Прощаются, но не уходят

Почему крупные западные компании “дали заднюю” и передумали покидать российский рынок

pixabay.com

В последние несколько дней многие иностранные компании объявили о том, что не собираются уходить с российского рынка. Но сначала они заявляли совсем другое.

Какие компании прекратят работать в России

Ситуация со многими мировыми брендами и транснациональными корпорациями, заявившими об уходе с российских рынков после начала “Операции Z” и санкциях против России, постепенно начала проясняться. 3 марта компания IKEA сообщила о приостановке производства и поставки товаров в российские и белорусские филиалы, вслед за шведами последовала компания H&M Group. Позднее к ним присоединилась одна из самых известных компаний на российском рынке — Coca-Cola. Однако в случае с производителем напитков экспертов заинтересовала одна деталь — российское подразделение Coca-Cola продолжит работать в России, а американское — отказывается работать с РФ.

На первый взгляд, некоторые заявления западных компаний выглядят крайне ультимативно, как, например, в случае с гендиректором “Макдоналдса” Крисом Кемпчински: “Макдоналдс” принял решение временно закрыть все свои рестораны в России и приостановить все операции на рынке”.

Фото © piqsels.com

Другие сообщения и вовсе звучали угрожающе — например, генеральный директор Nissan Макото Учида заявил, что компания остановит экспорт в Россию, а также окажет гуманитарную помощь Украине в размере 2,5 миллиона евро. О его заявлении сообщило старейшее в мире информационное агентство France-Presse (AFP). Агентство также опубликовало информацию, что Nissan планирует остановить производство в России. Однако позднее позиция компании внезапно изменилась — PR-директор Nissan в России Роман Скольский сообщил Лайфу, что “это связано в первую очередь с логистическими вопросами, компания также не объявляла, что уходит с рынка”.

С похожими заявлениями выступила и компания – производитель игрушек LEGO. Западные медиа не стеснялись в формулировках и сообщили о том, что LEGO приостановила поставки в 81 магазин в России из-за санкций, введённых после “вторжения России на Украину”. Однако затем мнение компании изменилось — представители пресс-службы LEGO сообщили Лайфу, что “данное решение было принято в связи с операционными сложностями при доставке продукции в российские магазины на фоне обострения мировой обстановки”. В чём конкретно оказалась причина резких заявлений, в компании уточнять не стали.

Также внимание россиян привлекло заявление владельца японского бренда Uniqlo Тадаси Янаи. Сначала он заявил, что компания не собирается уходить из России, поскольку “российский народ имеет такое же право на жизнь, как и мы”, добавив, что “одежда — это жизненная необходимость”. Однако почти сразу после этого агентство Reuters сообщило, что компания First Retailing — владелец бренда Uniqlo — останавливает свой бизнес в России.

Тонкий намёк

Слепое повторение лживых политических лозунгов о якобы военном вторжении России на Украину не осталось без внимания властей РФ. После того как “Общественная потребительская инициатива” составила перечень из более чем 60 компаний, правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила инициативу о возможной национализации имущества зарубежных организаций, необоснованно покидающих рынок России. Законопроект позволяет вводить внешнее управление по суду в организациях, более 25% которых владеют иностранные лица недружественных государств, при прекращении деятельности. Это позволит предупредить банкротство и сохранить рабочие места. Инициативу одобрил и президент России Владимир Путин. Он потребовал “решительно действовать в ответ на закрытие предприятий в России иностранными собственниками, вводить внешнее управление”.

Речь, разумеется, идёт о тех, кто открыто заявил о своём уходе с рынка РФ, не предоставив гарантий российским потребителям, сотрудникам и поставщикам и фактически бросив российский бизнес на произвол судьбы. Предполагается, что работать в такой ситуации будет несколько ведомств — правоохранительные органы, Роспотребнадзор и Минпромторг, а также Генпрокуратура. Уход в одностороннем порядке чреват серьёзными последствиями для западных бизнесменов, и по этому поводу у государства есть чёткая, однозначная позиция.

В рамках контрсанкций Россия не собирается отбирать активы, но оставляет за собой право вводить внешнее управление в случае отказа от бизнеса под недобросовестным политическим давлением.

Национализация компаний — как это работает?

Фото © ТАСС / Михаил Гребенщиков / РБК

9 марта в Правительстве России официально поддержали идею о национализации активов необоснованно уходящих компаний. Правительственная комиссия по законопроектной деятельности назвала это необходимым шагом в условиях санкций и одобрила второй пакет мер поддержки российской экономики. Внешним управлением будет заниматься либо госкорпорация ВЭБ.РФ, если речь идёт о нефинансовых компаниях, либо Агентство по страхованию вкладов, если под угрозой окажется одна или несколько финансовых организаций.

При этом иностранному руководству компании по-прежнему оставляют возможность “остудить голову” и посмотреть на ситуацию непредвзято. Менеджмент сможет обойтись без внешнего управления, если, например, руководство либо продаст свою долю российскому лицу или иностранцам, не связанным с “недружественными” государствами, развязавшими экономическую войну против России.

Какие компании уходят из России и почему гиганты “переобуваются”?

Фото © Wikipedia

Сразу после того, как от первых лиц страны прозвучали заявления о возможной национализации всех предприятий, которые решили необоснованно и под политическим давлением уйти с российского рынка, крупные бренды, прозрачно намекавшие об отказе от работы в России, внезапно набрались смелости, определились со своей позицией и… дружно дали задний ход. О своём намерении остаться на рынке России сообщила Toyota, ранее опубликовавшая заявления о приостановке производства. Кроме того, фабрики швейцарского концерна Nestle чудесным образом оказались способны продолжать работать в РФ, сети гипермаркетов “Ашан” и Globus опровергли слухи о скором закрытии и заявили, что остаются на российском рынке, а глава Danone Антуан де Сент-Аффрик заявил, что остаться в России — это часть глобальной стратегии компании. С аналогичными заявлениями выступили финская компания Fazer, сеть “Л’Этуаль”, сеть магазинов одежды Marks & Spencer и даже Nike, которая, как писали западные медиа, “закрывает магазины из-за вторжения России на Украину”.

Совершенно внезапно покидать российский рынок передумала компания BP, в самом начале политического давления на Россию решившая продать свою долю в компании “Роснефть”. Отмечается, что “компания продолжит выполнять существующие контрактные обязательства при условии соблюдения санкций, требований безопасности и доставки и там, где это безопасно. А также не исключает новые проекты с Россией, если это необходимо для обеспечения безопасности поставок”.

Собеседники Лайфа из топ-20 крупнейших компаний России поясняют — все эти громкие заявления об уходе были рассчитаны на медиаэффект и представляли из себя нечто вроде правила хорошего тона для западных руководителей. Топ-менеджеры в головных офисах вынуждены считаться с политической повесткой своих стран и хотя бы формально обязаны повторять корпоративные мантры под страхом увольнения. Впрочем, по-настоящему крупные игроки, прежде всего из финансового сектора, не торопились объявлять об уходе из России и вообще старались не делать никаких политических заявлений. В стране продолжают работать западные “Ситибанк”, “Кредит Европа Банк”, ОТП, “Юникредит” и другие.

Фото © ТАСС / Andre M. Chang / ZUMA Press Wire

Этот эффект массового исхода и отказа от сотрудничества в корпоративной среде давно известен и называется Old rockstar rattle (англ. — “громыхание старой рок-звезды”). Так часто делают постаревшие рок-звёзды, объявляя о своих бесконечных “прощальных турах”, а потом о чудесных “воссоединениях культовых рок-звёзд”. Однако, одно дело — маркетинговый трюк, который позволяет усидеть на двух стульях одной компанией, а другое — здоровье и судьбы людей. Попытки западных компаний начать трансляцию политических заявлений из недружественных стран в правительстве пресекли почти моментально. Как только перед лицом корпоративных маркетологов западных компаний замаячила перспектива потерять бизнес, на пресс-службы компаний повалились срочные распоряжения “рассказать СМИ и медиа, что нас не так поняли”.

Если кто и ушёл из России точно, так это компания Honda, но сделали они это гораздо раньше. Японская корпорация объявила о своём намерении ещё в конце 2020 года, сказав, что поставки российским дилерам прекратятся в течение 2022 года из-за “сугубо экономических причин”.

Евгений Жуков

По материалам: “Life”

Ранее

В Псковской области при посадке опрокинулся пассажирский вертолет

Далее

Хакеры снова пытаются выбить почву из под ног «Ярус»: кибератаки на продукт российского цифрового рынка продолжаются

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru