывает и МИД РФ.

За последние полтора года США поставили под сомнение два международных документа. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) Вашингтон покинул в 2019 году. В конце мая под удар попал Договор по открытому небу. США выдвинули российской стороне требования по его выполнению, с угрозой выйти и из этого соглашения через полгода. Москва — вполне в фарватере собственной внешнеполитической линии — заявила о неприемлемости построения диалога на языке ультиматумов.

При этом Трамп все же придерживается определенной логики — он пытается сформировать систему договоров новой реальности, и пытается подключить к переговорам Пекин. Сначала так было с ДРСМД, теперь такая же ситуация — вокруг СНВ-3. КНР открещивается от подобных предложений, что, в целом, находит поддержку у Москвы. Позиция Пекина проста — у Китая просто нет настолько значительных запасов стратегических вооружений, чтобы подключаться к переговорам двух гигантов по этому показателю.

И, действительно, если сравнивать в количественном отношении, «запасы» Китая выглядят весьма скромно.

По оценкам Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), у России в 2020 году всего насчитается 6375 единиц ядерных боеприпасов, у США — 5800, а Китай обладает 320 единицами. Притом, что, например, у Франции их насчитывается 290. Вопросы КНР, почему к переговорам должен подключиться именно Пекин, а не, скажем, Париж или Лондон, обладающие сравнимыми запасами ядерных боеприпасов, выглядят достаточно резонными.

Именно поэтому настроения американских политиков вызывают обоснованные сомнения в их приверженности идее продления СНВ-3. И Россия готовится к подобному развитию событий. В частности, одним из шагов по реагированию на развитие ситуации является публикация 2 июня «Основ государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», считает эксперт дискуссионного клуба «Валдай» и главред журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

«В первую очередь, ценность документа в том, что он подробно описывает взгляды российского руководства на экзистенциальные угрозы самому существованию государства, а также шаги по реагированию на них.

Фактически этот документ конкретизирует те редкие заявления российских официальных лиц, а также строчки нормативных документов, например, Стратегии национальной безопасности, насчет возможностей применения ядерного оружия. Теперь для внутренней и внешней аудитории имеются довольно четкие «красные ленточки», за которые переходить не стоит», — цитирует ТАСС слова эксперта.

В тексте документа подчеркивается, что Россия рассматривает ядерное оружие исключительно как средство сдерживания, однако предусматриваются и крайние случаи. То есть Россия осуществляет ядерное сдерживание «непрерывно в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время, вплоть до начала применения ядерного оружия».

Кроме того, Москва оставляет за собой право применить ядерное оружие и другие виды оружия массового поражения, а также в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства.

В целом, публикация документа несколько подтолкнула дискуссию в Вашингтоне о необходимости договариваться о конфигурации новой системы международной безопасности, а Дональд Трамп говорит о готовности на «ядерную сделку» с Россией. Единственное, что может ему помешать, как заявил накануне экс-советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, — «у Трампа нет долгосрочной стратегии по России и Китаю».

Ярослав Войков

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru