Главная / Экономика / В бюджетах российских регионов образовалась дыра в 147 млрд рублей

В бюджетах российских регионов образовалась дыра в 147 млрд рублей

Пандемия коронавируса удвоила число российских регионов с дефицитным бюджетом. Среди них оказались такие регионы, как Москва и Татарстан. Хотя эпидемия идет на спад, кризис лишь разрастается, предупреждают эксперты: завершить этот год с дефицитом может более половины регионов страны

Пандемия коронавируса стала испытанием для российской бюджетной системы: в «карантинные» апрель-май с падением доходов столкнулись более трети регионов страны — 37, втрое больше, чем в первом квартале, свидетельствуют данные Федерального казначейства. В бюджетах четверти регионов по итогам первых пяти месяцев 2020 года образовался дефицит. Число регионов с дефицитным бюджетом по сравнению с прошлым и позапрошлым годом выросло вдвое (с 11 до 22), а сумма накопленного дефицита — более чем в 10 раз, до 147 млрд рублей.

Большая часть этого дефицита пришлась на нескольких «лидеров»: Москву, чьи расходы превысили доходы на 83 млрд рублей, Московскую область (25 млрд рублей), Татарстан (16 млрд рублей), Свердловскую и Архангельскую области (7 и 3 млрд рублей соответственно). При этом Москва, Подмосковье, Татарстан и Свердловская область стабильно находятся в десятке по доходам среди российских регионов. Сильнее всего кризис ощутили именно богатые регионы России — с развитой нефтедобычей (Татарстан) или сферой услуг (Москва), констатирует руководитель группы бюджетных исследований Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Елена Пенухина. Действительно. коронавирус и локдаун сильнее всего ударили по крупным городам с развитым сектором услуг, они же были вынуждены и нарастить расходы, замечает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

Среди нефтяных регионов, помимо Татарстана, дефицитными оказались Башкортостан, Удмуртия, Томская область и Коми.

Москва и Московская область этой весной стали эпицентром эпидемии коронавируса в России. В апреле и мае в столице действовал режим самоизоляции, не работали предприятия, аналогичные ограничения были введены и в Подмосковье. В итоге доходы столицы, которые в первом квартале росли, в эти два месяца упали на 26% в годовом выражении. В частности, доходы в апреле-мае от налогов на прибыль и на имущество снизились на 31%, от НДФЛ — на 19%. Одновременно столица в 2,5 раза увеличила расходы на здравоохранение, а расходы в целом — на 64%.

В Московской области ситуация очень похожавсе основные доходы упали (поступления от налога на прибыль сократились на 40%, НДФЛ — на 21%, на имущество — на 34%), траты на здравоохранение выросли почти втрое (на 173%).

В свою очередь, бюджет Татарстана, третий по величине дефицита, пострадал больше не от связанных с коронавирусом ограничений, а от падения цен на нефть и необходимости выполнять майские указы президента Владимира Путина, считают опрошенные Forbes эксперты. Перед регионами выставлены KPI по нацпроектам, в частности — по строительству дорог, поэтому республика более чем втрое увеличила расходы на дорожное хозяйство и «влетела» в дефицит, отмечает директор региональной программы Независимого института социальной политики РАНХиГС Наталья Зубаревич.

Почему число регионов с дефицитом бюджета растет

Дефицит регионов — примерно в равной степени следствие падения доходов и роста расходов, замечает Пенухина. Из-за эпидемии и остановки производств обвалился основной источник заработка — налог на прибыль, снизились поступления от подоходного налога, существенно упали — от налога на имущество, по которому власти ввели отсрочки и льготы. В итоге собственные доходы регионов упали очень сильно, хотя это падение удалось частично компенсировать за счет трансфертов из федерального центра, отмечает Пенухина.

Что касается расходов, то регионы были вынуждены тратиться не только на здравоохранение, но и на национальную экономику, в частности — на дорожное хозяйство, чтобы выполнить цели по национальным проектам, говорит Зубаревич. Кроме того, из-за последствий пандемии увеличились их социальные расходы.

Чем это грозит

По итогам января-мая ситуация с региональными бюджетами выглядит не так плохо: «дыры» удалось залатать бюджетными трансфертами, увеличившимися почти на 400 млрд рублей, замечает Зубаревич. Богатые регионы, такие как столичный, могут себе позволить дефицит, поскольку имеют возможность занять на рынке, продолжает она. Нефтегазовые регионы тоже вполне способны расплатиться по долгам. Москва пока и вовсе справляется за счет накопленных остатков на счетах, добавляет Пенухина: несмотря на дефицит, облигаций в этом году она пока не размещала и кредитов не привлекала.

В отсутствие дотаций из центра дефициты региональных бюджетов будут расти, и субъектам федерации придется залезать в долги, предупреждает Зубаревич. Вынужденные тратить часть денег на погашение долгов, они будут сокращать другие расходы — например, могут заморозить часть строек, полагает Пенухина.

Фото Lauren DeCicca / Getty Images

Фото Lauren DeCicca / Getty Images

Такое падение собственных доходов регионов говорит о кризисе, продолжает эксперт: пока он не развернулся в полную силу, но бюджетная система накапливает дисбалансы, поэтому по итогам июня регионов с дефицитом бюджета окажется еще больше, а по итогам года российский бюджет будет сведен с дефицитом, прогнозирует Пенухина. Основной дефицит возникает в декабре, когда регионы расплачиваются по госконтрактам, отмечает Зубаревич: если регионов с дефицитом бюджета двадцать уже по итогам первых пяти месяцев, к концу года их скорее всего будет полсотни — если федеральные власти не добавят трансфертов.

Пока дополнительные расходы и выпадающие доходы считаются временными, есть государственные сбережения и возможность занимать, кризиса нет, считает Долгин. Бюджетные риски могут накопиться, если, к примеру, экономический рост долго не будет восстанавливаться, дополнительные социальные расходы станут неснижаемыми, ликвидная часть Фонда национального благосостояния продолжит сокращаться, или введут санкции против российских ОФЗ, перечисляет эксперт. Из всех этих рисков, с его точки зрения, наиболее реален рост доли социальных расходов, которая и до коронакризиса была высокой.

Татьяна Ломская

По материалам: «Forbes»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru