Главная / Экономика / «Заработать на том, что все ненавидят»

«Заработать на том, что все ненавидят»

Хедж-фонды наживаются на «грязных» акциях

Благодаря происходящему на энергорынках отдельные хедж-фонды уже получили большую отдачу от простейшей стратегии — вложений в сравнительно мелкие «грязные» активы. В том числе те, что другие фонды и компании сбросили в погоне за целями по ESG, пишет Financial Times.

Что происходит

Несколько фондов, сознательно «подбирающих» такие активы, с начала года показывают рост стоимости портфеля даже не на десятки процентов, а в разы. FT приводит пример североамериканского Bison Interests с долями в канадской Baytex Energy и SandRidge Energy из США (+377%), вышедшего в мировые лидеры по этому показателю. А основные нефтегазовые вложения лондонской Odey Asset Management подорожали больше чем на 40%. Среди них — норвежская Aker (от нее в этом году избавилось правительство Норвегии) и Jadestone Energy (сама собирает активы мейджоров, например OMV).

«Люди просто не понимают, сколько можно заработать на том, что все ненавидят», — сказал газете основатель и соуправляющий Bison Interests Джош Янг. Впрочем, самых грязных активов фонд избегает, отмечает инвестор. «Толпа, близкая к ESG, создает ужасные проблемы, — сказал изданию основатель Odey Asset Management Криспин Оди. — Они гарантируют, что рост цен не будет скомпенсирован предложением».

Особенно плохо дело в испытывающей энергокризис Европе, уверен бывший трейдер Soros Fund Management, ныне руководитель Anaconda Invest Рено Салёр. «В Европе заняты “отмыванием” нефтегазовой отрасли. Но это просто глупо, потому что прибыль именно этого сектора финансирует энергопереход», — говорит инвестор. Одновременно активисты загоняют на заоблачную высоту котировки сектора ВИЭ и электромобильных компаний. Сам Салёр покупал доли в таких компаниях, как ShaMaran Petroleum с интересами в Курдистане и австралийская Santos.

Что дальше

Для крупных нефтегазовых компаний сброс активов — самый простой способ снизить углеродный след под давлением инвесторов-активистов, для крупных фондов (в том числе норвежского госфонда) — способ снизить экспозицию к недостаточно «зеленым» активам. Поэтому он продолжится, хотя реального снижения вредных выбросов это не даст, писала FT.

О каком объеме идет речь, примерно позволяет понять инициатива группы Divest Invest, призывающая прекратить инвестиции в топ-200 нефтяных, газовых и угольных компаний, и распродать все эти позиции за 3–5 лет. По словам активистов, они собрали предварительные заявки от 1300 компаний с $14,5 трлн в активах под управлением.

В мире уже сформировался крупный рынок вторичных нефтяных активов, на котором действуют многопрофильные компании второго эшелона, независимые операторы при поддержке инвестфондов, малопрозрачные нефтетрейдеры и нефтяные госкомпании. Для инвесторов с деньгами и стратегией сброшенные активы — легкая добыча: нетто-покупки хедж-фондов в энергосекторе на максимуме с февраля, писал недавно Goldman Sachs.

Впрочем, мейджоры постепенно отказываются от такой стратегии. Не так давно глава Total Патрик Пуянне признал, что простое избавление от высокоуглеродных активов «ничего не решает».

Сергей Смирнов

По материалам: «The Bell»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru