Беспорядки в Казахстане лишили Россию десятков миллионов долларов

Чем еще грозят «газовые протесты» и бунт мародеров российскому бизнесу

pixabay.com

В начале 2022 года в соседнем для России Казахстане началась настоящая революция. Местные жители сначала взбунтовались против высоких цен на газ, а затем добились отставки правительства и лишения экс-президента Нурсултана Назарбаева поста главы Совбеза, который полагался ему пожизненно. Нынешний глава Казахстана назвал происходящее самым тяжелым кризисом за 30-летнюю историю независимости страны, а местный бизнес сообщил об ущербе более чем на $200 млн. Какие бизнес-интересы в стране у России и как бунт местных жителей сказался и еще скажется на российских предприятиях, разбирался журнал «Компания».

Россия традиционно лидирует в списке основных торговых партнеров Казахстана. Удельный вес РФ в общем товарообороте страны составляет около 22%, для сравнения у Китая этот показатель составляет 18%, а у Франции и Германии не превышает 4%. Казахстан активно импортирует оборудование и транспорт, машины, продукцию легкой и химической промышленности, сельхозсырье и продовольствие. Почти все это в Казахстан экспортирует Россия. Также страна поставляет Казахстану драгметаллы, камни и целлюлозно-бумажные изделия.

За прошедшие 10 лет Россия вложила в казахстанскую экономику порядка $12,6 млрд. У двух стран тысячи совместных предприятий. «В Казахстане действует 7791 предприятие с российским участием и 3325 совместных казахстанско-российских предприятий. Российские компании входят в пятерку ключевых инвесторов по объему вложенных средств в экономику Республики Казахстан», — заявили в прошлом году в пресс-службе премьер-министра страны Аскара Мамина.

По данным Евразийского банка развития (ЕАБР), Россия и Казахстан среди стран СНГ занимают первую строчку в рейтинге «инвестиционных пар» по объему взаимных прямых иностранных инвестиций. Инвестпортфель российских компаний представлен почти в каждой отрасли. По состоянию на август 2021-го, на этапе проработки и реализации находились 30 совместных крупных проектов на $5,3 млрд в сферах:

  • торговли,
  • промышленной кооперации,
  • строительства,
  • фармацевтической,
  • нефтехимической,
  • легкой промышленностей.

Сырье и энергетика 

На сегодняшний день в Казахстане представлены как государственные, так и частные российские компании. Среди государственных этот рынок наиболее важен для «Росатома». Казахстан занимает первое место по добыче урана в мире и второе — по его запасам. За 2020 год в стране добыли 19,8 тысячи тонн урана, что составляет порядка 41% общемировой добычи. Для «Росатома» Казахстан — источник дешевого сырья. Добываемый в стране уран считается одним из самых выгодных по себестоимости добычи. Входящая в госкорпорацию Uranium One (U1) ведет добычу на шести рудниках на юге Казахстана через совместное предприятие с государственным «Казатомпромом». Также в конце прошлого года в Нур-Султане заявили, что обсуждают с «Росатомом» строительство в Казахстане атомной электростанции, так как республика хочет уходить от активного использования угля.

Из нефтегазового сектора в Казахстане представлен «Лукойл». Компания работает в стране с 1995 года и считается ее крупнейшим российским инвестором — совокупно она вложила в местную экономику около $7 млрд. На «Лукойл» приходится 10% от общего объема добычи углеводородного сырья в Казахстане. Среди проектов, в которых участвует «Лукойл», — «Тенгиз», в который компания вошла в 1997 году, месторождения Кумколь и Карачаганак. Последнее она разрабатывает вместе с Shell, Chevron, ENI и «КазМунайГазом». Также «Лукойл» участвует в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК). Это единственный частный магистральный трубопровод на территории России и Казахстана.

«Газпром», в свою очередь, владеет четвертью акций «Центркаспнефтегаза». Эта компания занимается разведкой Центрального нефтегазоконденсатного месторождения России и Казахстана. В прошлом году Минэнерго республики и «Газпром» договорились возобновить переговоры об освоении еще двух месторождений — Имашевского и Хвалынского. Также «Газпром» поставляет в Казахстан сжиженный газ, из-за роста цен на который начались протесты в стране. Поставки идут из Оренбурга.

«Русал» Олега Дерипаски владеет половиной казахстанской угольной компании «Богатырь Комир». Оставшиеся акции находятся у государственного фонда «Самрук-Казына». Это предприятие обеспечивает свыше 40% от общего объема добычи угля в Казахстане. Доля «Русала» в мощности разреза — 24 млн тонн.

Polymetal в 2014 году купил золоторудный проект «Кызыл» более чем за $600 млн. В 2019 году, по данным компании, актив произвел 343 тысячи унций конечной продукции в золотом эквиваленте. А в прошлом году заинтересованность казахстанским рынком проявила «Интер РАО». Компания хочет создать в стране предприятие по ввозу электроэнергии из России. Пока что «Интер РАО» ищет для этого проекта «правильного партнера».

Банки и технологии

Помимо этих компаний, в Казахстане работает несколько российских банков. Основными представителями России в этом секторе называют «дочек» Сбербанка, Альфа-банка и ВТБ. Сбербанк Казахстан заработал в республике в 2006 году, а в 2020-м занял второе место в списке местных банков по размеру активов. Казахстанский Альфа-банк основали еще раньше, в 1994 году, а местную «дочку» ВТБ — в 2008-м. Также в Казахстане работает дочка «Хоум кредита». В 2020 году кредитные организации с российским капиталом занимали 11% всего банковского рынка Казахстана.

Из технологических компаний в республике выделяется «Вымпелком», управляющий брендом «Билайн». Он запустился в стране в 2005 году и стал вторым по величине сотовым оператором в Казахстане, купив компанию «Карт-Тел». В сфере автомобилестроения в Казахстане работает АвтоВАЗ. Корпорация выпускает авто на костанайском предприятии «СарыаркаАвтоПром», старт производству на котором дали в прошлом году (до этого индустриальным партнером АвтоВАЗа было АО «Азия Авто»).

Также совместно с Казахстаном Россия управляет космодромом Байконур. За это сотрудничество, в рамках которого Россия ежегодно платит за аренду объекта $115 млн долларов, ответственен Роскосмос.

Реакция бизнеса на протесты

О том, насколько масштабными оказались убытки российских предприятий, работающих в Казахстане, пока не сообщалось. Известно лишь, что общий ущерб для местного бизнеса превысил $216 млн (данные от 10 января — прим. ред.). Активнее всего митингующие выходили на улицы в Алма-Ате, Актау, Жанаозене, а также в Актобе, Караганде и еще ряде крупных городов. Больше других, по данным Национальной палаты предпринимателей страны «Атамекен», пострадал бизнес из сферы общепита, торговли, транспорта, услуг и финсектора. Протестующие разбивали окна магазинов, крушили офисы банков и взламывали банкоматы. Также во всем Казахстане отключался интернет.

«Билайн» подтверждал, что в стране наблюдаются перебои с мобильным интернетом. В компании заявляли, что проблемы возникают по независящим от нее причинам. Порядок убытков и количество абонентов, которых затронули сбои, «Билайн» не уточнял.

Сбербанк спустя неделю после начала волнений заявил, что восстанавливает работу в Казахстане. 9 января в стране заработали сервисы мобильного приложения без доступа в интернет. Банкоматы в отделениях головных офисов по стране, везде кроме Алма-Аты и Алматинской области, работают штатно. Альфа-банк, ВТБ, Сбербанк и «Хоум Кредит» пообещали списать кредиты погибшим в ходе протестов военнослужащим и полицейским. Также банки временно не будут штрафовать клиентов за просроченные платежи.

В Кызылординской области, где расположен Байконур, с 7 января установлены повышенный уровень террористической опасности и комендантский час. По словам главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, обстановка в городе и на космодроме остается спокойной, однако с Байконура вывезли отдыхавших там студентов и курсантов военных вузов.

«Росатом» отказался от оперативных комментариев по ситуации, зато его партнер по урановым активам — «Казатомпром» — заявил Bloomberg, что беспорядки не сказались на его работе, а проблем с отгрузкой урана не возникло. В Минэнерго Казахстана 7 января заявили, что протесты не оказали существенного влияния на работу крупной промышленности — добыча нефти и газа не останавливалась, однако на Тенгизе, в котором занят «Лукойл», все же было замечено «определенное снижение».

Днем ранее в КТК отчитались, что «все объекты работают в штатном режиме». Аналогичное заявление в беседе с «Коммерсантом» сделал представитель Polymetal.

Миллионные потери или скорое восстановление? 

Не исключено, что российский бизнес понес в Казахстане миллионные убытки. Такое предположение в разговоре с «Компанией» высказал начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Григорий Ващенко.

«Пока ущерб не посчитан, но очевидно, что это десятки миллионов долларов. Это потери как от простоя, так и от актов вандализма. Но я полагаю, что все игроки сохранят свое присутствие в Казахстане», — сказал эксперт. Он также отметил, что пока ущерб российскому бизнесу в стране представляется минимальным — все указывает на то, что ситуация стабилизируется и, как следствие, бизнес вернется к привычной работе.

Об убытках российские компании смогут судить ближе к концу января, добавил главный портфельный управляющий инвестфонда «КТ» Вячеслав Зайченко. Пока что собрать данные мешают технические проблемы. «Я разговаривал с некоторыми коллегами, которые работают в Казахстане, но эта тема для них настолько болезненная, что они не дают никакой обратной связи. Правда, у них и с получением данных проблемы из-за отключения связи и интернета. Чтобы подвести итоги, нужно аудиторам обойти все филиалы, всех представителей. Я думаю, на это уйдет как минимум месяц», — заявил эксперт.

По словам Зайченко, наибольшие проблемы возникнут у тех, кто не был застрахован от форс-мажорных ситуаций. У такого бизнеса все убытки будут приняты на баланс. Если риски не были застрахованы, во втором квартале компании начнут говорить об убытках, их рыночная стоимость пойдет вниз, а фондовый рынок проведет весь квартал в падении.

«Сейчас рынок и так очень паникует и всего боится: очень большая инфляция, последствия пандемии до сих пор не разрешены, очень много негатива связано с макроэкономической статистикой, плюс еще и Казахстан. Это еще одна бетонная плита сверху. Куда еще хуже?» — задался вопросом Зайченко.

Все, что происходит в Казахстане, наносит ущерб прежде всего Казахстану, считает политолог Наталия Елисеева. По ее словам, инвестпроекты сейчас могут на время взять паузу, и почувствует это именно Казахстан. При этом полного закрытия совместных с Россией проектов она не прогнозирует.

«Предпосылок, что Казахстан переориентируется на другие государства, пока нет. Потому что политика политикой, а экономика — экономикой. Хороший пример с Украиной: политически у нас с ними проблемы, но торговый оборот при этом у нас растет. Вероятно, с Казахстаном произойдет то же самое. Какие-то проекты могут поставить на стоп, но, когда ситуация стабилизируется, их возобновят, и все будет в порядке», — говорит Елисеева.

Если верить в оптимистичный сценарий, то уже через месяц ничего не будет напоминать о текущих событиях, уверяет Григорий Ващенко. Иностранным инвесторам не будут чинить препятствия ни в логистике, ни в денежных переводах. Президент ИГ «Московские партнеры» Евгений Коган тоже верит, что в среднесрочной перспективе трагичных последствий для российского бизнеса в Казахстане нет. «Россия серьезно подошла к Казахстану, и полагаю, что ее влияние, а также доля российского бизнеса в регионе будет, наоборот, расти», — заключил он.

Полина Матюхина, Надежда Пигасова

По материалам: “Компания”

Ранее

Без запаса

Далее

«Остается только молиться»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru