Главная / Общество / В России придуман антидот коронавируса

В России придуман антидот коронавируса

«Работа велась в зоне безопасности»

Весной 2020 года российский концерн «Гранит» предложил технологию подавления коронавируса, которая впоследствии была реализована в двух типах электромагнитных устройств: персональном и рассчитанном на большое количество людей одновременно, его название – аппарат «ТОР». В концерне утверждают, что установка приборов может стать эффективным способом обуздать ковид. Подробнее об этом «Октагону» рассказал руководитель Научного центра концерна «Гранит» Игорь Турканов.

Притормозить и обезвредить

– Как возникла идея создать технологию подавления коронавируса и когда началась эта работа?

– Работа с радиоволнами – одно из традиционных направлений для нашего предприятия как известного производителя средств связи. Имея определённый опыт, в феврале 2020 года, когда Китаем была опубликована модель возбудителя COVID-19 и стали ясны его строение и примерные размеры, пришла идея искать способ воздействия при помощи электромагнитной волны. Забегая вперёд, скажу, что недавно в СМИ были опубликованы материалы об электромагнитных разработках группы учёных из Израиля, вызвавшие серьёзный резонанс. Коллеги подтвердили эффективность обезвреживания патогена миллиметровыми электроволнами, они используют их для мгновенного обеззараживания поверхностей. Подход у нас общий – применение электромагнитного неионизирующего метода. У нас же ещё к весне 2020 года возникло предположение, что, если токопроводящий возбудитель болезни получит электромагнитное воздействие, которое при этом будет безопасным для человека, способность к его размножению можно подавлять и в живом организме.

Дело в том, что иммунная система человека выстраивает защиту от врага, с которым ранее ещё не встречалась, за время от семи дней, для ковида, судя по научным статьям медиков, даже дольше – от десяти.

«Коварство SARS-CoV-2 в том, что к моменту, когда иммунный ответ включается, патоген успевает многое в организме нарушить. Торможение процесса его репликации даёт время иммунитету для выработки адекватного ответа».

На поиске способа подавления размножения с подбором адекватных характеристик электромагнитного поля мы и сосредоточили наши усилия. Это было самым сложным, поскольку в современной медицине нет инструмента, который позволил бы наблюдать поведение возбудителя COVID-19 в динамике.

– Как вы нашли параметры такого поля?

– Мы использовали собственное оборудование, позволяющее фиксировать параметры электромагнитного спектра. Когда появились первые заболевшие COVID-19 в нашей стране, а это, как вы, вероятно, помните, были завозные случаи, нам удалось зафиксировать различие в электромагнитном статусе здорового человека по сравнению с заболевшим ковидом.

– Были какие-то риски для человека в процессе экспериментальных поисков?

– Работа велась в зоне безопасности. Уровни энергии, которые мы использовали тогда и сейчас, давно оценены как безопасные, говоря простым языком, это одна двадцатая мощности электрического чайника. С самого начала мы и не экспериментировали с высокими энергиями, так как у нас не было цели убить или разорвать сам вирус, мы целенаправленно искали метод, который бы снизил скорость его размножения. Мы работали по поиску помощи для иммунитета, так как известно, что именно его клетки уничтожают SARS-CoV-2 и другие болезнетворные частицы вирусного типа, а лекарства, направленного на гибель самого вируса, как не было, так и нет. Так что мы работали с оборудованием, которое имеет минимальные мощности, чтобы не создавать стресса для живых клеток самого организма.

Один на десять тысяч квадратных метров

– Когда началась работа непосредственно над аппаратом, который теперь называется «ТОР»?

– В мае 2020 года был сделан первый прототип. Прибор уникален тем, что может переносить слабое электромагнитное поле на значительное расстояние – несколько сотен метров. Изначально мы проектировали его для того, чтобы он использовался масштабно: на больших площадях, на транспортных узлах, в местах массового пребывания людей. К тому времени разработку уже курировал Совет безопасности РФ в рамках выполнения поручения главы государства.

– Какую максимальную площадь прибор может охватить?

– 10 тысяч квадратных метров.

– Кто финансировал разработку?

– Научная, конструкторская часть, все этапы необходимых экспертиз, производство – всё выполнено силами и средствами концерна. Бюджетного финансирования не было, как и иностранных инвестиций. Это полностью отечественная, не зависящая от импорта, инициативная разработка.

– Аппарат получил сертификат ЕврАзЭС как прибор для очистки воздуха. Как и кем установлена его эффективность в подавлении вируса у больных ковидом?

– Аппарат был сертифицирован ЕврАзЭС в ноябре 2020 года, тогда же он был разрешён к применению в любых помещениях, на промышленных объектах и открытых пространствах и Роспотребнадзором – как санитарный прибор для очистки воздуха. Его клиническая эффективность была установлена позже: в январе – августе 2021 года аппарат прошёл клинические испытания в СамГМУ Минздрава России. Их результатом и стало подтверждение его действия: ускорение элиминации (устранения) SARS-CoV-2 из носоглотки.

23 сентября 2021 года по результатам тщательной проверки Росздравнадзор выдал регистрационное удостоверение на аппарат «ТОР» как медицинское изделие, ускоряющее подавление SARS-CoV-2. Фото: сайт АО «Концерн Гранит»

Исследования проводились на больных COVID-19 средней тяжести течения, по «золотому стандарту» – слепые рандомизированные, плацебо-контролируемые испытания, в строгом соответствии с разрешительной документацией Росздравнадзора, в стационаре с участием 236 человек. Установлено: доля пациентов, получавших дистанционное воздействие аппаратом «ТОР», с отрицательным результатом ПЦР-теста на пятый день – 87 процентов, положительными тесты были у 13 процентов. При этом в группах плацебо и контрольной ПЦР-положительными оставались 57 и 64 процента соответственно. Таким образом, было установлено снижение вирусной нагрузки. Статистически значимо в группе воздействия снижался риск перехода в тяжёлую форму течения болезни, улучшались и показатели частоты дыхательных движений, насыщения крови кислородом, её биохимические параметры. По результатам тщательной проверки, в том числе выездной – с анализом первичной документации исследований в городе Самаре, Росздравнадзором 23 сентября 2021 года было выдано регистрационное удостоверение на аппарат «ТОР» как медицинское изделие, ускоряющее подавление SARS-CoV-2.

В рамках отчётной конференции Минпромторга на форуме «Микроэлектроника-2021» об аппарате сообщил Василий Викторович Шпак (В начале октября замминистра промышленности и торговли РФ Василий Шпак сообщил на форуме «Микроэлектроника-2021» о том, что аппарат «ТОР» получил регистрационное удостоверение. – τ.), информационные агентства распространили новость, мы ответили на прозвучавшую довольно резкую критику спустя некоторое время, так как никто из представителей СМИ за документами и пояснениями до публикации критических суждений (вплоть до утверждений о том, что испытаний прибора не было) к нам не обратился. Документы испытаний и другая информация были представлены концерном в ходе специальной пресс-конференции 14 октября.

Противоборствующая сторона

– Как вы можете объяснить эту критику?

– Базовое недоверие к новому. Отсутствие специальных знаний. Некоторые полагают, что от российской науки на данном этапе ничего путного ждать не приходится. Многие считают, что, если бы прибор был эффективен, пандемию давно бы полностью остановили. Это нелогично хотя бы потому, что процесс экспертизы и согласований бюрократизирован, что естественно для новых технологий, и время прохождения инстанций для выхода на медицинский уровень для новой техники не может быть кратким.

«Что же касается критики по линии комиссии по лженауке, само её существование в нашей стране на современном этапе развития затрудняет движение инновационных проектов. Не уверен, что где-то ещё в цивилизованных странах существует такое учреждение».

Мы реагируем на критику спокойно, основываясь в своём движении на научных подходах к патогену как к электрическому и динамическому (в процессе поражения клетки) объекту, у которого именно вследствие совокупности этих характеристик есть собственное электромагнитное поле, на которое в момент поражения клетки и воздействует наш метод, а точнее, препятствует этому процессу, снижая вирулентность.

– Как вы считаете, не может ли противодействовать внедрению вашего изобретения фармацевтическое лобби? Возможно, они опасаются того, что, когда эффективность «ТОРа» будет осознана и он начнёт масштабно использоваться, потребность в их продукции отпадёт?

– Я не знаю. Но мы не раз подчёркивали, что наш метод дополнительный и никак не отменяет ни протокольного лечения, ни вакцинации. Мы не альтернатива, а дополнение, причём абсолютно безопасное. Безопасность установлена по всем критериям оценки в России, для стран ЕврАзЭС, есть и отчёт о безопасности аппарата «ТОР» для человека по всему комплексу параметров оценки Совета по научным и промышленным исследованиям (Республика Индия, учреждён в 1942 году, возглавляет совет премьер-министр Индии господин Нарендра Моди. – τ.).

В сложившейся ситуации использовать можно было бы весь арсенал доступных и проверенных средств.

«Если даже не было бы свидетельств эффективности нашего устройства, можно было бы применять просто как достоверно безопасное, внедрить и убедиться. А свидетельства как раз есть. И не только в клинических испытаниях или апробации в медицинских учреждениях».

У нас, конечно, ведётся обширная собственная статистика по тор-методу. Примеров его действенности, особенно в начале развития болезни, при первых симптомах масса. Речь о тысячах людей, которые перенесли заболевание легко, случаев госпитализации было буквально несколько, смертей не зафиксировано. Так называемый постковидный синдром тоже практически не встречается.

– Почему у них его нет?

– Организм при применении метода, тормозящего развитие болезни, формирует иммунный ответ штатно, не в режиме паники. В клинических испытаниях тоже было отмечено, что люди, получавшие сеансы аппарата «ТОР», и на 28-й день мониторинга чувствовали себя лучше по объективным и субъективным показателям. Отличие этой болезни в том, что она очень стремительная. Мы же как раз и бьём по скорости её развития.

– Не было идеи привлечь сторонних, не ангажированных экспертов, физиков, например?

– Научный центр концерна сотрудничает со многими учёными из ведущих школ страны. И по тор-технологии тоже. В научных статьях о методе, которые раскрывают принцип его действия, нашими соавторами выступают учёные из Института общей физики им. Прохорова РАН, из Нижегородского университета им. Лобачевского, из Бауманского университета. Серия статей публикуется в международном рецензируемом научном журнале Polymers.

Примеры применения

– Есть примеры применения аппарата «ТОР» в медицинских учреждениях?

– Да, вот для нас один из самых значимых. С ноября 2020 года, как только аппарат был разрешён как санитарный, один «ТОР» был установлен во Владивостоке в ковидной клинике КГБУЗ «ВКБ № 4». Результаты таковы: динамика освобождения коек выздоравливающими пациентами – 8 суток, что на 3,5–5 суток меньше, чем среднее по краю и другим субъектам РФ число койко-дней для больных COVID-19. На излечении в данном медучреждении в течение года его применения находится 25–30 процентов больных COVID-19 всего Приморья, притом что в нём лишь 10 процентов от общекраевого числа койко-мест, выделенных для лечения новой коронавирусной инфекции.

В ковидной клинике Владивостока уже год как установлен аппарат «ТОР». Результатом его использования считается сокращение времени выздоровления на 3,5–5 суток. Фото: сайт Владивостокской клинической больницы № 4

– Аппарат помогает только быстрее выздороветь или не заразиться тоже?

– Эффективность применения «ТОР» в стационаре оценивалась с помощью классического маркера – теста ПЦР. Именно значительная разница в 4,5–5 раз между группами без тор-терапии и испытуемой по тестам на пятый день позволила подтвердить то, что мы уже знали из собственной статистики использования аппарата: вирус элиминируется в носоглотке, а именно носоглотка для него, передающегося воздушно-капельным путём, и является входными воротами. Через носоглотку он проникает в лёгкие, являющиеся органом-мишенью, в другие ткани человеческого организма. Предполагать профилактический эффект при таком установленном воздействии аппарата естественно.

– Сколько времени в сутки нужно находиться рядом с прибором для профилактики?

– Достаточно 15 минут. Противопоказаний для более длительного пребывания нет.

– Можете привести примеры того, как аппарат уже себя показал в тех местах, где он установлен?

– Примеров много. Мы получаем благодарственные письма от руководителей самых разных структур и объектов: от волейбольной сборной России до стройки Амурского газоперерабатывающего завода. Там на площади около 600 гектаров были задействованы 30 тысяч рабочих. Ковидом болели до 40 процентов численности персонала. Обходчиками всей территории работают 300 сотрудников подразделения «Сервис-газификации». И можете себе представить, никто из них не заболел. Почему? У них в столовой установлен аппарат «ТОР».

«Есть пример, как в здании, в котором работают около 900 человек, за два месяца до установки на входе одного “ТОРа” было зафиксировано 443 больничных человеко-дня. Через 2,5 месяца после установки аппарата, которая пришлась на пик новой волны пандемии, количество больничных человеко-дней снизилось до 225».

Пример владивостокской больницы свидетельствует в пользу того, что применение прибора может быть важным в решении проблемы дефицита коечного фонда, а, как известно, во многом именно этот дефицит определяет введение мер самоизоляции, что так больно бьёт по экономике страны.

Свой «ТОР» ближе к телу

– Об индивидуальном использовании. Существует аналог «ТОРа» – «ТОР-М». Можете чуть подробнее о нём рассказать?

– Его используют уже многие. Это мини-«ТОР», который сертифицирован Роспотребнадзором так же, как большой аппарат, но отдельных клинических исследований для него не было, а принцип тот же. Технические характеристики аппарата «ТОР», созданного изначально для масштабного применения, позволяют эффективно использовать всего один аппарат, по примеру Владивостока, для одного крупного (на 400–600 койко-мест) ковидного госпиталя. Он работает с энергопотреблением в 80 ватт при температурном режиме от минус 20 до плюс 40 градусов по Цельсию, прост и надёжен в обслуживании. Мы работаем над созданием более массовой и экономичной версии «ТОР-М» и других индивидуальных средств тор-защиты.

– А как это портативное устройство работает? Его в кармане надо носить?

– В браслете либо на шее, в соприкосновении с телом. В группе компаний, аффилированных концерну, 1169 сотрудников. За два года пандемии болели около 6 процентов, в основном из тех, кто находился на удалённой работе. В больницу попал всего один. В офисах стоят аппараты «ТОР». У большинства сотрудников есть «ТОР-М».

– Его надо заряжать от сети?

– Нет, он работает за счёт 1,5 вольта собственной электрической энергии человека, этого достаточно для импульса, запускающего работу «ТОР-М».

– Поговаривают, что во властных структурах страны носят такой приборчик.

– Без комментариев.

Анна Таволга

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru