Чемпионы по ценам

Как ведущие экономики мира страдают от инфляции

pixabay.com

В 2021 году инфляция стала общемировой проблемой, а в 2022 году рост цен только ускорился. Однако разные страны оказались затронуты происходящим по-разному: кого-то проблема не коснулась вообще (например, страны Восточной Азии), а кто-то уже близко подошел к черте, когда к инфляции добавляется приставка «гипер». О том, насколько выросли цены в крупных экономиках мира в январе и как они борются с всеобщим подорожанием — в материале «Известий».

Япония — 0,2%

В последние 30 лет Япония демонстрировала крайне низкий уровень инфляции. Среднегодовой рост цен составлял с 1991 года 0,3% — многократно меньше, чем в любой другой стране мира. Казалось бы, повод для радости, однако такой низкий показатель свидетельствует и о стагнации в экономике. Правительство страны пыталось неоднократно разогнать инфляцию искусственно, но успеха в этом не имело.

По итогам января цены в Японии выросли на 0,3% в годовом исчислении, по сути, в рамках статистической погрешности. Этому не помешало даже взрывное повышение стоимости энергоносителей на 18%, самое большое за 41 год. На фоне происходящего Банк Японии продолжит свою политику количественного смягчения как минимум до момента, когда инфляция приблизится к таргету в 2%. Но такого, возможно, придется ждать очень долго.

Низкая инфляция даже в эпоху ковида — следствие демографической структуры Японии (старение населения плюс низкий уровень иммиграции). Кроме того, корпорации неохотно повышают зарплаты сотрудникам, а требования профсоюзов весьма скромны. В 2014 году тогдашний премьер-министр Синдзо Абэ даже смог убедить компании увеличить заработки на большую сумму, чем просили союзы трудящихся — но даже это не слишком подняло цены.

Китай — 0,9%

Одной из стран, которой удалось избежать инфляционного всплеска в последние месяцы, стал Китай. В январе потребительские цены поднялись всего на 0,9%. Китайские потребители в меньшей степени страдают от разрыва производственных и логистических цепочек. Большая часть товаров производится внутри страны (хотя КНР и зависит от импортного сырья). Проблема с нехваткой контейнеров и стоимостью фрахта, подорожавшего в разы, для китайцев не стоит. Не стоит забывать и о том, что в течение 2020–2021 годов китайское правительство и корпорации агрессивно формировали запасы практически всех товаров, включая сырьевые — что, к слову, и стало одним из факторов разгона глобальной инфляции.

И всё же совсем уж безмятежной китайскую инфляционную обстановку не назовешь. Хотя потребительские цены действительно довольно стабильны, этого никак не скажешь о ценах производителей. В январе они выросли на 9,1% год к году — чуть меньше, чем в декабре (10,3%), но всё равно значительно. Поэтому вопрос лишь в том, когда издержки производителей будут переброшены на покупателей. Возможно, ситуация смягчится в случае падения цен на энергоносители, но пока ожидать этого не стоит. Между тем низкая инфляция дает Народному банку Китая определенные козыри в плане монетарной политики. Ему не нужно, в отличие от коллег из других стран мира, агрессивно повышать ставку. Тем самым появляется возможность поддерживать «зеленые ростки» в национальной экономике.

Еврозона — 5,1%

Инфляция в европейском валютном союзе разогналась чуть позже, чем в США, но почти столь же резво. В январе инфляция в среднем по еврозоне составляла 5,1%. При этом различия между отдельными странами были достаточно серьезными. В Германии она была на том же уровне, что в среднем по союзу, в Испании достигла 6%, а во Франции остановилась на довольно скромных 3%. Но всё это в любом случае выше целевого показателя, установленного Европейским центробанком.

Не в последнюю очередь разгон инфляции в Европе был вызван очень слабыми показателями производства — во всяком случае, недостаточными для удовлетворения растущего спроса. Различные ограничительные меры, введенные из-за распространения «Омикрона», сократили, согласно оценке МВФ, объемы промпроизводства на 6% от возможного. А в Чехии, например, это снижение составило 14%. Не стоит забывать и взлет цен на газ этой зимой, так или иначе коснувшийся всей Европы. Учитывая приостановку работы предприятий сразу нескольких отраслей, включая производство удобрений, рост стоимости газа выше $1000 за кубометр еще будет какое-то время сказываться на общем положении дел с ценами в еврозоне.

В отличие от США европейские регуляторы пока не форсируют повышение ставки. Предполагается, что ЕЦБ поднимет ее не раньше, чем в декабре, и всего на 0,25 процентного пункта. И даже против этого есть возражения. Более половины опрошенных Bloomberg экономистов считают, что к концу года инфляция опустится до 1,7–1,8%, а в следующем году может упасть и вовсе в два раза ниже таргета в 2%. Ну а если цены перестанут расти, то и ставку повышать незачем.

Несмотря на то что после целого года неуместных заверений о временности роста цен, таким прогнозам уже мало кто доверяет, определенный резон в случае с Европой здесь может быть. Европейская экономика куда менее динамична в сравнении с американской, рост населения практически отсутствует. Всё это снижает вероятность перегрева, так что вполне может оказаться, что в США цены продолжат расти, а в еврозоне этот процесс приостановится.

США — 7,5%

В начале февраля индекс потребительских цен в США составил 7,5% в годовом исчислении. По американским меркам это невероятно высокий показатель. Последний раз он наблюдался ровно 40 лет назад, в феврале 1982 года. Отметим, что даже за вычетом волатильных составляющих — цен на еду и топливо — инфляция всё равно составила 6% за последние 12 месяцев. Не последнюю роль тут сыграл резкий взлет стоимости автомобилей (на 40%).

ФРС США начиная с конца 2020 года отстаивала мнение, что инфляция в стране является временной и вызвана одноразовым событием. Но практика показала, что эксперты заблуждались. С осени 2021 года риторика финансовых властей меняется: сначала говорили о сворачивании стимулирующих программ («тейперинге»), а вскоре и о повышении базовой ставки. Первоначально предполагалось повысить ее трижды (с традиционным шагом в 0,25 процентного пункта), но сейчас речь идет уже о пяти или шести-семи повышениях, причем ставка может повышаться разом на 0,5 процентного пункта или даже больше. Сложно сказать, есть ли гарантия, что монетарное ужесточение непременно приведет к остановке инфляции, но вот статистика показывает, что во все предыдущие разы сильное и планомерное повышение ставки гарантировало последующую рецессию.

Россия — 8,7%

В 2021 году цены в российской экономике выросли на 8,4%, что стало самым высоким показателем за пять лет. В январе инфляция продолжила ускоряться, достигнув 8,7%. Сильнее всего — на 15–20% — подорожали продукты питания. Всё это время Банк России (чуть ли не первым из всех мировых регуляторов) последовательно ужесточал денежно-кредитную политику. С марта прошлого года произошло восемь повышений ставки в общей сложности на 5,25 процентного пункта. Но эффекта все эти действия пока не возымели. Помимо ЦБ, с ростом цен пытается бороться и правительство — методами ограничения цен или экспорта тех или иных товаров (например, зерна).

Причины инфляции в России комплексные, и не последнюю роль тут играет валютный курс. Последний год рубль был слабым, сначала из-за политики Минфина по скупке всех излишков экспортной выручки по бюджетному правилу. Затем свою лепту внесла и геополитическая напряженность. Влияют на ситуацию и монополизация некоторых отраслей экономики, а также высокие инфляционные ожидания граждан. Скорее всего, инфляцию удастся до определенного уровня погасить за счет сверхжесткой монетарной политики, но долгосрочно всё будет куда больше зависеть от курса и мировой конъюнктуры.

Турция — 48,7%

Сомнительным «чемпионом» среди крупных экономик мира по инфляции (и с огромным отрывом) в 2022 году ожидаемо оказалась Турция. Цены разгоняются в стране уже не первый год, но в период пандемии ситуация стала намного хуже. В январе индекс потребительских цен составил 11,1% месяц к месяцу, а в годовом исчислении достиг показателей, более приличествующих Веймарской республике начала 1920-х годов, — почти 50%.

Такой показатель не должен удивлять: на рост цен турецкий ЦБ под давлением президента Реджепа Тайипа Эрдогана ответил не повышением, а снижением ставок рефинансирования. Такие действия нанесли сильнейший удар по лире, которая обесценилась за прошлый год на 44%. Определенные надежды сейчас можно возлагать только на возрождение в прежних масштабах туристических потоков после отмены ковидных ограничений. Это позволит обеспечить приток валюты в страну и стабилизировать лиру. С другой стороны, крайне слабая финансовая позиция государства, имеющего минимум чистых валютных резервов, продолжает довлеть над национальной валютой. Самые оптимистичные прогнозы от турецких финансистов на сегодняшний день предполагают, что к концу года инфляция удержится ниже 50%.

Дмитрий Мигунов

По материалам: “Известия”

Ранее

Борщевой недобор

Далее

Миллионы за стальные нервы

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru