Главная / Экономика / Продразверстка

Продразверстка

Чем обернутся экспортные квоты на зерно

Правительство вводит экспортные квоты и пошлины на зерновые культуры. Цель — сбить цены на хлеб и муку на внутреннем рынке. Эта задача будет решена, считают эксперты. Но форма госрегулирования похожа на большевистскую продразверстку и способна похоронить отечественный рынок зерна, предупреждают они.

Правительство вводит для зернового рынка два регулирующих механизма. С понедельника 15 февраля до 30 июня 2021 года вступает в силу квота на экспорт пшеницы, ржи, кукурузы и ячменя в размере 17,5 млн тонн. Квота не распространяется на поставки зерновых внутри Евразийского экономического союза.

Кроме того, для производителей зерна с 15 февраля устанавливается экспортная пошлина — 25 евро с тонны пшеницы. С 1 марта показатель вырастет до 50 евро.

С 15 марта экспортные пошлины в рамках квоты начнутся действовать на кукурузу (25 евро) и ячмень (10 евро). Экспорт ржи, которая почти не вывозится из России, пошлиной не обложили.

За пределами квот будет действовать запретительная пошлина в размере 50% от таможенной стоимости, но не менее 100 евро за тонну.

А со 2 июня правительство вводит зерновой демпфер — плавающую пошлину на экспорт. Демпфер будет рассчитываться на основе ценовых индикаторов с ценой отсечения по пшенице $200 за тонну, по кукурузе и ячменю — $185 за тонну. Ее размер составит 70% от превышения этого показателя.

По данным Минсельхоза, с 1 июля 2020 года по 1 февраля 2021 года Россия экспортировала 34,1 млн тонн зерна, что на 24,3% больше, чем годом ранее. В том числе экспорт пшеницы вырос почти на четверть.

Минсельхоз распределил экспортную квоту среди 234 компаний. Наиболее значимые доли получили ведущие экспортеры зерна. Еще в январе фьючерсы на российскую пшеницу превысили $300 за тонну, побив ценовой рекорд 2014 года.

Не рассказывайте сказки

На прошлой неделе президент Владимир Путин раскритиковал идею продавать зерно и нефть внутри России по мировым ценам. Об этом он рассказал на встрече с редакторами российских СМИ. Краткий отчет о встрече показал телеканал «Россия 24».

Путин сообщил, что к нему обращались нефтяники с предложением повысить цену на внутреннем рынке, поскольку они терпят убытки. «Какие убытки? Недополученная сверхприбыль — да, убытки-то здесь причем?» — возмутился глава государства.

Такая же ситуация складывается и на зерновом рынке, считает Путин.

«Мы знаем, как у нас внутри страны потребляются хлебобулочные изделия, при этом мы продолжаем субсидировать экспорт. Цены выросли, но субсидировать-то зачем, увеличивая экспорт?» — отметил Путин.

Еще в декабре прошлого года он поручил правительству стабилизировать ситуацию с резко подорожавшими мукой, макаронами, растительным маслом, сахаром и другими продуктами питания. Причем сделал это в резкой форме. Главе Минэкономразвития Максиму Решетникову президент посоветовал не «экспериментировать» с ценами.

«Люди себя ограничивают, потому что у них денег нет на базовые продукты питания. Куда, куда вы смотрите-то? …А вы мне сказки рассказываете здесь», — отреагировал Владимир Путин на доклад Решетникова о ситуации на рынке продовольствия.

Высокие цены на пшеницу с незначительными колебаниями могут продержаться до весны, когда на ситуацию начнут влиять прогнозы о новом урожае, отмечали ранее эксперты агрорынка. Также стоимость экспортной пшеницы будет зависеть от крупных покупателей, например, от Египта. Россия является основным поставщиком пшеницы для этой страны.

Обе регулирующие меры, которые вводит правительcтво, направлены как раз на стабилизацию цен на муку и хлеб на фоне резкого роста цен на зерновые культуры на глобальном рынке.

Государство залезет в карман экспортеров

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», негативно оценивают правительственное регулирование. Директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов говорит, что пошлины обойдутся бизнесу в текущем сельхозгоду в 210 млрд рублей. В следующем (начнется в июле) — еще примерно в 400 млрд руб.

«На такую сумму государство залезет в карман производителей зерна. Для сравнения вся господдержка российского АПК в 2021 году запланирована на уровне 260 млрд рублей», — уточняет Сизов.

Не так страшны пошлины, которые последовательно вступают в силу с 15 февраля, 1 марта и 15 марта. Они заденут зерновой рынок почти по касательной, считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. Эти пошлины вступают в силу уже под конец сельхозгода, когда основная выручка аграриями на европейской части территории России уже сделана. «Другое дело — плавающая пошлина, которая предполагается с 2 июня. Этот так называемый демпфер. Кому субсидии будут выделяться, кому нет, в каком объеме, когда? Механизм пока непонятный, и, похоже, многое отдается на усмотрение региональных чиновников», — рассуждает Рылько.

Цены на зерно действительно выросли на внутреннем рынке, но причина не в жадности производителей зерна, не в аграриях, отмечают эксперты.

«Проблема в том, что курс рубля существенно снизился, а на мировом рынке выросли цены благодаря «ковидной накачке» и рекордному спросу со стороны Китая. В результате произошел ценовой резонанс и на внутреннем рынке», — поясняет Рылько.

При этом надо понимать, что фермерам вернется в виде субсидий, как обещает государство, не вся изъятая за счет пошлин часть дохода, добавляет Сизов из «СовЭкон». «Пострадают от действий государства все производители зерна, вне зависимости от того, кому они его продают — экспортерам или внутренним потребителям», — предупреждает директор центра.

Россия переиграет Аргентину?

По словам Сизова, правительство рассчитывает сдержать цены на муку и хлебобулочные изделия, однако вклад цен на зерно в продовольственную инфляцию исчисляется всего «в несколько десятых процентных пункта».

«Грамотнее было бы правительству не регулировать рынок таким вот способом. Если необходима социальная поддержка населения, если есть опасения, что возрастут цены на социально важный продукт, на хлеб и макароны, тогда государство могло бы вместо разрушения растениеводства и большевистской по сути продразверстки выплачивать адресные субсидии малообеспеченным слоям населения», — говорит Сизов.

Активно применяет квоты и пошлины с целью регулирования цен на продовольствие только одна страна, кроме России, — это Аргентина, напоминает Сизов. Итог вмешательства — продовольственная инфляция в 41%.

Вмешиваться в рынок государство могло бы, снижая административные барьеры для бизнеса, смягчая контрсанкции на ввоз продовольствия, добавляет он. «А квоты и пошлины — это свидетельство управленческого решения крайне низкого качества», — отмечает Сизов.

Воссоздание Интервенционного фонда – тоже не вариант. «Это плохой дорогой механизм — тратились огромные средства на многолетнее хранение, доставку и страховку зерна. Если государство считает, что потребителям зерна в какие-то моменты стоит помогать — проще и намного дешевле создать специальный финансовый резерв, откуда и осуществлять эти выплаты в случае острой необходимости», — указывает он

Хотя, конечно, более правильным являлось бы активное развитие фьючерсного рынка, который дал бы возможность потребителям самостоятельно хеджировать, страховать свои ценовые риски, как это и делается в развитых экономиках уже более ста лет, заключает Сизов.

Рустем Фаляхов

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru