Главная / Политика / Евросоюз обострил геополитическую ситуацию в Арктике

Евросоюз обострил геополитическую ситуацию в Арктике

Визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Норвегию прошёл на крайне беспокойном геополитическом фоне

Евросоюз объявил, что намерен ограничить добычу углеводородов в Арктической зоне. Запрет непосредственно ударит по экономике Норвегии, зато создаст благоприятные условия для российских экспортёров. При этом Россия устами Лаврова поддержала не брюссельских бюрократов, а норвежское углеводородное лобби.

Север: советов много, а толку мало

Формальным поводом для норвежской поездки Сергея Лаврова оказались вовсе не нефть и газ. Министр прибыл в Тромсё с сугубо представительской функцией, чтобы принять участие в министерской встрече Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР).

Совет был учреждён в 1993 году, он объединяет шесть государств, также его равноправным членом является Еврокомиссия. Каждые два года меняется председательство между Норвегией, Финляндией, Россией и Швецией. На встрече в Тромсё прошла передача председательских полномочий от Норвегии к Финляндии.

Высшим органом СБЕР является министерское заседание. Проходит оно раз в два года. Из этого можно сделать простой вывод о результативности работы совета. Она примерно такая же, как и других североевропейских межгосударственных советов: Арктического, Совета государств Баренцева моря, Совета министров Северных стран… Организаций много, и призваны они решать очень важные задачи, которые сегодня стоят перед Арктикой: экологические, демографические, логистические.

Выступление Сергея Лаврова на пленарном заседании 18-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона. Фото: пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Но, увы, саммит за саммитом больше походит на переливание из пустого в порожнее. Судьбоносные решения принимаются вовсе не на таких форумах, а в столицах глобальной бюрократии, например в Брюсселе.

Вот и на саммите в Тромсё говорили о чём угодно – от сохранения бореальных лесов до поддержки коренных народов, но не о том, что сейчас волнует весь европейский бизнес, а именно – возможный запрет на импорт норвежских энергоносителей.

Норвежские лейбористы против Еврокомиссии

13 октября (за две недели до саммита в Тромсё) Еврокомиссия объявила, что будет добиваться полного прекращения добычи нефти в Арктической зоне. Также, по мнению Европейского союза, из этой зоны должен быть прекращён импорт нефти и газа.

Для следования тренду на зелёную Арктику будет открыт офис Еврокомиссии в Гренландии, также будет введена программа финансирования ЕС «содействия устойчивому развитию, диалогу и международному сотрудничеству в Арктическом регионе».

Всё это звучит, несомненно, очень красиво и правильно.

Правда, категорически против предложений высказался норвежский премьер-министр Йонас Гар Стёре: в интервью британской Financial Times политик заявил, что евробюрократия сама работает против поставленной ею же цели зелёного развития.

По мнению Стёре, если Норвегия (которая является крупнейшим поставщиком газа в Европу после России) в короткие сроки закроет свой нефтяной бизнес на арктическом шельфе, то это только замедлит достижение европейским континентом поставленных климатических целей.

«Если бы мы остановили добычу на норвежском шельфе, это положило бы конец промышленному переходу, необходимому для достижения цели нулевых выбросов», – говорит Стёре.

Как ни странно, но поддержку в этом вопросе Стёре получил именно от Лаврова. На брифинге в Тромсё министр, отвечая на вопрос журналиста NRK, горячо поддержал норвежского премьера.

Хюитфельдт: «Мы с нетерпением ждём открытия границ»

Прагматизм в заявлении Лаврова, несомненно, есть. Но есть и элемент личной симпатии к Стёре. Норвежский премьер-министр хорошо знает Сергея Лаврова ещё со времён его пребывания на посту министра иностранных дел. В 2011 году они достигли договорённости о разделительной линии в Баренцевом море, что положило конец 40-летним разногласиям между Россией и Норвегией.

В программе лейбористской партии, к которой принадлежит Стёре, сотрудничеству в Баренцевом регионе между Россией и Норвегией было отведено центральное место. Заодно Стёре, ещё будучи в оппозиции, критиковал предыдущего премьер-министра Эрну Сольберг за слишком вялые контакты с Россией.

Более сдержанной в оценках России, нежели премьер-министр Стёре, оказалась новый министр иностранных дел Норвегии Анникен Хюитфельдт, которая в Тромсё провела двустороннюю встречу с Лавровым. Как затем она рассказала журналистам на брифинге, у России и Норвегии есть как точки соприкосновения, так и базовые разногласия по вопросам безопасности и соблюдения прав человека.

Новый министр иностранных дел Норвегии Анникен Хюитфельдт была сдержана в оценках России. Фото: пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Вместе с тем, норвежский министр резюмировала: «У нас было хорошее и открытое обсуждение вопросов, по которым мы согласны и не согласны. Мы с нетерпением ждём открытия границ, чтобы мы могли встретиться друг с другом».

Лавров, кстати, считается самым долгоживущим министром иностранных дел в Европе – свой пост он занимает 17 лет. Но и Хюитфельдт далеко не новичок в политике: в течение восьми лет она была председателем комитета по иностранным делам и обороне стортинга, до этого занимала несколько постов в правительстве Йенса Столтенберга, нынешнего генсека НАТО. Кстати, его отец Торвальд Столтенберг, будучи министром иностранных дел Норвегии, и стал инициатором создания СБЕР. История закольцевалась…

Антон Чаблин

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru