Главная / Скандалы / Закрыть нельзя. Оставить

Закрыть нельзя. Оставить

Пенсионный фонд попал под огонь критики

Счетная палата выявила многочисленные нарушения в Пенсионном Фонде. Выплаты пенсий умершим пенсионерам, недоплаты, хаос с местными и региональными надбавками – это лишь только самые частые из названных ревизорами недостатки. Нужен ли вообще Пенсионный фонд стране и пенсионерам – разбирались «Новые Известия».

В стареющей стране тема недоработок в государственном ведомстве, отвечающем за пенсионеров, очень быстро из бюрократической становится политической. В России 40% избирателей –а это 44 миллиона человек – пенсионеры. От их настроения зависит очень многое, поэтому любая информация о Пенсионном Фонде немедленно попадает в топ новостей. Реформируют пенсионную систему давно и с удовольствием. За последние 20 лет государство изменяло ее как минимум десять раз. Но чтобы кто-то вышел с радикальной идеей его просто закрыть – такое произошло впервые.

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов призвал упразднить фонд и платить пенсии напрямую из бюджета . По его словам, затраты фонда на штат, офисы и IT-инфраструктуру себя не оправдывают.

Чтобы понять, имеет ли эта инициатива какое-либо основание, или, как говорят некоторые из опрошенных нами экспертов, это чистой воды политический пиар перед сентябрьскими выборами, нужно прояснить, а чем же Пенсионный фонд занимается.

В России изначально была заложена трехуровневая стратегия пенсионной системы. Первый уровень – это государственные пенсионеры: военные, служащие силовых структур, госслужащие. Второй уровень – обязательное пенсионное страхование. В него включены 70-80% работников, за которых работодатели платят пенсионные взносы. Третий уровень – это добровольное страхование. Во второй группе в 2002 году произошло раздвоение счетов. Помимо счета обязательного пенсионного страхования, появились накопительные счета.

— Когда деньги поступают на счета накопительного страхования, они сразу тратятся на текущих пенсионеров. Деньги с накопительных счетов на текущих пенсионеров не тратятся. Чтобы защитить эти деньги, их необходимо инвестировать. Этим занимается государственная управляющая компания в лице Внешэкономбанка. Граждане могут распорядиться и перевести деньги со счетов накопительного страхования в негосударственные управляющие компании, — говорит Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Но счета накопительного страхования – это, скорее, теория. С 2015 года они заморожены. В общей сложности, без движения лежат 5 триллионов рублей. Это почти треть пенсионных отчислений граждан моложе 52 лет. Система называет себя страховой, но деньги граждан не инвестируются уже пять лет. Прошли слухи, что государство вот-вот сейчас раскупорит кубышку. Нужны деньги на национальные проекты, да и ковид тяжело отразился на бюджете страны, и не известно, какие еще последствия скажутся на финансах.

У противников Пенсионного фонда есть основания для критики. Из 9 триллионов рублей бюджета Пенсионного фонда 30-40% составляют бюджетные ассигнования. Очевидно, что часть субсидий идет на выплату пенсий, иначе зачем государству платить 3-4 триллиона в год, не на постройку же шикарных зданий, как злопыхают критики. То есть, система является дотационной.

Негосударственные пенсионные фонды, возникшие в начале 2000-ных, так и не стали альтернативой государственному Левиафану. На вопрос, популярны ли в России негосударственные фонды, Константин Угрюмов, президент национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), не задумываясь, отвечает:

— Конечно нет! Несмотря на то, что у нас 37 млн клиентов и в активах 4 трлн денег, в России ещё очень слабо развита культура долгосрочного страхования. У людей возникают сомнения и фобии, связанные с бесконечными кризисами, изменениями правил игры в пенсионной системе. За последние двадцать лет как минимум десять раз менялись правила игры, вводились всё новые и новые идеи, которые до конца так и не были реализованы. Поэтому люди испытывают определённый скепсис в отношении негосударственных пенсионных фондов.

При этом, триллионы, которых говорит президент НАПФ, — это та же накопительная часть пенсии. Просто половина граждан оставила ее в Пенсионном фонде, а вторая половина перевела в негосударственные учреждения. И лишь только 6 миллионов человек, а вернее, их работодатели платят за работников взносы за настоящую негосударственную пенсию. Богатые предприятия, в основном, нефтяные компании и банки, предлагают сотрудникам социальный пакет, часть которого и идет на негосударственную пенсию.

— Налоговый вычет (для работников) составляет 15 тысяч рублей в год. Для работодателя это тоже не интересно, потому что для него нет никаких преференций для негосударственного пенсионного страхования. Помимо обязательного пенсионного страхования, он еще и тащит на себе и негосударственное страхование. 6% из фонда оплаты труда можно переложить на себестоимость, но это не так интересно, с точки зрения налогов, — говорит Юлия Финогенова.

Заграницей работники платят 2-4% своей зарплаты на дополнительную пенсию. Работодатель докладывает еще столько же. Это выгодно фирмам, потому что они сокращают на эту же сумму налоговое бремя, и они стимулируют работников, которые удваивают свои сбережения на старость.

— Даже в «молодой» Америке системе пенсионных фондов больше ста лет. А у нас – всего двадцать пять. Я не говорю про Англию, где первые пенсионные кассы появились двести лет назад. Это вопрос культуры страхования. С одной стороны – готовности людей позаботиться о своей старости, а с другой стороны – возможность или её отсутствие откладывать на старость. Если у нас по разным подсчётам около 35 миллионов граждан живут за чертой бедности, то о каких накоплениях вообще может идти речь? Какое долгосрочное откладывание! – восклицает Константин Угрюмов.

То есть, чтобы были достойными пенсии, нужно получать достойную зарплату. Частная пенсия так и останется мечтой для многих будущих пенсионеров, потому что живут они от зарплаты до зарплаты.

— Текущее развитие финансовой сферы и экономической и институциональных сред не благоприятствуют развитию пенсионных накоплений. Например, в России с определенной регулярностью происходят финансовые экономические кризисы, которые обесценивают накопления, поэтому доверие к рыночным инструментам формирования пенсий пока не очень велико, — считает Юрий Горлин, заместитель директора по науке Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС.

Пенсионный фонд сейчас заменить нечем – это мнение экспертов. Сегодня ПФ ведет миллионы пенсионных счетов. Нет ни одной структуры, которая могла бы взять на себя эти функции.

— В российской системе пенсионного страхования ПФ играет слишком важную роль как администратор. Он ведет 150 миллионов счетов, у него есть отделения везде. Доступность услуг ПФ должна быть повсеместной. Если его убрать, но кто эту функцию будет выполнять – Сбербанк? Я не вижу альтернативы страховщику при той структуре, которая у нас сейчас есть в России, которые могли бы взять на себя ту же функцию. Издержки не снизятся ни при каких обстоятельствах, но удобства для конечного пользователя будет значительно меньше, — говорит Юлия Финогенова.

Эксперты называют идею передать функции распределения пенсий государству всплеском политической активности, поскольку она означает возврат к советской распределительной системе. Они подозревают политиков в полной некомпетентности. Примерно, как и в вопросе о возврате пенсионного возраста. «Когда люди это говорят, они сами верят в то, что это возможно? Нет, конечно», — вот общее мнение экспертного сообщества. Кто будет рассчитывать пенсии при назначении пенсий? Кто будет выплачивать материнский капитал? А единовременные денежные выплаты, социальные пенсии?

— Именно потому, что его функции не сводятся исключительно к выплате пенсий, в обозримой перспективе вряд ли возможно и целесообразно всерьез рассматривать предложение о ликвидации ПФР. Другие ведомства эти задачи не могут выполнять из-за отсутствия соответствующей инфраструктуры, квалификации сотрудников, — говорит Юрий Горлин.

Так что Пенсионный фонд останется. Счетная палата будет бить по рукам, если что-то не так. А граждане должны надеяться, что когда-то их зарплата позволит им жить достойно и в старости, и не ждать милости от национальных проектов в полтора процента в год, что даже не покроет годовой инфляции. И когда они в очередной раз пойдут к избирательным урнам, они должны помнить, что пенсионеры – это политическая сила.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

По материалам: «Новые Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru