Главная / В Мире / «Не хочешь сидеть — плати»

«Не хочешь сидеть — плати»

Как банда россиян годами вымогала деньги у русскоязычной диаспоры на Бали

Подброс наркотиков, рэкет, шантаж и вымогательство — всем этим на протяжении нескольких лет занималась преступная группировка выходцев из России и стран бывшего СНГ на острове Бали. На счету злоумышленников — сотни пострадавших и миллионы долларов ущерба, рассказывают местные жители. Нескольких участников преступного сообщества, включая главаря, недавно задержали. RT разбирался, как осуществляли свою деятельность преступники и почему их удалось задержать только сейчас.

32-летний Артем Гвоздулин шесть лет назад переехал из Москвы на Бали. Ещё в России молодой человек занялся фотографией, достаточно быстро к нему пришёл успех, рассказывает RT отец Гвоздулина Александр.

«Артём снимал знаменитостей, его фотографии публиковали крупные СМИ — в журнале National Geographic и других изданиях», — говорит он.

Также Артём увлекался аэросъёмкой и конструированием дронов. На Бали, по словам отца, сын занимался сёрфингом и фотографией.

19 мая Гвоздулин не пришёл на тренировку по сёрфингу. Друзья забили тревогу и сообщили его родителям в Москве, вспоминает Александр. Через несколько часов Артёма нашли в отделении полиции. Мать Гвоздулина Галина в социальных сетях рассказала, что в тот день сыну пришла посылка.

«Артём часто заказывает по почте разные запасные части к фотоаппарату, дрону. Посылки приходят в гестхаус, где он живёт, сотрудники берут их и передают ему», — написала она. В этот раз, по словам Галины, приехал курьер с посылкой и не отдал её сотруднику, сказав, чтобы Артём сам вышел к нему и расписался. Незадолго до этого, сообщает женщина, её сын утопил дрон и ждал запчасти, поэтому, ничего не подозревая, расписался за посылку. Артём отнёс коробку домой, где его уже ждали полицейские.

Как оказалось, в посылке вместо запчастей был кусок древесины, пропитанный ДМТ — сильнодействующим наркотиком. Гвоздулина задержали, разрешив взять с собой только коврик для йоги.

$30 тыс. за свободу

Артёма обвинили в контрабанде запрещённых веществ.

«Хранение наркотиков классифицируется в Индонезии как тяжкое преступление. Согласно ст. 111 Закона о наркотиках от 2009 года, за подобное правонарушение предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком от четырёх до 12 лет. Послаблений для иностранцев нет», — сообщили RT в посольстве России в Индонезии.

Свою вину Гвоздулин не признал, тест на наркотики был отрицательным.

Сейчас Артём находится в изоляторе в ожидании суда. Условия содержания, по словам его родных, ужасные.

«Он в одиночной камере, спит на своём коврике, ни подушек, ни одеял нет. Под голову кладёт бутылку из-под воды. В изоляторе Артём недавно переболел лихорадкой Денге», — рассказывает RT Александр.

Родители и друзья молодого человека уверены, что его подставили.

«На посылке значилось, что она отправлена с Украины. Но Артём там никогда ничего не заказывал, никого даже не знал оттуда. Какие наркотики? Он вёл здоровый образ жизни, занимался спортом» — говорит Александр.

На следующий день после задержания, когда Артём ещё был в отделении, к нему пришли двое выходцев из России — Артём Котухов и Ильгам Музафин, представившиеся сотрудниками индонезийских правоохранительных органов.

«Они предложили за деньги «решить вопрос», — поясняет Александр Гвоздулин. По его словам, за свои услуги мужчины потребовали более $30 тыс.

«Ни у Артёма, ни у нашей семьи нет таких денег», — продолжает Александр.

Гвоздулин платить отказался. Вместе с друзьями Артёма его родители стали разбираться в произошедшем и выяснили, что их сын далеко не первый россиянин на Бали, столкнувшийся с подобным за последние годы.

«Решала» из России

К своим 33 годам Павел Алимов уже был миллионером. Успех пришёл к нему благодаря бизнесу на криптовалюте, которым он занялся, проживая на Бали.

© Фото из личного архива

«За первые несколько месяцев работы количество платных пользователей проекта, где я работал управляющим директором, превысило 1 млн. Это было настоящее волшебство — с сумасшедшими цифрами, деньгами и роскошной жизнью. Мы были номер один по всему миру по количеству транзакций одной из криптовалют, капитализация проекта превысила $1 млрд», — вспоминает Алимов. Но счастье, продолжает он, длилось недолго.

«После шести месяцев работы появилось недовольство со стороны основателей проекта, непонятные обвинения в растратах и неудовлетворительных результатах», — рассказывает Павел.

Он объясняет, что в проекте работал неофициально. «Условия были такие — оклад $2 тыс. и 5% от прибыли. И вот в какой-то момент основатели отказались оплачивать работу аутсорс-специалистов и компаний, в итоге я оказался должен им. Конфликт удалось погасить, но осадок остался, решили разойтись», — продолжает предприниматель.

При уходе из команды Павлу выплатили его оклад, но процент от прибыли — около $1 млн — так и не дали.

Алимов стал бороться с бывшими компаньонами за свои деньги. И в какой-то момент в его жизни возник Максим Жильцов — другой россиянин, проживающий на Бали. Он представился «решалой» и предложил свою помощь в возвращении средств, говорит Алимов.

«Максим денег не просил, говорил: сначала решим задачу, а потом уже оплата. Такое предложение не могло не радовать, и я охотно выдал всю необходимую информацию Максиму» — вспоминает он.

Это было начало 2021 года.

«Надеялся на законное решение»

27 февраля Павел арендовал виллу для вечеринки с друзьями. Туда пришёл и Максим — предполагалось, что они с Алимовым обсудят дела Павла, но Жильцов неожиданно предложил покурить марихуану. «Я отказался, поскольку категорически против наркотиков»,— вспоминает Алимов.

«А в районе 22:00 на виллу внезапно ворвались полицейские, около десяти человек, они выкрикивали имя Джонатан МакКлэйн и спрашивали, кто это. Это имя я использовал на Бали как псевдоним, а моих настоящих имени и фамилии никто не знал, кроме самых близких людей. То есть бумаги на задержание у полицейских были по факту на несуществующего человека, но это их мало волновало», — рассказывает Алимов.

Внутрь, продолжает он, вошли двое россиян — как выяснится позже, те самые Ильгам и Артём: «Они начали активно руководить процессом задержания, давали указания полицейским, что делать». На вилле провели обыск, но ничего запрещённого не нашли. Тогда полицейские потребовали проехать в дом самого Алимова и осмотреть его.

«И буквально сразу, только зайдя, один из них потянулся к моему ботинку, стоявшему у двери, и достал оттуда 6,7 г марихуаны» — рассказывает Павел.

Далее Алимова доставили в полицейский участок. В том, что марихуана принадлежит ему, он признался вынужденно. «Вместе со мной задержали мою девушку и сказали, что если я не признаюсь, то они посадят её в тюрьму». Алимов согласился. Тест на наркотики, как и у Гвоздулина, оказался отрицательным. «Но в случае индонезийского правосудия это не лучше, а даже хуже для задержанного. Здесь логика такая, что если у тебя нашли наркотики и по тесту ты чист, значит, ты не потребитель, а дилер. Если бы у меня был положительный тест, то как потребителю мне бы грозил меньший срок, который к тому же зачастую отбывают в реабилитационном центре, а не в тюрьме», — объясняет Павел.

«Посреди ночи меня разбудили в «аквариуме» — камере с прозрачными стенами, где я сидел, и повели наверх, где сидели начальник отдела полиции, занимавшегося моим арестом, и всё те же двое — Ильгам и Артём», — продолжает Алимов. «Они вели себя как «хороший» и «плохой» полицейские: один ругался, а второй предлагал «решение» — 1,5 млрд индонезийских рупий, или чуть больше $110 тыс.», — вспоминает Павел.

«Я отказался, так как искренне надеялся на законное решение вопроса, ведь я невиновен, мои анализы чисты», — говорит Алимов. Кроме того, по его словам, таких денег у него просто не было: средства, оставшиеся после работы в криптовалютном проекте, давно закончились. «Тогда они разозлились, стали требовать от меня, чтобы я сдал кого-то из своих друзей или знакомых. Я также отказался, и Артём сказал мне, что я теперь никогда отсюда не выйду», — говорит Алимов.

«Не будешь подбрасывать — сядешь»

Артём Гвоздулин и Павел Алимов пострадали от одной и той же преступной группы выходцев из России и стран бывшего СНГ, возглавляемой Артёмом Котуховым.

«Они орудуют на Бали уже как минимум пять лет, специализируются на русскоговорящих приезжих и жителях острова. За это время их жертвами стали несколько сотен человек», — рассказывает Станислав (имя изменено по его просьбе. — RT), один из администраторов Telegram-канала «Очистим Бали», посвящённого деятельности преступной группы.

Стандартная схема развода, как объяснил Станислав, выглядела так:

«Находят богатого туриста или экспата, подбрасывают наркотики ему либо в дом, либо в машину или личные вещи. Сдают полиции, а потом требуют деньги за решение проблемы, представляясь высокопоставленными силовиками — то следователями, то вообще Интерполом».

«Банда активно мониторила социальные сети и ставила в работу состоятельных людей, демонстрировавших свою красивую жизнь в социальных сетях. Далее на виллах или в автомобилях полиция находила наркотики. После задержания пострадавших Артём Котухов и Ильгам Музафин появлялись в отделении полиции и предлагали решить проблему, угрожая тюремными сроками вплоть до пожизненного заключения. Сумма вознаграждения за освобождение варьировалась примерно от $10 тыс. до $150 тыс. Многие, отдавая последние деньги за выкуп, всё равно получали сроки от четырёх до 12 лет в индонезийской тюрьме», — сообщает Telegram-канал «Очистим Бали».

Были и другие способы «заработка», продолжает Станислав.

«К примеру, они часто брали заказы, из Москвы и не только, на «посадку» человека», — говорит Станислав.

Так, Павел Алимов не сомневается, что наркотики ему подбросил Максим Жильцов, также входящий в группировку, а уголовное преследование в отношении него у преступников заказали бывшие партнёры Павла.

«Им проще и дешевле посадить меня, чем платить мой миллион», — уверен предприниматель. Жильцов, по его словам, был в курсе всей ситуации с конфликтом между Павлом и его бывшими компаньонами, а деньги, которые вымогали у него Котухов и Музафин, должны были пойти в счёт оплаты их «услуг».

«Они вербовали себе новых участников и информаторов с помощью всё тех же подбросов. Говорили: если не будешь подбрасывать другим, мы тебе сами подкинем — и ты сядешь. Иногда это были проститутки — бандиты вызывали их к себе, пользовались услугами, а потом шантажом заставляли на них работать», — продолжает Станислав. «Уже в тюрьме я встретил одну такую девушку — она отказалась работать с Котуховым и Музафиным, и они подбросили ей наркотики», — добавляет Павел Алимов.

При этом, по словам Станислава, ни в каких силовых ведомствах никто из жуликов и близко не состоял. «У них всё было поддельное — и удостоверения, и легенды. Они часто рассказывали, что у них есть связи везде, чуть ли не в правительстве Индонезии. Люди в большинстве случаев верили им и соглашались на сотрудничество». Так, Котухов рассказывал своим жертвам, что якобы женат на дочери крупного местного начальника полиции. «Но это была ложь», — добавляет Станислав.

У Telegram-канала «Очистим Бали» на сегодня около 3 тыс. подписчиков. Почти у всех от преступников пострадал кто-то из знакомых или близких, либо они сами столкнулись с деятельностью злоумышленников. Подписчики канала делятся своими историями.

«Максим Жильцов угрожал девушке, работавшей парикмахером на Бали. В пять утра он проник в её комнату в отеле, ударил по голове и стал душить, зажав рот и нос. Ранее он требовал от неё подкинуть наркотики или донести на известное русское кафе «Матрёшка», девушка отказалась это делать и подверглась физическому насилию. На её крики никто не вышел, в ту ночь ей удалось избежать трагической участи лишь потому, что преступник чего-то испугался и сбежал», — сообщают на канале.

В некоторых случаях, говорят подписчики, задержанных с наркотиками действительно отпускали или давали меньший срок, чем им грозил, но чаще просто вымогали деньги, не оказывая никакой помощи.

Поимка и разоблачение

С годами преступники лишь наглели от своей безнаказанности. «Раньше они специализировались в основном на туристах. А с началом пандемии переключились на местных жителей — предпринимателей, фрилансеров», — рассказывает Станислав. Это в конечном счёте и привело к поимке злоумышленников.

Очередной жертвой они выбрали Николая Романова — гражданина Узбекистана, владельца сервиса по прокату мотоциклов на Бали, сообщает местное издание «БалиФорум». На него вышел участник группировки по имени Евгений Багрянцев, представившийся сотрудником Интерпола. Он заявил Романову, что его бизнес якобы нелегален, а также что в сервисе продают наркотики. Багрянцев угрожал Романову, что, если тот не будет платить, он сообщит об этом в полицию.

За своё молчание, по данным местных СМИ, Багрянцев выманил у Романова 400 млн рупий (более $27 тыс.) и 21 мотоцикл.

Николай вначале боялся куда-либо обращаться, думая, что вымогатель действительно из Интерпола. Но затем всё же решил заявить о преступлении в полицию.

Багрянцева арестовали и предъявили обвинения в мошенничестве, а двух других вымогателей — Ольгу Багрянцеву и Максима Жильцова — объявили в розыск. Вскоре задержали ещё трёх человек — Артёма Котухова, Ильгама Музафина и Сергея Чередниченко.

«Когда их задержали, это удивило очень многих, даже местную полицию. Те не могли поверить, что это действительно не сотрудники — настолько бандитам удалось заставить тут всех себе верить», — говорит Станислав. По его словам, у главаря банды Котухова были феноменальный актёрский талант и умение убеждать.

Надежда на правосудие

В посольстве России в Индонезии знают о существовании банды. «В последние несколько лет посольство периодически получает сообщения от российских граждан о том, что на Бали действует группа лиц, занимающихся подбросом наркотических средств. Поскольку поддержание правопорядка на территории Индонезии является исключительной компетенцией местных правоохранительных органов, на все подобные обращения даётся рекомендация подавать соответствующие заявления в полицию, а копии рапорта о приёме направить в консульский отдел посольства. До настоящего времени таких документов получено не было», — сообщили RT в ведомстве.

Одной из причин многолетней безнаказанности преступников действительно был страх и молчание жертв, считает Станислав.

«Было бы здорово, если жертвы всё же осмелились написать свои истории в посольство или полицейские участки, а не только в социальные медиа и Telegram-группы. Но большинство людей не хочет ничего писать, на это у преступников и был расчёт. Для жертв пережитый опыт был дико унизительным, обидным: прилетели на Бали и попали в тюрьму», — объясняет Станислав. Лишь недавно, продолжает он, первые четверо пострадавших обратились в полицию.

Большая часть жертв, говорит Станислав, выбирала вариант откупиться от мошенников: «Сидят немногие, где-то 10%». Но даже с учётом этого в заключении на сегодня находятся около 40 человек, продолжает он.

Теперь пострадавшие и их близкие надеются на правосудие в отношении задержанных и поимку тех, кто пока в розыске.

«Если они признают, что подкидывали наркотики жертвам, это будет считаться вновь открывшимися обстоятельствами. Можно будет требовать пересмотра дела», — объясняет Станислав.

«У меня сейчас единственная надежда — что Максима Жильцова поймают и он признает, что подбросил мне наркотики», — говорит Павел Алимов.

15 июля ему вынесут приговор. Если суд признает Алимова виновным, ему грозит восемь лет лишения свободы.

Мария Шер

По материалам: “RT”


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru