Главная / Общество / «Красная» зона петербургской больницы задыхается от жары и COVID-19

«Красная» зона петербургской больницы задыхается от жары и COVID-19

Журналисты «Октагон.Северо-Запад» побывали в «красной» зоне петербургской Мариинской больницы. С начала пандемии её перепрофилируют под коронавирус уже в третий раз

Сейчас все 80 коек реанимации заняты тяжёлыми пациентами. Во время нашего пребывания оттуда вывезли два тела.

Мариинская больница – одна из старейших в Санкт-Петербурге. В 1802 году вдова Павла I Мария Фёдоровна предложила своему сыну Александру I построить стационар для бедных слоёв общества. Устроить больницу хотели в честь 100-летнего юбилея столицы Российской империи. В итоге она появилась в 1905 году. Имя медучреждению дали именно в честь Марии Фёдоровны.

Сейчас на территории в 6,2 гектара располагаются 15 зданий и сооружений больницы. В стационаре работают более 1 000 человек. Большинству врачей пришлось поменять профиль своей работы и помогать пациентам, заражённым новой коронавирусной инфекцией.

Помимо «красной» зоны, здесь работают отделения офтальмологии, кардиологии и онкологии, где пациенты вынуждены лежать после операций. Как раз в отделение офтальмологии пробрался коммивояжёр, который хотел продать людям некий китайский массажёр, из-за чего разразился скандал. «Октагон.Северо-Запад» сообщал, что после инцидента Мариинская больница разорвала контракт с охранной организацией.

Фотогалерея

Остальная часть больницы полностью отдана под COVID-19. Из 839 коек (759 для разных отделений и 80 – реанимационных) 680 заняты заражёнными коронавирусом. На карантине медучреждение находится с 17 июня.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

Помощь пациентам с коронавирусом оказывается практически во всех корпусах. Здесь находятся и отделение скорой помощи, и реанимация, и инфекционка. Перед входом в «красную» зону выдают специальный комплект одежды: водонепроницаемый комбинезон, две пары перчаток, респираторную маску, защитный экран и длинные бахилы (СИЗы). Дышать в таком обмундировании становится тяжело практически сразу. Врачи говорят, что из-за СИЗов за смену из них выходит два литра воды. Она оседает в бахилах. За один день можно потерять до трёх килограммов веса. Ухудшает ситуацию аномальная для Петербурга жара.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

После переодевания мы попадаем в отделение скорой помощи. Сюда привозят больных, чтобы определить, заражены ли они коронавирусной инфекцией, а также решить, в какое отделение направить человека, – реанимации или общее. Здесь же располагается так называемая шоковая реанимация, где проводятся обследования и первая клиническая стабилизация.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

Всего в отделении 20 коек. Людям измеряют сатурацию, берут анализы, делают компьютерную томографию. При нас в отделение на скорой помощи поступило несколько человек, в том числе совсем молодая девушка, которой тяжело дышать.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

Если у человека тяжёлое состояние, поражён большой процент лёгких, он не может самостоятельно дышать, его переводят в отделение реанимации. Здесь 80 коек. Сейчас заняты все.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

При нас из отделения вывозят два тела в чёрных мешках и доставляют одного нового пациента. Больные дышат с помощью аппаратов искусственной вентиляции лёгких. Многие вынуждены постоянно лежать на животе, поскольку так лёгкие лучше насыщаются кислородом.

– В реанимации работа идёт всегда интенсивно. Мы должны круглосуточно следить за пациентами. Поэтому в третью волну увеличения наплыва пациентов мы не замечаем. Все койки были заняты и в первую, и во вторую волну, – отмечает заведующий отделением, анестезиолог-реаниматолог Павел Ермаков.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

В этом отделении на каждой кровати размещены листы с личной информацией о пациентах: фамилия, имя, отчество, возраст, дата рождения. Самостоятельно сообщить данные пациенты не могут. Все койки располагаются так, что врач видит каждого больного. – Сюда попадают в основном пожилые пациенты и люди с хроническими заболеваниями. В этом плане ситуация точно такая же, как и раньше. Обычно это даже несколько хронических заболеваний. На моей памяти было лишь пару раз, когда к нам поместили вакцинированных пациентов, – говорит Павел Ермаков.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

В отделении реанимации человек не может ни общаться с родственниками, ни вставать с кровати, ни даже присесть – теперь вся жизнь пациента зависит от врачей. У медиков здесь нет ни минуты покоя: то баллон надо поставить, то нового инфицированного принять, то проверить состояние больного. Среди тех, кто попадает в реанимации, примерно половина не выживет. Но бывают и удивительные случаи. – К нам поступила бабушка, уже очень пожилая, за 80 лет. У неё около 90 процентов лёгких было поражено. И она выжила. Так что чудеса случаются, – делится Павел Ермаков.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

В инфекционном отделении на табличках написаны только фамилия, имя, отчество и диагноз. У кого-то новая коронавирусная инфекция, а у других – внебольничная пневмония.

Здесь одни лежат с капельницами, а другие даже ходят по коридору.

Пациенты рассказывают, что особенно их поражают внимательное отношение врачей и удобства, которые есть в больнице.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

По словам Алексея Лепакова, новый индийский штамм «Дельта» характеризуется высокой температурой, головной болью, поражением лёгких, а также проблемами с кишечником. Именно последним симптомом он отличается от предыдущих. – Сейчас к нам попадает всё больше молодых пациентов. Помощь врачей требуется даже тем, кому нет 30 лет. После лечения последствия коронавирусной инфекции зависят от состояния здоровья, которое было у человека до заражения. Чем больше заболеваний, тем тяжелее будет проходить процесс реабилитации, – поясняет Алексей Лепаков «Октагон.Северо-Запад».

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

По словам врача, почти весь персонал больницы переболел, некоторые – не по одному разу. Но, на его взгляд, в стационаре безопаснее, чем в любом общественном месте, ведь за пределами больницы никто не использует столь надёжные средства индивидуальной защиты. У многих врачей даже есть телефоны, которые они используют только в отделении, чтобы не забирать с собой.

Фото: Светлана Холявчук/Octagon.Media

По данным на 7 июля, Петербург впервые обошёл Москву в коронавирусной статистике по летальным исходам. За сутки из-за инфекции скончались 107 человек. Всего от коронавируса в России умерли более 140 тысяч человек.

Анастасия Ермакова

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru