Биткоин сборов не боится

Взлет котировок проигнорировал регуляторов

pixabay.com

Котировки криптовалют в последнюю неделю отскочили от многомесячных минимумов, достигнутых в январе, и вновь устремились вверх. Биткоин закрепился на отметке выше $40 тыс., а эфириум — более $3 тыс. Будут ли новое ралли и новые рекорды на рынке криптовалют, связан ли нынешний рост цен с инициативами по регулированию и налогообложению майнинга и реально ли вообще этот рынок как-то контролировать — в материале «Известий».

Начало криптовесны

Январь дал держателям кошельков с биткоинами немало поводов для уныния. Криптовалюты достигли минимума с прошлого лета. Эфириум откатился почти к $2000, биткоин — к 30 тыс., падение с максимумов — почти двукратное. Альткоины вроде Solana подешевели еще сильнее. Заговорили даже о возможном повторении обвала начала 2018 года, когда основные криптовалюты упали в цене в четыре-пять раз, тем более что новостной фон был довольно неприятным — от событий в Казахстане до идеи Банка России запретить все инвестиции в виртуальные валюты в стране.

Тем более удивительным оказался мощный отскок. К примеру, биткоин рос на протяжении пяти дней подряд, чего не случалось с сентября. Хотя на данный момент большинство монет не вернулись к ноябрьским показателям, почти все падение января уже отыграно. И сейчас, напротив, прогнозы становятся все более оптимистичными — вплоть до возврата к рекордным уровням осени и даже выше.

— Криптовалютный рынок демонстрирует довольно тесную зависимость с классическим фондовым рынком и ценами на золото, — прокомментировал «Известиям» ситуацию аналитик 8848 Invest Александр Копытов. — С начала года нарастали опасения нескольких повышений ставок ФРС США, а также сокращения денежной ликвидности. К концу января все рынки существенно просели и далее продемонстрировали отскок.

По его словам, повлиял и резкий скачок заражений новым штаммом «Омикрон». Скептики ожидали, что новый виток пандемии может увеличить разрывы в цепочках поставок, уронить экономику и еще больше ускорить инфляцию. Однако оказалось, что за резким ростом заболеваний не следует роста смертности, и многие страны продолжили снимать ограничения на перемещение.

Аналитик считает, что ключевым фактором для роста котировок на криптовалюты являются решения по ставке ФРС США (тем самым «крипта» приближается к традиционным активам: они тоже растут при низкой ставке в Америке и опускаются при высокой). При этом сейчас рынок уже заложил три повышения ставки в своих ожиданиях. Между тем если инфляция приостановится, то может прекратиться и рост ставки. То же самое может произойти и при угрозе падения всего фондового рынка накануне выборов.

— Все это толкает крипторынок к новым вершинам, причем быстрее, чем рынок золота. Пока можно говорить о приближении к $60 тыс. за биткоин. Для дальнейших движений нужен будет более позитивный новостной фон, — заключил собеседник «Известий».

Напротив, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund Аарон Хомский считает, что меры денежно-кредитной политики могут привести к новому обвалу.

— Текущий рост котировок происходит в отсутствие сильного фундамента. Во-первых, если мы готовы приписывать начало ралли криптовалют (2020–2021 годы) действиям ФРС, где путем масштабных стимулов начали поддерживать экономику, то обязаны ждать обратного движения на фоне сворачивания этих самых мер, а причин медлить с ужесточением ДКП нет.

Во-вторых, этот отскок от локальных минимумов выглядит скорее как стратегическое отступление с целью набора сил для дальнейшего движения. Уже в ближайшее время котировки должны вернуться к $40–41 тыс., в то время как конечная цель общего нисходящего движения в $22 тыс. все еще остается в силе.

Рынок равнодушен к регуляторам

«Фундаментом» для роста, впрочем, иногда назывались заявления о необходимости регулирования криптовалютного рынка и майнинга, сделанные в нескольких крупных и важных для виртуальных валют с точки зрения добычи или использования странах мира. В частности, в России Минфин прямо возразил Центробанку, который предложил запретить криптовалюту, призвав к регулированию сектора. Судя по всему, позицию Минфина поддержал и президент страны Владимир Путин. В свою очередь в Индии министерство финансов подало идею легализовать криптовалюты, обложив доходы по ним 30-процентным налогом.

С одной стороны, данные предложения могут покончить с вольницей, существующей сейчас практически в анархо-капиталистическом мире «крипты», а индийский налог и вовсе выглядит драконовским. Не случайно его сравнили со сборами с выигрышами на скачках. С другой — такого рода меры означают легализацию и признание, и это намного лучше, чем полный запрет. Прислушались ли трейдеры к этим словам? Аналитики считают, что на самом деле связи нет почти никакой.

— Судя по таймингу, движения не были вызваны новостями о запрете, а потом о возможной либерализации инвестиций в криптовалюты. Они лишь совпали по времени, с небольшим отставанием. Чаще всего по таким поводам рынок реагирует мгновенно, — отметил Александр Копытов.

— Большинство новостей, связанных с криптовалютой, совершенно никак не влияют на цены,— сказал Хомский. — Напомню, что падение крипторынка началось на фоне запуска ETF и самого масштабного обновления сети BTC, о котором с невероятным энтузиазмом говорили из каждого утюга. В большинстве случаев все попытки объяснить рыночные движения новостями выглядят как попытка натянуть сову на глобус и ничего кроме недоумения вызвать не способны. Сюда же стоит определить и все инфоповоды по регулированию цифровых активов в Индии и России.

По словам руководителя компании J2TX Артёма Моисеева, на рост котировок заявления Индии и России касательно легализации, регулирования и налогообложения криптовалютных операций оказали минимальное воздействие.

— Действительно, важную роль сыграло то, что на рынке образовалось избыточное количество коротких позиций, и это привело к удорожанию их фондирования. Данное движение, скорее всего, стало следствием действий какого-то крупного игрока криптовалютного рынка, которое привело к закрытию коротких позиций так называемых биржевых хомяков, открытых с использованием значительного кредитного плеча.

На кону миллиарды

Таким образом, говорить о серьезном влиянии на рынок инициатив по введению операций с криптовалютами и майнинга в правовое поле не приходится, тем более до сих пор не до конца понятно, как такая система вообще может работать.

— Даже при условии совершения всех сделок на криптовалютных биржах (это крайне маловероятно) собирать налоги с дохода по трейдинговым операциям, по крайней мере на сегодняшний день, — нереально, — считает Моисеев. — Как пример можно привести рынок ценных бумаг, устоявшийся десятилетиями, зарегулированный. Но при совершении сделок через иностранных брокеров гражданами РФ они сами должны предоставлять налоговую декларацию: иностранный брокер налоговым агентом не является. По факту даже при наличии межгосударственных соглашений контроля за уплатой налога гражданами нет. Организовать контроль за уплатой налогов от криптовалютных операций на порядок сложнее, чем по операциям с ценными бумагами.

По его словам, сбор налогов от мелких майнеров вообще выглядит невозможным, поскольку организация подобного бизнеса не требует никаких регистрационных мер, которые можно использовать для контроля уплаты налогов.

— Пока нет четкой картины, как российский регулятор собирается работать с новой отраслью, — заявил Копытов. — Однако можно посмотреть на опыт Казахстана, где майнеры платят дополнительный тариф за доступ к электроэнергии. Это самый простой способ определения налогооблагаемой базы, намного лучше, чем следить за адресами кошельков и майнинговых пулов. Уже сейчас майнинг приносит Казахстану до $200 млн налоговых поступлений— перспективное направление для регулирования будущих налоговых доходов и для России. Регулировать будет интереснее, чем запрещать.

Если в стране существует эффективная налоговая система, то вопросов, связанных с налогообложением криптовалютных сделок и майнинга, не должно возникать, считает Хомский.

— Здесь все максимально просто: физические и юридические лица должны платить налог на свои доходы. Если майнинг— это просто производство, где используют ресурсы (электроэнергию) и оборудование для создания товара (криптовалюты), то инвестиционная прибыль инвесторов, полученная по криптовалюте, совершенно никак не отличается от прибыли полученной, например по акциям. Криптобиржи готовы идти на контакт с властью, чтобы продолжать зарабатывать деньги в стране, и делятся ней торговой активностью граждан. Более того, во избежание репрессивных мер со стороны налоговой жители сами склонны декларировать свою доход, причем чем серьезнее последствия обмана ведомства, тем с большим усердием люди сообщают о своих криптодоходах. В конце января американский проект CoinTracker, который помогает инвесторам подсчитывать свой налогооблагаемый доходов по имеющимся активам, привлек $1,3 млрд. Согласно его отчетности, у него уже более 500 тыс. пользователей.

Как считает руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС Антонина Левашенко, криптобиржи чаще всего хранят информацию по сделкам, контролировать и собирать налоги в этом секторе более чем реально, что наглядно подтверждают примеры других государств.

— В Великобритании лица, имеющие криптоактивы в качестве личных инвестиций, обязаны платить налог на прирост капитала, — сообщила собеседница «Известий». — Ставка этого налога в зависимости от налогооблагаемой базы составляет от 10 до 28%. Если лицо осуществляет майнинг, то его доход должен облагаться подоходным налогом с учетом стоимости криптоактива на момент его получения, а при последующей продаже этого актива лицо уплачивает налог на прирост капитала. Предусмотрены и налоговые вычеты: например, транзакционные сборы, уплаченные за добавление транзакции в блокчейн, могут быть разрешены в качестве вычета при расчете прибыли или убытка.

Она добавила, что с 2018 года в Германии для целей налогообложения криптовалюты рассматриваются как денежные средства по аналогии с долларами и евро. В декабре того же года Франция внесла поправки в Налоговый кодекс в отношении регулирования цифровых активов: было установлено, что к единичным случаям купли-продажи цифровых активов, когда деятельность не является профессиональной, применяется налог на прирост капитала, аналогичный налогу на прирост капитала по ценным бумагам, который состоит из налоговой ставки в 12,8% налогов и 17,2% отчислений на социальное обеспечение. В Швейцарии для налогообложения некоторых операций выводят среднюю стоимость криптовалют на платформах.

Подобного рода меры могли бы принести в бюджет кругленькую сумму.

— По оценкам Центрального банка РФ, объем операций с криптовалютами за 2021 год составил $5 млрд,— заметила Левашенко.— Такие операции могли бы облагаться НДФЛ в 13%, а для майнеров могут применяться режимы налогообложения в рамках индивидуального предпринимательства или налога на прибыль организации.

Дмитрий Мигунов

По материалам: “Известия”

Ранее

Не ваши документы

Далее

«Метель» в голове

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru