Главная / Скандалы / Заведения Петербурга официально саботируют антиковидные ограничения

Заведения Петербурга официально саботируют антиковидные ограничения

«QR-сопротивление возникло в качестве естественной ответной реакции»

pixabay.com

Закон о QR-кодах сняли с рассмотрения нижней палаты парламента. Единогласно проголосовала даже «Единая Россия», которая его инициировала и всячески продвигала в регионах. Федерального закона не будет. Но регионам оставили право принимать меры на их усмотрение. То есть создали правовой прецедент. В Петербурге бизнес теряет доходы и отчаянно сопротивляется куаризации процесса. «Мы принимаем наших любимых клиентов без проверки QR-кода!» – под таким лозунгом объединились рестораторы Петербурга. К ним присоединились фитнес-центры, магазины, сауны, частные образовательные учреждения.

Потому что это сегрегация

Введение системы QR-кодов в Северной столице накануне новогодних праздников сильно разозлило население. На странице «ВКонтакте» губернатора Александра Беглова масса комментариев от петербуржцев, которые высказываются самым категоричным образом по поводу вводимых ограничений. Кинотеатры закрыли свои двери для невакцинированных граждан задолго до новогодних праздников, как и большинство концертных залов, музеев и театров. Петербуржцы, не имеющие кода доступа, вынуждены разворачиваться и уходить ни с чем. Закрытые двери ресторанов не кажутся логичными при переполненных станциях метро и многофункциональных центрах (МФЦ). Понятно, что народная нелюбовь к Смольному крепчает с каждым днём.

QR-сопротивление возникло в качестве естественной ответной реакции. Заведения, работающие под лозунгом «Мы не спрашиваем QR-код у наших любимых клиентов!» возглавил Александр Коновалов. Он владеет сетью салонов красоты, барами ресторанами, пышечными и саунами. Сам он говорит, что под его началом трудится около 10 тыс. человек, и он просто обязан обеспечить их работой. Людям чем-то нужно кормить семьи и платить кредиты.

– Изначально всё было задумано просто как рекламная акция. Я по себе знаю, насколько неприятно разворачиваться и уходить, например, из кинозала, когда тебя без кода не пускают на сеанс. Поэтому мы разместили пост в своих социальных сетях со списком заведений, которые не требуют предъявить коды у посетителей. Но буквально за сутки наш пост набрал сотни тысяч просмотров, десятки тысяч благодарных комментариев и репостов. Люди нас горячо благодарили и выражали поддержку, – говорит Коновалов.

В ряды сопротивления начали вступать союзники. В настоящий момент больше полутора сотен заведений общепита, магазинов, фитнес-центров официально вписали свои адреса на сайте QR-сопротивления. Ширится и география протеста. Недавно на сайте появились адреса Москвы, Оренбурга и Ярославля. И это неудивительно, поскольку бизнес, требующий коды со своих клиентов, теряет до 70–80 процентов прибыли. Смольный оказался ревнив к такой народной любви, и начались проверки. Рестораторам и всему сопротивлению пришлось вооружиться знанием законов. Рекламная акция переросла в официальное противостояние.

Антиконституционный протокол

Больше тысячи проверок пришлось пережить заведениям самого Александра Коновалова. И штрафы на них накладывали. Но не за отсутствие устройств, считывающих у посетителей коды.

– Ни одного штрафа с нас ещё никто не взыскал. Они могут найти какие-то другие нарушения и наложить санкции. У нас же в стране у любого бизнеса можно найти нарушения. Но именно за отсутствие кодов штраф наложить нельзя, – объясняет ресторатор.

Прежде всего в правовом поле попросту отсутствует понятие «QR-код». Закон не принят на федеральном уровне. Постановление губернатора законом не является, это всего лишь акт исполнительной власти. Соответственно, ни один суд не встанет на сторону заявителя. Коновалов говорит, что все протоколы, которые составляют проверяющие, не имеют законной силы. На сайте сопротивления есть подробное разъяснение правовой позиции, составленное кандидатом юридических наук и ведущими адвокатами Петербурга. Кроме того, бесплатная юридическая поддержка по запросу предоставляется всем желающим вступить в ряды некодированных клиентов, но опасающихся штрафов.

Присутствие в рядах QR-сопротивления кандидата юридических наук должно уравновесить попытки Смольного воздействовать на рестораторов через грозную прокуратуру.

На сайте администрации Петербурга есть разъяснение, что за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлёкшее по неосторожности массовое заболевание либо создание угрозы наступления таких последствий, предусмотрена уголовная ответственность в виде штрафа от 500 до 700 тыс. рублей либо лишение свободы сроком до семи лет. Впрочем, прокурорское разъяснение, очевидно, небезупречно с правовой точки зрения. Если даже лидер движения против кодирования до сих пор не оштрафован и не заключён под стражу.

А если нет, то будут крематории

Попытки конструктивного диалога между властью и бунтующими рестораторами предпринимаются. 12 января состоялась встреча уполномоченного по правам предпринимателей Александра Абросимова с представителями бизнеса. Коновалова как инициатора антикуарной деятельности туда тоже пригласили. Но конструктивного диалога не вышло. Александр Коновалов рассказал, что на встрече глава объединения «Рестроград» Александр Ружинский заявил, что если не куаризировать 100 процентов населения, в Петербурге будут работать передвижные рефрижераторы и мобильные крематории, поскольку морги перестанут справляться, а трупы будет некуда свозить. Самому Ружинскому такая категоричная позиция не сильно помогла. На следующий день после встречи из объединения «Рестроград» вышла часть участников. Якобы потому, что сам факт общения Ружинского с Коноваловым легитимизирует протест.

Политическое самоубийство

Все эти бушующие страсти совпали по времени с новостью из Госдумы: нижняя палата парламента сначала объявила, что рассмотрение закона о QR-кодах переносится на неопределённый срок, а позже и вовсе сняла его с рассмотрения. И для такого решения есть все основания. Прежде всего, это самый непопулярный законопроект из всех, которые Дума рассматривает. Потенциальный источник прямых бунтов. Политолог, президент Центра развития региональной политики Илья Гращенков считает, что на решение законодателей повлияло три фактора. Во-первых, 70 процентов населения против этого законопроекта. События в Казахстане заставили представителей власти отнестись к социальной напряжённости как к реальной угрозе. Во-вторых, против законопроекта выступила почти вся системная оппозиция.

«Если за выступала только подневольная ЕР, то против – почти вся коалиция системной оппозиции и спикер Вячеслав Володин, который ещё в конце года сделал легендарный пост в Telegram, под которым против цифровых пропусков подписалось более полумиллиона пользователей. Партия “Новые люди” активно выступала против QR-кодов и принудительной вакцинации». – Илья Гращенков, президент Центра развития региональной политики.

Третьей причиной Гращенков называет техническую неготовность регионов к такому эксперименту. Даже крупные города не в состоянии обеспечить постоянные проверки на всех этапах реализации закона, что неминуемо приведёт либо к провалу, либо к формальному исполнению. Настаивать на реализации проекта – значит, совершать политическое самоубийство.

Насколько законопроект непопулярен среди россиян, можно судить даже по тому, как региональные парламенты рассматривали его накануне новогодних праздников.

Обычно дисциплинированное голосование за любые федеральные инициативы превратилось в неприкрытый бунт.

Одиннадцать регионов уклонились от обсуждения. Во Владимирской области просто отказались, сославшись на то, что это право депутатов, а не обязанность. В Северной Осетии голосовали дважды, чтобы обеспечить результат, после чего глава фракции ЕР покинул свою должность. В Челябинске в день рассмотрения горожане пытались взять штурмом здание администрации. В Кировской области протестующим не удалось добраться до заседания, поскольку полиция перекрыла дороги, ведущие к зданию. В Астрахани Общественная палата прислала отрицательное заключение на законопроект. Магадан напомнил федеральному центру, что не везде есть доступный интернет, поэтому реализация закона будет затруднительной.

Законопроект снят с рассмотрения Госдумой единогласно. То есть правовое поле так и не будет сформировано. Вопрос о том, насколько легитимны действия региональных властей, настаивающих на повальной куаризации, становится особенно актуальным. Вирусологи анонсировали пятую волну омикрона. Вероятно, на этой волне сторонниками цифровых пропусков будут предложены новые аргументы.

Елена Черных

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru