Неучтённая минералка размывает бюджет России

Пока государство повышает ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для ряда отраслей промышленности, Счётная палата взяла на контроль уплату НДПИ для минеральной воды

Как показала очередная проверка, бюджет может недополучать свыше миллиарда рублей из-за бесконтрольной добычи на месторождениях. Аудиторы предлагают создать законодательные инструменты для корректного учёта, которые затронут весь российский рынок минералки.

Российские власти озаботились отсутствием должного контроля за добычей минеральной воды, что ведёт к развитию теневого бизнеса и появлению на рынке контрафакта. По данным Федеральной налоговой службы, объём нелегального рынка минералки в России может достигать 30 процентов. По информации Минпромторга, при полном обелении рынка годовая выручка производителей минеральной воды может вырасти на 22 млрд рублей, а налоговые поступления увеличиться до 2 млрд рублей.

Ранее Минпромторг, Роснедра и Центр развития перспективных технологий объявили о создании Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС). В ней будут аккумулироваться сведения о добыче природной воды и дальнейшем производстве и упаковке товара. Таким образом можно будет отследить, из какого месторождения добыта вода и в каком объёме.

За ужесточение контроля над добычей минеральной воды взялась и Счётная палата. Она обнаружила пробелы в российском законодательстве при проведении проверки крупнейшего недропользователя Кавказских минеральных вод (КМВ) – «Кавминкурортресурсов» (КМКР). Аудиторы установили, что на всех месторождениях, которые эксплуатирует КМКР, контроль со стороны государства недостаточен.

На текущий момент госконтроль добычи минеральных вод недостаточен. Фото: Денис Абрамов/ТАСС

Учёт объёмов добываемой воды предприятие ведёт с использованием счётчиков, однако действующие нормативные акты не содержат требований по их опломбированию. Также не определён госорган, который осуществлял бы контроль за целостностью пломб счётчиков и своевременную проверку приборов учёта.

– Это создаёт риски добычи минеральной воды сверх установленного уровня и занижения налоговой базы при расчёте налога на добычу полезных ископаемых, – отмечает аудитор Счётной палаты Сергей Мамедов.

По результатам проверки Счётная палата направит в Правительство РФ предложение внести ряд изменений в законодательство. В частности, установить обязательные требования по опломбировке счётчиков добычи подземных вод и элементов технологической схемы. Также Правительство должно определить орган исполнительной власти, который будет контролировать организацию учёта объёмов добычи минеральных вод.

Из карты предложений Счётной палаты следует, что внести уточнения в нормативные акты соответствующим ведомствам рекомендовано к октябрю 2022 года. Однако пометка о приоритете отсутствует, а значит, сфера может так и остаться без необходимого регулирования.

Добыча хищника

Между тем речь идёт о многомиллиардном рынке, который работает в том числе на экспорт. В 2020 году объём внутреннего производства только бутилированной минеральной воды превысил 11 млрд литров, по данным исследования NeoAnalytics. Помимо КМВ, крупные минеральные месторождения находятся на Алтае, в Самарской, Челябинской, Волгоградской, Новгородской областях, Башкортостане, Карелии и Кабардино-Балкарии.

На примере КМВ можно делать выводы о том, насколько эффективно и прозрачно используются природные ресурсы России. Из проверки Счётной палаты следует, что разведанные и оценённые запасы минеральной воды КМКР составляют более 42 процентов от общих в регионе. Однако освоены в регионе лишь 15 процентов месторождений – 95 процентов годовой добычи минеральной воды приходится всего на 18 скважин.

– Экологи Кавминвод давно заявляют о хищническом использовании недр. «Кавминкурортресурсы» эксплуатируют очень ограниченное количество скважин, и в отношении них, несомненно, выводы экологов абсолютно справедливы. Использование других, мало- или вообще неосвоенных скважин требует серьёзных инвестиций от госкомпании. А она пытается минимизировать себестоимость добываемой воды и тем самым повысить свою рентабельность, – прокомментировал «Октагону» политолог Антон Чаблин.

«То есть в данном случае государственный подход (разумное и равномерное освоение недр) вступает в прямое противоречие с сугубо коммерческим (быстро заработать)». – Антон Чаблин, политолог.

КМКР осуществляет добычу подземных минеральных вод на 26 самоизливающихся источниках и скважинах трёх месторождений. В 2019 году объём потерь минеральной воды из-за отсутствия потребности в её использовании превысил годовую добычу в 2,7 раза, в 2020 году – в 3,1 раза. Сточные воды от самоизливающихся источников КМКР сбрасывает в реки и водоёмы – без оформления соответствующих прав и без отражения «в форме федерального статистического наблюдения об использовании воды».

По мнению Антона Чаблина, государственный интерес в работе КМКР должны отстаивать члены совета директоров, в который входят представители региональных и федеральных госведомств.

– Любопытен, кстати, факт того, что члены совета директоров даже на сайте госкомпании не поименованы. Даже раздела такого нет, – добавил Антон Чаблин.

Счётная палата подтверждает мнение эксперта, указывая на невнимание к проблеме со стороны федеральных ведомств. Аудиторы отмечают, что «отсутствует надлежащий контроль деятельности представителей интересов РФ в органах управления и контроля АО „КМКР“ со стороны Росимущества и мониторинг деятельности общества со стороны Минэкономразвития России».

Один за всех

Всего перечень выявленных Счётной палатой недостатков и нарушений КМКР составляет 16 страниц. Помимо методов управления предприятием и прозрачности в его деятельности аудиторы поставили под сомнение подходы к созданию единого недропользователя на КМВ, чем КМКР занимается с 2018 года. В 2020 году акционерное общество заключило соглашение с частным инвестором, по которому под госконтролем остаётся только добыча минеральной воды.

– Это не исключает превалирование коммерческих интересов над государственными и нарушение антимонопольного законодательства, а также не обеспечивает согласованное недропользование в регионе и исключение контрафактной продукции в связи с наличием других недропользователей и производителей минеральной воды, – описал ситуацию аудитор Андрей Батуркин.

Помимо прочего Счётная палата предполагает нарушение антимонопольного законодательства «Кавминкурортресурсами». Фото: Артём Коротаев/ТАСС

Как ранее писал «Октагон», два года назад «Кавминкурортресурсы» слили свои активы с микропредприятием «Аква Инвест», за которым стояли интересы владельца АФК «Система», олигарха Владимира Евтушенкова, сына экс-владельца «Вимм-Билль-Данна» Давида Якобашвили – Михаила, бизнесмена Валерия Ковалева и зятя экс-вице-премьера Александра Хлопонина – Никиты Шашкина. Так появилось совместное «Холдинг Аква», в чём ФАС и Генпрокуратура усмотрели возможность нарушения законодательства о защите конкуренции и потери контроля государства за добычей минеральной воды.

Всё это время «Аква Инвест» и «Холдинг Аква» демонстрировали отрицательные финансовые показатели, притом что АО «КМКР» ежегодно получало прибыль. Ситуация не изменилась: в нынешнем отчёте Счётной палаты говорится, что «положительный эффект от участия АО „КМКР“ в ООО „Холдинг Аква“ отсутствует», что лишь усиливает подозрения Счётной палаты о едином недропользователе.

Анна Фёдорова

По материалам: “Октагон”

Ранее

Михаил Крутихин: «Налоговое бремя нефтяной отрасли увеличится»

Далее

Засланный казачок

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru